Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Странник - Алмаз сознания.

- 8 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Немедленное, спонтанное просветление. Мгновенная вспышка. Прыжок и! - Чарующая пустота, океан счастья, сатори, море восторга, психоделическое переживание жизни, чистый смех существования! Дзен - это алогичные, необъяснимые парадоксы, абсурд, несовместимые противоречия, заставляющие пришпоривать ум и останавливать его как в игре "замри", внезапно отсекая мысль. В потоке дзена возможно пережить вневременные провалы, парения и зависания в неограниченной, внутренней тишине. Дзен - это убийца ума, это чистое, свежее, незамутнённое, детское восприятие. Весь мир становится парадоксальным, не объяснимым, загадочным, - и это приводит к прямому, впечатляющему переживанию...

В истории обнаружился очень странный факт: тот, кто понимает дзен, не понимает его, а тот, кто не понимает, наоборот - понимает его!

Дзен-буддийские учителя стали наперебой осыпать мою бедную голову противоречивыми и непонятными вопросами - коанами. В другом китайском варианте коан называется упражнением Хуа Тоу, или пределами изречения. Существует в практике дзен и аспект "мондо", то есть неожиданные, парадоксальные ответы или странность поведения при диалоге, цель которых отбросить ум и погрузить человека в реальность.

- В чём смысл думанья одним животом? - кричал мне прямо в лицо Бодхидхарма.

- Где ты был до того, как тебя зачали твои родители? - пытливо выспрашивал меня патриарх Эно.

- Что такое Му? - смеялся надо мной мастер Риндзай.

- Как услышать звук хлопка одной ладонью? - дразнил меня достопочтимый Басе.

- Кто тащит это твоё тело? - настойчиво вторил всем Ле-цзы.

- Вы что обалдели?! - отбивался я. - От таких вопросов у меня голова идёт кругом - с ума сойти можно! Скажите лучше, как достичь?

В ответ Бодхидхарма повернулся ко мне спиной и ушёл. Эно замахнулся на меня своей палкой, а Басе оставался молчать и стоять на месте. В то время как Риндзай безудержно рассмеялся, а потом громко крикнул: - Смотри! ...

Тогда я мгновенно всё понял, в смысле не понял ничего...

Но Ле-цзы сказал: - Брось это! Я ответил: - Луна на небе.

Где живут другие,

Я не живу.

Куда идут другие,

Я не иду.

Это не значит отвергать

Общение с другими:

Я только хочу сделать

Чёрное отличным от белого

(Пай-юань, мастер Дзен династии Сунн)

- Им, мастерам, хорошо нести подобную околесицу, смеяться и дурковать, - думал я. - Они достигли. А что делать мне? В общем, большое вам спасибо, мастера дзен. Работа с коанами и освоение ещё одного аспекта медитации, а именно: овладение навыка длительного пребывания в состоянии тонкого сомнения (Хуа Тоу), - мне явно пошло на пользу и весомо добавило энергии осознанности. Дзен помог мне собрать мгновения и драгоценные крупицы существования жизни. Но чтобы двигаться дальше, мне следовало переплыть, или перепрыгнуть в очередной раз и этот поток.

А расстаться с Буддой и его дзен-буддийскими мастерами мне пришлось совсем непочтительно и в соответствии с их же наставлениями: - Если увидишь Будду - убей его!

Эта истина призывает искать сокровенное в себе самом, но не у них. Я отвернулся от буддийских источников и перестал читать их многочисленные, подробные наставления.

Я выставил всех этих буддистов-учителей, включая самого великого Будду, в один длинный ряд, достал автомат Калашникова и начал поливать по ним длинной пулемётной очередью!...

Истекающий кровью, умирающий и уже падающий на землю Бодхидхарма успел мне крикнуть вдогонку:

- Ты, парень, сделал всё правильно!

Ошо

Однако...

Однако, всё! Хватит! - говорил я себе. - Пора работать углубленно в потоке одного сознания. Нельзя так долго разбрасываться, ведь жизнь, как ручеёк утекает, проходит. На всех учителей меня не хватит.

Однако, стало уже очевидным, что я никак не могу остановиться в выборе СВОЕГО духовного учения. Я пребывал в состоянии неудовлетворённости и жажды, меня неизбежно тянуло ко всему новому. Пёстрый и разнообразный мир эзотерики привлекал меня весь, целиком, а один духовный путь неизменно исключал теорию и практику других путей, а значит их специфические тайны, переживания, состояния и возможности. Впрочем, я создавал собственные интегральные схемы...

Тем не менее, я не мог остановиться, меня несло и качало на волнах различных потоков сознания. Я жаждал всего сразу...

В этот период в меня выстрелил Ошо - универсальный, индийский мудрец, современный духовный Учитель. Он выстрелил почти не целясь, наугад, но его пуля попала в самое яблочко: сначала она прострелила мне грудь, потом вышла в голову и поразила своей проникновенной мудростью мой мозг. И пока стрелявший, сидя в роскошном халате, элегантно и изящно сдувал голубой дымок с дула своего револьвера, - я был уже весь во власти его харизмы, под влиянием его обаяния...

Я провалился, попал в чудесный мир, вошёл в необъятное поле сознания благословенного Бхавагана Раджниша: всеохватность, глубина проникновения, сласть пассивной безучастности...

Сначала были длительные чтения. Я упивался его книгами, я пил Ошо. Состояние глубокой умиротворённости и недеяния вливались в меня. Я смачно на кончике языка удерживал вкусные, сладкие идеи Бхавагана. Я курил наркотик встречи с ним, курил и кайфовал. Голубой, наркотический дымок вился, извивался, обворачивался вокруг моей головы. Я пьянел влёгкую. Я праздновал своё существование под названием жизнь. Мои параллельные практические медитации сопровождались благословленной ленью и сладостным расслаблением. Я отпустил всё и вся в себе. Я таял в утончённом блаженстве...

Потом были выборочные, яростные, динамические групповые медитации, в которых я выбрасывал из себя кровожадного, агрессивного зверя, - подавленные тяжёлые эмоции, Дьявола. Вокруг меня, в спортивном зале, бесновались десятки таких же, как я. Они рычали, хрипели, визжали, выли, дёргались и бились о пол. Дрожал и содрогался в намеренной хаотической вибрации и я.

После таких трансовых сумасшествий - вновь уединённые медитации. В них я падал в блаженное расслабление ещё дальше и глубже:

А-а-а-а-а-а-а-а-....!!! В колодце, в который я падал, отсутствовало дно. Эхо звучало непрерывно. Эхо музыки космических сфер...

Ошо очень долго удерживал меня подле себя. Он попал в самую точку, в самую сердцевину моего ненасытного, алчного Эго. Ошо был всеохватен. Он трактовал буквально все известные эзотерические и религиозные учения. Он, в одном лице, воплощал собою сразу всех мастеров, всех духовных Учителей мира. Практиковать Ошо - значило практиковать всё! Ошо продолжал извергать из себя и предлагать мне всё новые и новые практики. Мне это нравилось. Это позволяло расширять сознание по бесконечным направлениям... Книги Ошо - это торжество познавшего, это праздник интеллекта. Никто из моих прежних учителей не дал и не мог дать мне столько понимания и такого разнообразия практических духовных упражнений, сколько дал благословенный Бхаваган...

Однако...

Однажды и эта встреча самым естественным образом подошла к концу. Я почувствовал насыщение. Я напился, накурился, наелся, пресытился Ошо. Всё, достаточно, хватит! Работа со многими техниками только дезорганизует сознание, выбивает из равновесия. Была необходима углубленная практика только с одним духовным методом. Ошо в меня больше не лез, не вмещался, не принимался. Надоел: во всех книгах одно и тоже. Даже самый великий ум и высокое сознание в своём выражении и форме неизмено ограничено, повторяемо, однотипно. Спасибо, Ошо, я уже всё понял.

И, тем не менее, я подумывал, а не сделать ли всё же стиль духовной практики и познания Ошо основным, единственным, - как вдруг мне попались книги Мантака Цзя, и в голову пришла новая оригинальная идея: а не лучше ли мне стать даосом!?

Чжао Би-чень (как я стал даосом)

Каждый человек в большом эзотерическом саду ищет только свой аленький цветок. Пальцы многочисленных Учителей и наставников задевают и заставляют звучать какие-то сокровенные только присущие данному искателю струны...

Я никогда по-настоящему не был здоров. Родился хилым и болезненным мальчиком. Естественно, что в детстве переболел всеми "положенными" детскими заболеваниями. В юности тяжёлое двустороннее воспаление лёгких, от которого чуть не умер. Всю жизнь меня мучили гланды, полипы, простуды... Дыхалка - основа строительства здорового организма, так и не получила своего развития. Я всегда, пробежав самую малость, начинал задыхаться. А неразвитая дыхательная система не могла дать силы и здоровье развивающемуся, молодому организму.

Ко всему прочему я всегда психологически и духовно-энергетически чувствовал себя каким-то слабым, безжизненным растением - подует покрепче ветер, пойдёт сильный дождь с градом - и я погибну. У меня очень слабые корни...

Когда я родился, в отношениях моей матери и отца были большие проблемы. Отец не хотел моего появления на свет, а позже о моём рождении и сожалела моя родная мать. С духовно-энергетической точки зрения это стало, по сути, очень мощным родовым проклятием, которое замкнулось на мне уже в самом начале моего появления на свет. Уже в самые первые годы жизни меня спихивали каким-то чужим тёткам, увозили надолго к бабушкам и дедушкам, и я был лишён самых насущно-потребностных, энергетических, широкополосных потоков, призванных в меня вливаться со стороны моих родителей и одаривать любовью, вниманием и будущим здоровьем. Неустойчивость, слабость, отсутствие самой простой, земной укоренённости и равновесия, обделённость эфирной энергией всегда давали о себе знать. Такая энергетическая основа, а точнее, её отсутствие, проявлялось в моём сознании на психологическом, эмоциональном и духовном уровне самым негативным образом: я постоянно чувствовал себя несчастным, ненужным, бесполезным и беспомощным, - словом, ошибка природы. Я будто бы не имел право на существование. Я чувствовал себя черновиком, испачканной напрасно бумагой, но не исполненной грамотой. Тем не менее, мои дела, побуждения, мысли и поступки, записывались в некой тайной книге. А судьба продолжала рисовать свой неповторимый, замысловатый узор...

В общем, на горизонте замаячил Чжао Би-чень. Он был даосом. Даосская йога - это практика отменного здоровья и глубинного познания своего организма в его самом телесном, приземлённом аспекте. Как раз то, что мне нужно, что мне не хватает... И Чжао, который жил в конце девятнадцатого и начале двадцатого века, полностью воплощал собой совершенного, реализованного даосского мастера. К слову сказать, что известный Мантак Дзя всего лишь его бледная, современная копия. Мастера было узнать не трудно: среднего роста, в холщовой рубахе, предельно короткая стрижка ёжиком. От него источалась, лучилась живая, кипучая и в то же время спокойная, уравновешенная энергия. В каждом своём грациозном и расслабленном движении он был непередаваемо пластичен, мягок, как кошка, неуязвим и одновременно и до странности устойчив. Десяток человек не смогли бы сдвинуть Би-ченя с места. Особенным светом горели его глаза. Яркие белые белки, нежная, гладкая розовая кожа и детский румянец на щеках указывали на отменное здоровье. Мастер никогда практически не уставал. Добавьте сюда доброжелательную улыбку, открытый и невинный взгляд, - и вы получите полный портрет даосского мастера. Чжао на момент нашей встречи было уже за семьдесят, но он вполне мог поместиться в неопределённую возрастную категорию от тридцати до сорока пяти лет.

- 8 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _