Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Акимов И., Клименко В. - О мальчике, который умел летать, или Путь к свободе.

- 80 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Мало того, мы все время подчеркивали, что механизм таланта включается самопроизвольно. Пока ЭПК ущербна - ничего не происходит; вышли на норму - откуда ни возьмись! - пошла талантливая работа.

У тех, кто лишь следит за текстом, кто лишь идет за нами шаг в шаг, эти рассуждения не должны вызвать неприятия. Но если ваша ЭПК в норме (если вы талантливы) - вы должны заметить, что в этих рассуждениях вроде бы игнорируются законы природы.

Посудите сами.

Известно: так не бывает, чтобы какой-то механизм в живом организме годами простаивал без дела - и с ним бы ничего не случалось. Если мышца не работает хотя бы две недели - она теряет три четверти силы; если она не работает два месяца - она атрофируется. Если сустав зафиксировать неподвижно на достаточно продолжительное время (из-за болезни, тяжелой травмы) - он закостеневает и перестает работать как сустав.

То же и с талантом. Логика подсказывает, что если механизм таланта простоит хотя бы год без дела, для запуска его в работу потребуется не просто нормальная ЭПК, а ЭПК грандиозная, идеальная, ЭПК неодолимой силы. Ведь потребуется влить жизнь в мертвое, восстановить связи в глухом и немом, преодолеть ржавчину - и при этом ничего не сломать!..

А если этот механизм простоял без работы три, а то и тридцать лет?

Гиблое дело.

Что-то тут не так.

Чтобы какой-то живой механизм мог включиться в работу в любой момент - он должен быть активным постоянно. Не просто быть в рабочем состоянии - именно работать.

Следовательно, он работает не только у таланта, но и у потребителя? И даже у раба?

Конечно.

Механизм таланта - это саморегулируемая информационно- энергетическая машина. Здесь энергетика обеспечивается энергопотенциалом, информационное обеспечение - психомоторикой, саморегуляция (настройка, организация и развитие) - критичностью.

Раб - это энергетическая машина. Информацией он пользуется минимальной: чтобы организовать энергию и не сломать шаблон. Саморегуляция - реактивного типа - самая примитивная: да - нет.

И все же это тот самый механизм, который при совершенной ЭПК может из безжизненного мрамора произвести Венеру Милосскую.

Потребитель - это информационная машина. Она сама настраивается на источники энергии, самоорганизуется под них и автоматически отключается, когда достигает комфорта.

Если у раба работает только энергопотенциал, а психомоторика ходит в прислугах (критичности практически нет, но когда возникает угроза раковине - ее хватает, чтобы писком предупредить об опасности), то у потребителя работает только психомоторика, которой прислуживает критичность. Энергопотенциал здесь - слуга слуги: он прислуживает критичности.

Почему потребитель ощущает себя невостребованным талантом?

Потому что механизм ЭПК работает в нем свободно и естественно, но при этом ограничен предохранителем: "золотым сечением". Этот предохранитель блокирует одну из функций критичности - развитие. В результате потребитель всю жизнь крутится в ограниченном пространстве, как белка в колесе. И только если жизнь сломает эту золотую клетку - его критичность станет полноценной, а значит, и энергопотенциал теперь уже ничто не будет лимитировать, и он тут же начнет расти, как снежный ком - ведь это естественное следствие работы антиэнтропийной машины - таланта.

Значит, только тогда, когда в механизме таланта все составляющие ЭПК работают на равных, мы получаем новый продукт: 1) решенную задачу, 2) открытую тайну природы, 3) одухотворенный предмет.

Напомним уже знакомую вам мысль:

у раба механизм ЭПК (механизм таланта!) работает на самосохранение;

у потребителя - на самообслуживание;

у созидателя - на самовоплощение.

Но везде это один и тот же механизм.

И только от вас самих - от вашей мудрости и вашего мужества - зависит, в каком режиме он будет работать. Кем вы будете жить. Какую жизнь вести.

Нашу правоту подтверждают те, еще вчера неведомые миру таланты и гении, которые вдруг распрямляются - одни в середине, другие уже в конце своей жизни, - и начинают создавать нечто небывалое, необычайное. Десятки лет человек жил сереньким и неприметным, но вот позволили обстоятельства - и он становится самим собой, таким, каким на роду ему было написано стать. Либо давление пара достигает таких атмосфер, что уже никакая раковина не выдерживает - и все прошлое отметается, и уже все равно, что люди скажут и какая погода на дворе. Проблема, которая выносила в своем чреве идею - это, знаете ли, штука почище ядерной бомбы.

Что тут можно посоветовать?

Рабу - понять, что его свобода только от него зависит.

Потребителю - прикинуть еще раз, что все-таки прекрасней: чирикать в золоченой клетке или протиснуться между прутьев и - была не была! - рвануть со своей песней в поднебесье, чтобы почувствовать, как свежий воздух распирает грудь, чтобы узнать, какой он - его настоящий голос.

А таланту ничего советовать не будем - все равно ведь сделает по- своему.

Глава шестая. КРИТИЧНОСТЬ

Признаемся: чтобы понять критичность, нам потребовалось много лет.

С психомоторикой у нас проблем не было: мы продолжали могучую отечественную традицию, корни ее были надежны. Но ветви на стволе были повернуты в одну сторону - к моторике: о душе вспоминали как бы между прочим. Нам оставалось осветить это дерево с другой стороны. Душа раскрылась - и психомоторика, выпрямившись, из кособокой золушки превратилась в чудную принцессу.

С энергопотенциалом было посложней. Эзотерические трактовки нас не устраивали: мы любим сказки, но - как образы, как меру, а не как научную истину в последней инстанции. А современная наука перед энергопотенциалом робеет. Признает: есть! старательно накапливает информацию; придет время - начнет обобщать. А мы ждать не могли, нам энергопотенциал был нужен уже вчера, поэтому пришлось возвратиться к Аристотелю, пришлось во многих местах самим торить первопуток, постигать сущность энергопотенциала и открывать законы, по которым он живет. Вроде бы неплохо получилось.

Упоминание Аристотеля не случайно. Сколь бы ни были оригинальны наши разработки в области энергетики тела и души человека, об этих проблемах думали и писали еще до нас. А вот о критичности - ничего. Нигде. Ни у кого. Мы-то чувствовали: она есть! Не может не быть, потому что иначе человек оказывался в пустоте, сам по себе, в воображаемом мире. А это не так. Если я ударился локтем о стол, то боль мне подсказывает, что стол - реален, он в чем-то ограничивает мои притязания, а какое-то мое чувство явно дефективно, иначе я бы не допустил испытания себя такой острой болью. И если троллейбус забит до отказа, а я все же пытаюсь в него влезть, пока от хорошего пинка не оказываюсь на асфальте, - это тоже мне подсказывает, что какое-то чувство в моей душе утратило меру.

И когда - придумав велосипед - в своей гордыне мы воображаем себя сверхчеловеком (изобретатель велосипеда - не осознавая того - пользуется материалом ноосферы, а это не творческий процесс), либо - в еще большей гордыне - сознательно опускаемся до уровня травы, счастливой своим растительным существованием, - это тоже явные знаки, что какой-то заложенный в нас инструмент сломался, и мы утратили представление о своем месте в природе, о своем человеческом предназначении - творить.

Короче говоря, мы понимали, что несомненно есть какой-то механизм, инструмент, процесс, описывающий и разрабатывающий наши отношения с 1) природой, 2) обществом и 3) Богом.

Инструмент, без которого жизнь превращалась в кошмар из блужданий в лабиринте, набивания шишек и утраты какой бы то ни было перспективы. Мы решили: раз без него невозможно, значит - он есть.

И нарекли его критичностью.

Критичность - это способность души находить гармонию с миром (природой, обществом и Богом).

Эта формулировка описывает наше сегодняшнее понимание критичности, тот уровень, на котором мы сегодня находимся.

Четверть века назад в нашей триаде ЭПК на месте третьей составляющей был "икс". Его заполняло нечто неведомое, без которого человек действующий был невозможен. Но и разглядеть этот инструмент (тем более - понять, как он работает) мы еще не могли. Мы знали одно: чтобы действовать - человек должен различать: "вот сюда я могу ступить, а здесь провалюсь", "эту стену я могу проломить, а к этой пока не стоит подступаться", "все полагают, что здесь тупик, а моя интуиция подсказывает, что здесь ход в огромный новый мир."

Как назвать эту способность словно локатором ощупывать окружающий мир? Как назвать способность не верить очевидности? Как назвать способность мерить все собою?

Так появилось словечко "критичность".

Пока только словечко - на большее оно не тянуло. Нас устраивало, что оно знакомо каждому грамотному человеку. Устраивало, что по первому впечатлению его будут трактовать, как способность критически относиться к миру, - и к тому, который вне, и к тому, который внутри нас. В этой трактовке нет ошибки; другое дело, что она простовата, если не сказать резче - примитивна.

Но именно с этого мы начинали: с фиксации разницы потенциалов положительных и отрицательных эмоций, гармонии и стереотипа, с обнаружения дисгармонии, которая суть дверь к задаче или проблеме.

Словечко "критичность" заполнялось смыслом, наливалось сутью, теряло индивидуальные черты, обретая всеобщность. И вот наконец мы можем сказать, что в результате наших терпеливых трудов "критичность" развилась из слова в понятие. Слово только называет - вещь, состояние, процесс. Понятие описывает сущность вещи, состояния, процесса - и потому позволяет их 1) понимать, 2) направлять и 3) созидать по собственной мерке.

Если психомоторика описывает целостность души и тела, если энергопотенциал дает этому механизму жизнь и возможность действовать, - то критичность описывает условия, при которых эти действия совершаются в пределах дозволенного.

Критичность - столь же всеобщая функция живого, как и душа. Она неотрывна от души - и соответствует ей. У примитивной души - примитивная критичность; у развитой - развитая. Сколько видов души - столько и видов критичности.

Именно критичность -

1) определяет число степеней свободы данного живого (душа - ощущает дискомфорт; критичность нужна душе, чтобы дискомфорт разглядеть и понять - назвать; примитивная душа имеет лишь одну степень свободы, позволяющую закрыться от дискомфорта; более совершенная душа - имеющая две степени свободы - позволяет перестроиться, приспосабливаясь к дискомфорту; человеческая душа имеет три и более степеней свободы, что позволяет ей утилизировать дискомфорт, превращая его в комфорт, и значит - в часть себя),

2) описывает сферу жизни данного живого (критичность стоит на страже жизни, работая с дискомфортом, она ищет компромисс со средой, с другими жизнями, с другими душами - чтобы сохранить свою жизнь; с ее помощью живое охраняет свою территорию, и в зависимости от энергопотенциала программирует аппетит, который по-ученому называется территориальным императивом),

3) формирует цель - доминанту жизни данного живого (цель - это реализованный в душе территориальный императив; растение тянется к солнцу, животное ищет комфорт, человек - Бога).

- 80 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _