Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Акимов И., Клименко В. - О мальчике, который умел летать, или Путь к свободе.

- 72 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вы судите по себе, дорогой читатель, и потому не правы. Потому что при этом проходите только половину пути. Вы оглядываетесь на себя, заглядываете в свою душу - и даете ответ. Но ведь ответ не в нас, а в том человеке, о котором вы судите. Значит, заглянув в себя, мы только достаем свой эталон, свою мерку, но еще нужно с нею дойти до чужой души - и там сделать все (по возможности - объективные) замеры.

Так вот - о книгах: он их не читает. Вообще.

Едва открыв литературный ширпотреб (детектив, социально-бытовой роман), он с первых же строк определяет: дисгармония, искусственность, энергодефицит - и закрывает книгу.

Открыв прекрасный литературный текст и прочитав одно-два стихотворения или страницу прозы, он говорит: как хорошо! - и тоже закрывает книгу. Потому что любое общение с прекрасным - это ход к Истине; но не дорога - только открытая калитка. Он знает об этом, знает, что любую истинную дорогу можно одолеть лишь самому, поэтому, войдя в калитку, - дальше идет сам. Сколько хватает его сил.

То же и с классикой науки. Он может по случаю - или из любопытства - открыть знаменитый труд, но просматривать его будет лишь до тех пор (вначале или наугад в середине, страницу или несколько строк - не имеет значения), пока не увидит, что стоит перед открытой калиткой. Его не нужно приглашать дважды; он помнит, что калитка удачи открывается лишь один раз, поэтому он смело входит в нее. А это значит, что книга уже закрыта.

Ну а учебники он не открывает вовсе. У него к ним идиосинкразия.

Откуда же он берет информацию, если к нему с вопросом обращается специалист? Он пользуется информацией, которой владеет специалист. С него довольно.

Так неужели он вовсе ничего не читает?

Конечно - читает! Каждый день. Каждый час. Он читает книгу природы.

Самые внимательные из вас уже поняли, что одиночество кандидата в мудрецы - шутка относительная. По сути, он ни на миг не бывает один, ведь он всегда вдвоем - с природой. Эта связь имеющая целью соитие, слияние - не может начинаться с адюльтера, то есть родиться от минутного настроения, тем более - от ума. Она начинается сразу с любви. И любимая - природа - вот она, рядом, такая доступная и ко всем щедрая; она дает без счету: бери, сколько унесешь!.. И большинство - почти все берут... Берут, хотя в любви (смотрите, как поступает природа!) нужно отдавать. Отдавать без счету. Отдавать себя. Отдавать до тех пор, пока не станешь ощущать другого - любимого - как себя.

От природы берет раб, укрепляя свою раковину; берет потребитель - получая всю гамму удовольствий; берет талант - в виде материала для создания гармоний. Природа так богата, так огромна! Неужели столь ничтожная малость, как человек, может ей что-то отдать, чем-то ее дополнить? Ведь, во-первых, в системе сообщающихся сосудов течет от большего - к меньшему; во-вторых, он сам - часть природы; так не будут ли любые его действия перекладыванием из одного ее кармана в другой?

Из малого потечь в огромное может лишь то, что в малом есть, а в огромном именно этого нет.

Что же это такое? Чем таким особенным владеет наш герой, чего нет у бесконечно разнообразной природы?

Культурой мышления.

Ее у природы нет. Поэтому осмыслить себя она может лишь через посредство человека. С помощью его культуры мышления.

Она делает это с помощью всех, кто поднялся на уровень интуиции. Она одаривает их - и они платят ей за это своею работой. Вот и определилось принципиальное отличие от них кандидата в мудрецы: он выбирает свой особый путь - выбирает одиночество, когда привычная плата уже не удовлетворяет его. Просто платить - ему мало. Он хочет отдать. Отдать природе все, что имеет.

Повторяем: единственное, что он может действительно, реально отдать, - это работу своей культуры мышления.

Но ведь она не может работать абстрактно, ей нужен для обработки конкретный материал. Где же в своем космическом одиночестве наш герой берет этот материал? Этот материал - он сам. Его душа.

Он сам - как часть природы.

Надеемся, вы поняли - и запомнили, - что на эту стезю можно выйти не любому человеку и не в любой момент. Только

1) находясь в диапазоне уровня интуиции;

2) на гребне энергетической волны;

3) при гармоничном ЭПК (что непросто, когда энергопотенциал - стремительно нарастает - все время меняется).

Значит, если одиночество выбирает раб - для него это лишь простейшая, самая доступная форма раковины. Если одиночество выбирает потребитель - для него это тоже раковина, где он останется наедине с избранными гармониями, а при дефиците их - наедине с собою, прекрасным и любимым. Сами понимаете, оба эти случая - результат катастрофического падения энергопотенциала. Наконец, если одиночество выбирает обыкновенный талант - для него это способ дать загнанному, переутомленному организму передышку; то есть опять же случай энергодефицита.

Следовательно, ни один из этих случаев одиночеством назвать нельзя. Это уход, отстранение, заползание в раковину - что угодно, только не одиночество, потому что истинное одиночество подразумевает 1) полную самоотдачу и 2) колоссальную работу, а уход - это поиск такой позы, чтобы 1) побольше взять (ведь нужно восстановиться!) и 2) необходимость действовать свести к минимуму.

Еще раз объясним, откуда в нашем герое жажда Истины и выбор одиночества - как пути к ней.

Он на вершине. На своей вершине. На вершине не абсолютной, а отмеренной современным ему уровнем культуры. (Будьте внимательны: мы говорим о культуре, а не о знании!) Он полон. Значит, уже не способен воспринимать что-то новое извне. (Помните, как он вдруг охладел к приятному - обладающему огромным зарядом самоутверждения - занятию решения проблем?) А энергия подходит, поднимает его над, ее необходимо тратить. Но как прежде, как вчера, он уже не может ее тратить, потому что поколотые дрова нужно куда-то складывать, а его сарай уже наполнен доверху.

Если рука полна - она лишена способности брать. Чтобы что-то получить - нужно от чего-то отказаться. Всегда. Во всех случаях жизни. У этого правила нет исключений.

Так он оказывается перед необходимостью отказаться от всего, что имел. От освоенной им культуры. Этот отказ - он и есть уход в одиночество.

Но почему - ради Истины?

Культура - это дорога к Истине. Мы это знаем, но вспоминаем редко, поскольку не любим делать ревизию прожитой жизни и делам: уж больно мелким все оказывается, коли приложить безжалостную мерку Истины. Что же заслоняет эту абсолютную цель? Культура и заслоняет. Она самодостаточна; она предлагает нам свои мелкие, доступные ступени, и мы с удовольствием шагаем по ним, находя высокий смысл в самом процессе подъема. Получается подмена цели: не имея сил посягнуть на Истину, мы с комфортом постигаем культуру.

Эта игра заканчивается, когда кандидат в мудрецы оказывается на вершине. С его глаз как бы падает пелена. Он должен идти вперед, он может идти вперед, а там больше нет торной, хоженой дороги; там - целина; но и цель - Истина, уже ничем не заслоняемая, близкая и доступная, уже влечет к себе неудержимо.

Человек, оказавшийся перед необходимостью одиночества, не может отступить. Не может остановиться на черте. Ведь нас ведет не сознание, а законы природы. Ах, если б он мог сказать себе: здесь хорошо; дальше не пойду!.. Сказать-то он может, но энергетическая волна все равно выбросит его на новый берег. Правда, вы можете возразить: а воля на что? Неужто при таком энергопотенциале он не может себе приказать - и остаться, задержаться на этой вершине?.. Может. Но это будет вроде попытки самоубийства. Потому что пару, разрывающему котел, нужно дать работу. Вы можете дать котлу временное послабление, направив пар в свисток, но это будет только отсрочка самоубийства. Как эмоции не могут быть нейтральными (они либо положительные, либо отрицательные), как энергопотенциал нельзя зафиксировать на необходимом уровне (он либо прибывает, либо убывает), так и наше состояние не может быть статичным.

Если кандидат в мудрецы затратит свою избыточную энергию не на естественное движение вперед - в одиночество, а на усилие удержаться на месте, на достигнутом (семья, предрассудки, оглядка на "что скажут люди"), - он потерпит ужасающую катастрофу, потому что зафиксированная волевым решением психомоторика и ослепленная критичность утратят свой динамизм и будут разорваны неуправляемым теперь энергопотенциалом. И чтобы не видеть этой трагедии - броситься в загул: "пей! гуляй! - однова живем!.."

Сколько гениев убивали себя таким образом! Не общество их - сами себя.

Но единицы выживали. Те, чья критичность уцелела. И вот в какой-то момент, оказавшись перед зеркалом (Человеком, словом, ситуацией - называем по убывающей), они вдруг обнаруживали, что вместо прекрасного лика обращены к миру страшной мордой. Если потрясение этим открытием вызывает катарсис - энергетический взрыв в одно мгновение выносит нашего героя к черте, от которой он однажды малодушно отвернул. И теперь уже никакая сила, никакие уговоры, никакие соображения не могут его остановить. Он видит Истину, только ее; только в ней теперь и спасение, и смысл...

Он поднимает свое копье и дает шпоры скакуну. Чтобы рука стала пустой - и готовой к новой работе - нужно выбросить из нее все.

Он уходит в одиночество, оставив позади все, что имел.

Что значит "все"? Это стереотипы.

Отшельник отказывается не только от имущества, контактов и семьи, - он отказывается даже от имени. Он принимает новое имя, потому что знает: одиночество - это внутриутробное развитие, в результате которого родится новый человек.

Он отдает себя природе - и начинает жить единой жизнью с нею. Он встает вместе с птицами и засыпает вместе с ними. Он идет в поле, когда этого требует земля, и наблюдает цветы, росу, животных и небо, когда есть досуг. Он неустанно учится действовать вопреки природе и даже в мыслях старается не обособиться от нее.

Его идеал - раствориться в природе.

Пройти через жизнь не оставляя следов.

Если поглядеть со стороны - все предельно просто, даже примитивно. Любая бабка Матрена, доживающая в покосившейся избушке свой век, коротающая время между колодцем, огородными грядками, козой, завалинкой и лежанкой на печи, четко следует этой программе. Живет, растворившись в природе. Так что же, жизнь вот этой Матрены - идеал? Путь к высшей мудрости?

Чепуха, конечно.

Потому что бабка Матрена - это говорящее растение, а наш герой уже оставил где-то позади и внизу уровень гениальной работы - и рвется вперед и выше. Его энергопотенциал огромен, его ЭПК гармонична, его культура мышления готова разгрызть любую загадку природы. Так что же - с этим энергопотенциалом, с этой ЭПК с этой культурой мышления - сидеть на завалинке и, подремывая, слушать, как квакают лягушки, как птички на заре прочищают горло?..

Следовательно, у него должно быть дело, к которому только с такими тремя богатырями и возможно подступиться.

И такое дело у него есть: он работает над собой. Над своей душой.

Прежде чем двигаться дальше, мы должны разбить один стереотип. Нам, авторам, он не мешает; для нас его просто не существует. Но читатель - если этот стереотип оставить целым - несомненно, каждый раз будет об него спотыкаться, и хорошо, если дело обойдется разбитым носом.

- 72 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _