Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Странник - Алмаз сознания.

- 23 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

И последнее преимущество писателя, которое, кстати, доступно и читателю, - непосредственный акт духовного "горения"...

Самую первую попытку и, я бы сказал, примерку к соподключению, Дух, тот самый неуловимый и необъяснимый Дух, о котором речь ещё пойдёт далее, произвёл со мной, когда мне было всего лет восемь-девять...

В третьем или четвёртом классе школы мне взбрело в голову вести личный дневник, и я стал нацарапывать, запечатлять в тонкой тетрадочке в клеточку кое-какие события и детские впечатления. Записывал нескладно, коряво, неумело, подражая кому-то... Увлечение длилось недолго.

Далее следовал обычный, как и у всех, процесс - чтение разнообразной приключенческой детской и юношеской литературы; формирование "читательского" центра, который одновременно оказывается и "писательским"...

В возрасте восемнадцати-девятнадцати лет, в период студенческой молодости, мне как-то попалась книжка итальянского писателя Свево "Самопознание Дзено". Автор, глубоко погружаясь в свой внутренний мир, беспощадно его исследовал и описывал. Подобная психоаналитика меня буквально приворожила, загипнотизировала. Я обнаружил и в себе самом точно такие же порывы, влечения, запретные мысли и желания. На бессознательном уровне я, видимо, уже тогда предчувствовал, что за всей этой неконтролируемой полосой подсознательного, психического скрываются те самые внутренние бесценные настоящие духовные сокровища, которые я, вдруг, обнаружу многим позже...

Неизвестный и абстрактный силуэт далёкого итальянца из прошлого указал мне своим пальцем на одну из планет. Планета называлась - литература. Подражая Свево, я пробовал создавать аналогичные самоисследования с претензией на оригинальность, как-то: "Дневник самоубийцы", "Жадная любовь", "Исповедь покойника" и прочие опусы. Увлечение оказалось спонтанным и недолгим.

Впрочем, ещё существовал эпистолярный жанр. Я заводил дружбу со многими девушками из других городов и вёл с ними намеренную переписку. В своих письмах я использовал для самовыражения литературные формы и художественные приёмы. А изливать свои чувства на бумагу конкретному человеку было намного интереснее и ответственнее, чем писать "в стол", для себя.

"...Зажат в ущелье комнат. Взгляд скользит за окно на тёмную, заснеженную улицу. В стройном силуэте случайной прохожей угадываю твою походку. Это ты??? Нет, не может быть! Я просто брежу тобой, и кажется и чудится сквозь тихий бред метели - твои глаза. Твои глаза, как вопросительные знаки... Они светятся и приближаются ко мне... Здравствуй, Наташа!..."

После армии настал новый период моей жизни. В то время в карманах появились хрустящие денежные купюры и в свободное от основной, профессиональной деятельности в сфере торговли я стал водить дружбу с зёлёным Змием. Говорят, что на дне бутылки залегает некая истина. В этом есть доля правды, в особенности, если ты чувствуешь глубокую неудовлетворённость жизнью. По крайней мере, алкоголь уводит от будничной, серой действительности в свои привлекательные миры, и наделяет сознание новыми позициями. В умеренных дозах алкоголь даёт вначале тебе всё то, что ты хочешь: удовлетворённость, покой, равновесие и раскованность, сведение всех проблем на "нет". А главное - медитативное переживание, тонкое блаженство. Зелёный Змий - одна из форм энергии Земли, которая зашифрована в формуле спирта С2Н5ОН, является ещё и духовным Учителем - безжалостным, жестоким и сильным. С ним я в ту пору и повстречался. В нашей стране, вообще, очень много медитирующих посредством вина и пива духовных практиков... Периодически обучаясь смещению точки своего сознания под руководством "зелёного" Учителя, и в то же время не находя смысла собственного существования, тоскуя по чему то далёкому и прекрасному, я вновь обратился к составлению дневниковых записей. Читал многих писателей-классиков и периодически захаживал в местную городскую литературную студию.

Вскоре я делаю пробу пера и экспериментирую в области рассказа и сатиры. Вино очень способствовало возникновению оригинальных идей, ярких, сочных художественных образов. Известно, что многие гениальные писатели были хроническими алкоголиками. Через книги я входил с некоторыми из писателей в очень глубокий контакт. Моими литературными наставниками стали И. Бунин и А. Куприн. В особенности, с последним я находил так много общего, так живо сопереживал персонажам его произведений и самой жизни писателя, что не удерживался и плакал, читая Куприна и его автобиографию.

Как я сейчас вижу, алкоголь позволял мне накапливать остановки внутреннего диалога по Кастанеде, расшатывал мою точку сознания и способствовал тому, чтобы видеть мир не таким, каким его видит большинство, а со своей, уникальной и оригинальной точки зрения. Кстати, сравните выражения: точка сборки - точка зрения. Ведь, такие совпадения неспроста! Энергия вина или пива способствует собиранию так называемого "второго внимания", или внимания Сновидения и служит для перемещения точки сознания на уровень энергетического двойника. А по-настоящему творить можно только с этого уровня, так как здесь присутствует и обострённость восприятия, и повышенная чувствительность, и наплыв ярких образов, и оригинальных идей и форм.

Я - нерв, нерв, находящийся в глубинке России, в её сердце...

И хотя алкоголь способствовал изменённым состояниям сознания, кроме нескольких оригинальных рассказов, мне нечего было, по большому счёту, сказать другим людям. Я писал для самовыражения, но, естественно, мечтал покорить мир своим "талантом". Некоторые литературные способности у меня были, а вот таланта не было. Чтобы он появился, необходим был серьёзный труд, к которому я был не готов и не приспособлен.

Я примерял на себя маски хроникёра, литературного наблюдателя, описывающего жизнь, как она есть. Меня влекло обилие человеческого материала. Я был жаден до любой оригинальной человеческой истории и загадки, которую можно было подслушать в случайной пивной. У меня был отдельный журнал, где я собирал свою коллекцию литературных портретов, в которой были проститутки, "голубые", барыги, неудачники, карьеристы и честолюбцы. Жизнь, убеждён был я, надо черпать из самой жизни! А описывать надо лишь только то, что пережил и увидел сам. Тогда появится и достоверность, и образность, и художественность, и талантливость...

Ал. Куприн учил и наставлял меня в этот период и как писать, и как жить: погружаться опытно во всё и искать, как ищет охотничья собака, развивая литературный нюх...

Одновременно я испытывал серьёзные внутренние противоречия, разочарования и сомнения в своих литературных способностях. Я писал только по наитию, под напором сильных эмоциональных волнений и впечатлений. И под "бутылочку"... Алкоголь в действительности никого не смог сделать талантливым. Но, тем не менее, именно его энергия смещала мою точку сознания к первичным, неуравновешенным и буйным творческим потокам. И здесь неожиданно впервые на меня обрушился Дух!...

Как-то в полночь, сидя за очередным рассказом, я вошёл в глубокое, почти трансовое эмоциональное состояние. Поток понёс меня всё дальше и выше - ночь была на излёте, время перестало существовать - и я впервые пережил, узнал, постиг творческий экстаз. Когда максимальное напряжение вдруг достигает своего апогея и мгновенно оборачивается сладостным освобождением, упоением и восторгом, - и ты заливаешься слёзами Любви и счастья... В этот момент, изливая свои чувства на бумагу, я сострадал, болел, любил и одновременно был неизреченно счастлив и свободен. Это было спонтанным потрясением...

Подобного со мною ранее не случалось. Однако, первый творческий прорыв оказался всего лишь пробным "подключением"...

Постепенно мои литературные потуги потеряли для меня свою значимость. Я полностью разочаровался в своих творческих целях и в самом литературном процессе. А лихой зелёный Змий всё чаще сжимал свои кольца и закручивал меня в свои грубые, давящие тиски....

Но судьба оказалась милостивой ко мне, и, заложив очередной вираж, подтолкнула меня к новому познанию. Остро чувствуя потребность в обретении насущного смысла жизни, которую ещё более разбередил зелёный Змей, и нежданно получив от него избавление, я отправился в удивительный мир эзотерики на встречу с духовными Учителями, впечатления от знакомств с которыми и описываю здесь. И почти одновременно я возвратился к своим дневниковым записям.

Новые литературные наставники и новый период писательской увлечённости застали меня уже после встречи с самим доном Хуаном. Это было на природе, в деревне моих предков...

Из своей деревни я запускал руку в небольшую библиотеку в соседнем посёлке и выуживал оттуда литературные золотые слитки. Я наслаждался в одиночестве и зачитывался Лесковым, Толстым, Достоевским, Чеховым, Булгаковым.... Я проникался среди русской природы русским сознанием. Я пропитывался творческими вибрациями и глубиной проникновения в жизнь этих классиков. Под их неусыпным вниманием я вновь стал писать сам. Мне теперь уже было, что сказать другим людям. У меня появился опыт самопознания...

Здесь-то и случилось то самое эзотерическое приобщение и настройка - открылись какие-то двери и началось "горение"...

Удивителен процесс творческого поиска. Он сливается с духовным и вмещает в себя разнообразнейшие чувства и переживания - от страдания и боли, до радости и восторга... Я навсегда полюбил состояния эмоционального накала и вдохновения. Все эти состояния я переживал в глубоком уединении и отрешении от жизни, но я не был одинок! Более того, временами, я переживал не просто беспричинную радость, но упоение и тонкое блаженство от того, что могу свободно двигаться, купаться, плыть в творческих потоках. Упоительно наслаждение творческим одиночеством! Ты один, но твоё сознание способно простираться в неописуемую глубину, ширину и распространяться по всем немыслимым направлениям жизни...

Иногда, я приносил свои литературные пробы, которые, конечно же, были в большей степени автобиографические, - хотя я писал и чисто художественные вещи, - соседу по деревенскому дому, старому еврею, алкоголику Грише, и читал ему вслух. Между продолжительными запоями Григорий очень любил читать книги, в том числе и классиков...

Признанные мастера прозы незримо делились со мной техникой литературного ремесла. А я, с эзотерической точки зрения, видел, сколь много они прозревали, "угадывали" в человеке. Через своё творчество они близко подходили и к собственному самопознанию, но не осмелились двинуться дальше. Вижу своё призвание, чтобы идти в этом направлении... Так появился в моей жизни ещё один Учитель, собирательный Герой, абстрактный русский писатель. Иногда он неожиданно приходит на помощь и даёт мне свои советы - и нередко в живой плоти литераторов-профессионалов! Открылись и тайны эзотерики литературного процесса, и тайны духовного "горения".

Однажды "Писатель" подарил мне самое ценное: чувство глубокой, непрестанной, внутренней неудовлетворённости тем, как я пишу, и необходимость работать над слогом, оттачивать его. Только спустя годы я понял, как надо писать. А понять ещё не значит уметь: в собственном критическом анализе у меня пока всё выходит слабовато... Изданы несколько моих книг по проблемам духовного поиска и эзотерической психологии. Но я ещё не написал своих главных работ, не выразил себя.

- 23 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _