Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Акимов И., Клименко В. - О мальчике, который умел летать, или Путь к свободе.

- 71 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернемся к людям, которые к книжному знанию относятся... ну, скажем так: спокойно, деловито. Для кого книжное знание - просто справочный материал.

Вернемся к самоучкам.

К 1) умельцам и 2) мудрецам.

Напомним, что их отличает:

1) культура мышления (значит - и гармоничное эпк),

2) оптимальный энергопотенциал.

Состояние энергопотенциала показывает, что они с детства развивались без помех. А когда же проявилась культура мышления?

Как целостный механизм - уже у сформировавшегося таланта. Но его росток проклюнулся в тот момент, когда ребенок в первый раз заявил всему миру: "Я сам!"

Самостоятельность - это выражение культуры мышления.

Ребенок сам выбирает цель, сам размышляет, как ее достичь, сам берет на себя ответственность за результат.

Если взрослые пресекают его запретами (дисциплина) - они затаптывают хрупкий росток культуры мышления; то, что в детстве происходит естественно, без усилий, само собой, - взрослому будет стоить длительного и огромного напряжения всех жизненных сил.

Если взрослые стараются опережать желание ребенка, делать все за него - они обрекают его на приятный, но бесплодный удел потребителя.

Если ребенок никогда не заявляет "я сам", если он изначально послушен, если действует только по указке - он уже раб, и виновны в этом только родители.

Поощряемое "я сам", поощряемая самостоятельность приучают получать удовольствие от действия. От процесса. От процесса расширения своей территории.

Чем закрепляется территория?

Оригиналами. Продуктами талантливой работы.

У потребителя их нет - вот почему территория, на которую он претендует (помимо собственного тела), - мнимая.

Еще и еще раз подчеркнем: талант трудится не ради продуктов, не ради оригиналов; его привлекает только процесс, значит - работа культуры мышления. (Работа матрицы тоже приятна, но не более. Ведь при этом нет преодоления. Соответственно и положительные эмоции кратковременны и почти неуловимы.)

Первый из рассматриваемых нами самоучек - умелец.

Умелец с детства привыкает "думать руками".

Его материал - конкретный, вещный, предметный мир.

Снова и снова он испытывает себя, охотно берясь за любую подвернувшуюся задачу, и получает удовлетворение от того, что убеждается: могу! И это могу! И это!..

С каждым действием его культура мышления совершенствуется, с каждой решенной задачей его территория увеличивается, он это чувствует - и переживает восторг. Повторяем: не от результата, не от полученного продукта - только от ощущения расширившейся территории, только от овладения еще вчера неведомыми ему законами природы. Он наслаждается участием в пиршестве его культуры мышления, которой покоряется любой материал, и любая задача послушно реализуется в небывалый доселе в природе механизм.

Из этого ясно, что в принципе книги ему не нужны. Он ими пользуется - но только как справочным материалом: чтобы избежать рутинной работы. Но если справочные издания ему недоступны - тоже не беда: любую необходимую информацию он может создать сам. Например, при необходимости он может создать теорию дифференциального и интегрального исчисления - и ничуть не огорчится, узнав, что ее до него открывали уже не раз. Он получил свое в процессе ее создания, и если б ему потребовалось - пошел бы и дальше. Но конкретная задача решена, дальше идти не требуется - и он бросает это дело и копает в другом месте - там, где ему интересней.

Каков умелец - таков и его инструмент. Потому что в его инструменте материализованы все его знания, все открытые им законы природы. Работая своим инструментом, он материализует процесс своего мышления. Точнейше снятая стружка - это реально расширенная им территория.

Никакой его труд не бывает зряшным. Если он сегодня придумал и сделал велосипед - порадуемся вместе с ним и втайне обнадежимся: ведь завтра он может придумать - и сделает! - золотой ключик. Непременно сделает! Ведь единственное условие, необходимое, чтобы эта задача была решена, - ему это должно быть интересно.

Теперь разберемся с мудрецом.

Мудрец с детства привыкает "думать словами".

Его главная способность - непосредственность.

Значит, в любом предмете, явлении, действии он сразу видит самое существенное (корень, пружину, смысл) - и называет его абсолютно точным, единственно верным словом. Дает ему имя. Это получается у него без труда, само собой, естественно. Он просто не может иначе. И не хочет иначе! Ведь, давая предмету точное имя, он получает удовольствие. Потому что эту точность он осознает - и именно осознание точности доставляет ему удовольствие.

Он наслаждается качеством мысли.

Значит, опять награждает не результат, а процесс - процесс обнаружения и называния истины.

Непосредственность - счастливое достояние всех здоровых, нормально развитых детей. Не зря говорят: устами младенца глаголет истина. Куда она девается потом? - Падает энергопотенциал, разрушается гармония эпк - и как следствие нарабатывается привычка к пользованию спасительными клише и стереотипами.

Если человек умудряется сохранить свою непосредственность, он становится служителем муз (для поэта, художника, музыканта, архитектора непосредственность - самое ценное достояние) либо зачисляется обществом в категорию чудаков. Непосредственный человек удивляется всему, а поскольку что у него на уме, то и на языке - он создает беспокойство окружающим рабам, которые оказываются перед неприятным выбором: либо отказываться от расколотых его непосредственностью привычных клише, либо вышвырнуть его из своей среды, а если это почему-либо невозможно - задавить его энергопотенциал, пока он не станет таким же, как они.

Мудрец проносит непосредственность через всю жизнь. Она для него - как палочка для слепца. И поскольку этим инструментом мудрец пользуется постоянно - он владеет им виртуозно. Не правда ли, удобный случай, чтобы повторить столь любимый нами закон: функция творит орган.

Ребенок видит только поверхность - и дает имя образу. Мудрец видит на полную глубину - и дает имя смыслу.

Он воспринимает слово как ключ к тайне. Как решение задачи.

Заветное слово, вещее слово, волшебное слово ("сезам") - их открывали и ими одаривали мудрецы.

Само по себе, вне определенных обстоятельств это слово немного стоит. Но в единственной ситуации - именно той, когда оно работает, - оно становится ключом, запускающим в действие огромный энергопотенциал.

И он получает удовольствие не от результата, а от процесса нахождения этого слова.

От работы своей культуры мышления.

Она - главный механизм.

Продукт - смысл.

А что же вначале? на входе? с чего начинается?

С вопроса. С вопроса, который задает природа или другой человек.

Мудрец начинается в детстве, но собственно мудрецом становится не скоро и не сразу. Вначале это всего лишь непосредственный человек, затем (когда наработанная культура мышления становится заметна окружающим сразу) - очень умный человек. И с самого начала - талантливый.

Но до мудреца еще далеко. Гусенице еще только предстоит пройти через смерть и превратиться в бабочку.

Культура мышления не может не работать - и наш герой без устали решает: сперва - только задачи, затем - задачи (уже почти не замечая - передоверив их матрице) и проблемы. Его территория уже улетела за дальние горизонты и там продолжает приращиваться, его энергопотенциал неудержимо нарастает, его ЭПК едва успевает перестраивать структуру, чтобы энергия не разрушила гармоничный механизм. Кажется - чего же больше? Иди вперед, продолжай!..

А он вдруг останавливается.

Механизм, столь успешно расправлявшийся со всеми задачами и проблемами подряд, перестает их пускать в себя.

Но ведь он не может не работать! - воскликнете вы, и мы с удовольствием признаем: - Конечно. - Что же? - Истину...

И произошло вот что. В какой-то момент очередной энергетический всплеск, очередная волна поднимает его на новый уровень - и оттуда вся его предыдущая работа, все решенные задачи и проблемы - все это вдруг представляется ему необязательным и мелким. И те проблемы, что еще вчера теснились вокруг и ждут своей очереди и сегодня, - и они, хотя и не решенные, кажутся ему едва ли не пошлыми. И все лишь потому, что прилив энергопотенциала поднял его над ними. А энергию нужно тратить. Ей нужна достойная цель. Он поднимает голову - и видит, что перед ним высоко и далеко (но уже доступная!) громоздится твердыня Истины. Сила есть - он ничего не боится. Он раздвигает - не спрашивая имен - цепляющиеся за его стремена все нерешенные проблемы, дает шпоры своему коню, подлетает к сверкающему щиту Истины и смело наносит звонкий удар копьем. Он посылает вызов самому Богу!

Он выбирает одиночество.

Одни это делают буквально - уходят в скиты, в отшельничество, мало того - на годы принимают обет молчания; другие внешне ничем не меняют своего образа жизни, но сущность ее становится принципиально иной - публичное одиночество не менее тяжкий груз, чем самая строгая схима.

Это всегда сознательный шаг. И толкают на него не обстоятельства жизни, а осознанная потребность.

Потребность понять себя до конца. Потребность увидеть в себе Бога. Именно в этом слиянии своей души с Богом и есть Истина.

Для чего при этом необходимо одиночество?

Чтобы стать самим собой.

Вообще отрезать себя от мира нельзя - это смерть. Верен противоположный ход - слиться с миром, со Вселенной, с Богом. А для этого необходимо освободиться от суеты, которая забила и облепила нашу жизнь настолько, что мы ни себя, ни своей жизни уже не видим - только суету. Вот почему мы сказали, что публичное одиночество, одиночество в привычных житейских обстоятельствах стократ трудней одиночества отшельника.

Любое одиночество - это подвиг.

Любое одиночество - это колоссальная работа.

(Внимание! Несчастные одинокие - это не про вас. Одинокий человек стремится к другим людям, к суете, к забвению. К добровольному рабству. Одиночество - это освобождение от всех пут, это - рывок к свободе.)

Любое одиночество - это счастье, потому что это жизнь по законам природы, потому что это каждодневное неуклонное приближение к себе.

Напомним: цель - слияние. Слияние с природой. Слияние во имя познания в себе - Бога, и в Боге - себя.

Слияние: я - в природе; природа - во мне; и я живу по ее законам.

И когда оно наступает, когда исчезает трение, когда созревает целостность - возникает одно, - тогда одиночество растворяется и перестает быть как осознанное действие, оставаясь навсегда состоянием души.

Через искус одиночества прошли все великие философы и мудрецы. Наши учителя - предтечи нашей концепции ЭПК- Сеченов психомоторика), Ухтомский (доминанта) и Бернштейн (физиология активности) - чтобы набраться сил перед этими вершинными взлетами своего духа, прошли через эту пустыню.

Одиночество - это величайшее испытание культуры мышления, которая отважилась решать неразрешимую проблему.

Интересный вопрос: а как же наш герой - будущий мудрец - относится к книгам? Ведь одиночество уже самой ситуацией как будто бы предрасполагает к чтению.

- 71 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _