Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Акимов И., Клименко В. - О мальчике, который умел летать, или Путь к свободе.

- 66 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Наконец, с помощью критичности творцу тем более не увильнуть от творческой работы. Ведь это она в дискомфорте распознает (проявляет) задачи и проблемы. Это ее прямая обязанность: она для того и создана то ли природой, то ли Богом, чтобы указывать нам адрес: здесь задача. Конечно, на самом примитивном уровне (у раба) критичность может быть и слепой, и немой, а потому готовой на любые компромиссы, но у творца она неуправляема и не подчиняется насилию. С нею не поиграешь в прятки. Она тут же отыщет, потащит за шиворот, уткнет, как кутенка в блюдце - носом в задачу: твори!..

Самые нетерпеливые уже ерзают: "Ну зачем опять повторять то, что нам давно известно? Человек на уровне интуиции не может не перерабатывать дисгармонию в гармонию. Он обречен на эту работу. Она - его судьба. Ну и что с того?.."

Мы рады, что вы это поняли и приняли. Тогда сделаем следующий шаг к пониманию творца. Сформулируем главное обстоятельство его жизни: у творца нет выбора.

А что же у его нижних соседей?

Потребитель имеет выбор - между гармонией и дисгармонией. Значит, у него две степени свободы.

Выбор раба бесконечен. Выбор мнимый - его диктуют обстоятельства, но под эту диктовку он принимает любую форму, любой режим. У него бесконечное количество степеней свобод, вот почему он неуправляем - ничем, кроме обстоятельств.

Неужели круг заикнулся? Неужели только для того он вырвался из рабства уровня эмоций, пренебрег искушениями сладкой жизни уровня чувств, чтобы опять угодить в ярмо? Так зачем же все эти усилия? Какой в них смысл? Смысл есть. Самый прямой. Вспомним, ради чего была затеяна вся эта работа, это труднейшее карабканье в гору? Ради свободы. И мы ее обретаем - в момент творчества. Только в этот момент - других не бывает. А как же рабство?

На уровне эмоций он - раб ситуации.

На уровне чувств - раб гармоний.

На уровне интуиции - раб природы.

Раб природы; если вас это шокирует, назовем иначе: ее инструмент.

Только на уровне интуиции человек становится таким, каким он был задуман; только на уровне интуиции он готов играть предназначенную ему роль.

Значит, все остальное шлак?

Нет. На уровне эмоций - это рабочие пчелы. Это они строят соты и наполняют их медом, и защищают, не щадя своих жизней, от врага. Это они - неисчерпаемый запасник для верхних уровней. Стоит измениться обстоятельствам (например, из-за благоприятной конъюнктуры начнет расширяться жилплощадь верхних этажей), как на уровне эмоций возникает неудержимая тяга вверх. И кто будет лучше готов, ближе к оптимуму, тот выскочит наверх и обоснуется, словно всегда там был, словно это единственное и естественное его место. Ну а кто опоздает... Знаете, а почему бы вам не подумать самим, что будет с теми, кто поднимется наверх, когда потребность уже исчерпана? Не правда ли, интересные вопросы: что будет, если все рабы (не в теории, а на практике) станут потребителями? Или так: что будет, если на уровне интуиции окажется не один из ста, а, скажем, один из десяти или даже каждый второй?..

На уровне чувств - хранители памяти. Короля играет окружение; творец был бы затюкан, забит и забыт, если бы не потребители; это они его открывают, это их восторженный шепот он слышит у себя за спиной. Это их трусливой, но бескорыстной и надежной памяти он отдается, с легкой душою идя на костер. Творец знает - это благодаря им его не забудут, благодаря им его время наступит; кстати, сразу после его гибели. Это они первыми оценили Христа; это они по словечку, по строке собрали нам полного Пушкина; это они сразу поняли истинную цену, а потом терпеливо ждали десятки лет, чтобы навсегда утвердить в памяти народа экстравагантных Малевича, Татлина и Филонова - не хулиганов от искусства, а его гордость.

И все-таки только на уровне интуиции двуногая говорящая тварь превращается в то, что мы подразумеваем, когда говорим: се человек. Только на этом уровне он 1) мыслит, 2) ассимилирует хаос, 3) создает гармонии.

(Для забывчивых, которые цепляются за прежнее представление "Я говорю, значит, я мыслю", - напомним, что 1) раб принимает за собственные мысли стереотипы и шаблоны, которые он воспринимает от общества в виде житейского опыта; 2) потребитель пользуется чужими мыслями, которые он получает в форме гармоний, а воспринимает в виде пред-мыслей; 3) и только у творца чувство, осознав дискомфорт, превращается в собственную мысль.)

Мы уже, много раз упоминали и ассимиляцию хаоса, и создание гармоний, лишь называя эти процессы, но не раскрывая их сущности. Теперь пришло время. Так вот, это - антиэнтропийный процесс. Их несколько. Этот - доверен природой человеку.

Напоминаем: энтропия - процесс рассеяния энергии и информации. Процесс угасания. Значит, антиэнтропия - процесс концентрации энергии и информации. Рукотворная гармония - это сгусток упорядоченной энергии, которой можно пользоваться тем дольше, чем совершенней гармония. Гениальной гармонией можно пользоваться (как источником энергии и информации) бесконечно.

Как вы знаете, ассимилирует хаос и создает гармонии талант. Именно в этом он проявляется, в этом заключается его работа. Схематически это выглядит так: хаос - талант - гармония, где талант - суть механизм нашей души. Он есть в каждом, но на уровнях эмоций и чувств он не работает. (Эпк либо, в жалком состоянии, либо гипертрофированно. Например, колоссальный энергопотенциал при неразвитых психомоторике и критичности - это разрушитель, а не творец; а оптимальные энергопотенциал и психомоторика при неразвитой критичности дают сноба, который смотрит на окружающих свысока, хотя сам бесплоден).

Но стоит ЭПК во всех компонентах достичь оптимума, как талант самопроизвольно (значит, без понуканий, без команд, без нашего волеизъявления) включается в работу. И начинает перерабатывать хаос, выдавая гармонии.

Это новое свойство человека, при котором он становится инструментом природы, позволяет нам рассматривать его как сгусток специализированной энергии. Здесь специализация - в особенной, исключительной направленности процесса: антиэнтропийной.

Вот почему сущность таланта не в результате, ради которого он работает (гармонии), а в процессе. Результат обозначает только меру таланта. Он важен лишь для тех, кто эту гармонию будет потреблять. Для самого же таланта важен процесс, потому что только во время процесса ассимиляции хаоса талант ощущает себя свободным (ведь творя из хаоса гармонию, он сопоставим с Богом!), Все же остальное время ему не сладко, потому что он видит задачи - и они вызывают у него дискомфорт. Он бы и рад избежать их на манер потребителя, но творцу этого не дано: из роли страуса он вырос, и если выставляют задачу в дверь - она ломится в окно. Он от одной отмахнется, от второй, от третьей, но четвертая успеет его опередить, войдет с ним в контакт. И это все: зубчики зацепились, колесики завертелись - пошел антиэнтропийный процесс.

Так отчего же все-таки задачи липнут к творцу, как комары в душную июльскую ночь?

Ответ рядом. До него - один шаг. И мы не сомневаемся, что если вы немножко подумаете - вы и сами во всем разберетесь (а некоторые - умельцы ловить мысль с полуслова - уже все поняли и теперь со снисходительной скукой ждут, когда мы дожуем этот кусок мяса). Но на предыдущих страницах мы уже оставили вам несколько задач в личное пользование, и чтобы у кого-нибудь не возникло подозрение, что мы и сами не знаем ответа, - здесь доведем свое рассуждение до конца.

Из физики вам известно, что вокруг любого сгустка энергии существует поле. То же - и с творцом. Но в отличие от электрического, магнитного и гравитационного полей его сила не ослабевает по мере удаления от источника поля - творца. Ведь мысли безразлично, где работать: на письменном столе (под рукой творца) или на краю галактики. Ни пространство, ни время ее не лимитируют. Значит ли это, что поле творца безгранично? Конечно, нет. Потому что мысль творца работает лишь в пределах освоенной им территории. Следовательно, и его поле действует лишь в пределах его территории.

Сразу разберемся с полями раба и потребителя.

Поле раба ограничено его раковиной. Вот почему задачи "не чуют" поля раба: оно заэкранировано панцирем. Чем толще панцирь - тем с большей уверенностью раб игнорирует задачи.

Поле потребителя ограничено его телом. На нем нет панциря (он защищается движением), поэтому задачи его "чуют". Но, во-первых, потребитель проворней любой задачи, а во-вторых, его поле слишком слабо, чтобы представлять для задачи достойную добычу.

Только теперь - мы надеемся - вы готовы понять, отчего задачи слетаются к творцу.

Поскольку творец воплощает собой созидательное начало, можно условно считать, что его поле имеет положительный заряд. Любая задача - это осколок энтропии, значит (условно), ее заряд отрицательный. Противоположные заряды, естественно, притягиваются. Но кто к кому?

Творец может переварить, ассимилировать, довести до гармонии только те задачи, которые ему по силам, на которые хватит его энергии. То есть самое большее - равновеликую ему задачу.

Если задача больше творца, он только фиксирует: есть; но уж больно велика: укусить можно, а съесть - не хватит сил. И он эту задачу благоразумно откладывает на потом. Прилетит она к творцу? Разумеется, нет; ведь ее заряд больше, значит, это его может к ней потащить, и остается лишь надеяться, что он окажется достаточно благоразумным (критичность в норме - только и всего), чтобы не влипнуть в это пока что безнадежное дело.

Если задача равновелика творцу - не имеет значения, как они сближаются, кто кого находит. Куда важнее процесс ассимиляции. Первый этап - задача поглощает творца; они слились в одно; их энергии нейтрализовали друг друга. Как же дальше быть? Как же решать задачу, если энергия вышла из игры? А вы вспомните, что мы писали в начале книги о вдохновении. Там был описан процесс творчества, который протекает напрямую, без посредства эмоций. Так и здесь: если творец полностью слился с задачей, процесс ее решения протекает без затраты энергии.

За счет чего же?

За счет информации.

Значит, второй этап - работает критичность. Она находит ключ к решению задачи и задает программу.

Третий этап - работает психомоторика. Это период кристаллизации. Хаос превращается в гармонию; при этом энергия возобновляется. Но теперь ее больше, чем было прежде. Ведь за счет равновеликой задачи творец прирастил свою территорию.

Остался последний, самый распространенный случай когда задачи меньше творца. Его заряд больше их зарядов - вот почему именно они слетаются к нему. Они вьются вокруг, как комары; он отмахивается; того, который сел и успел впиться - хлоп! - прибивает без усилий. Становится он от этого сильнее, умнее, ловчее? Нет. Значит, его территория от этой работы не прибавляется.

А что же папаша Карло?

Давайте-ка вспомним, откуда взялась идея о деревянном человечке. Разве с нее началось? Нет. Началось с полена, которое не хотело колоться, которое при ударах топора пищало, а однажды - чтобы заставить задуматься - даже стукнуло незадачливого дровосека по лбу.

Задача буквально требовала: реши меня.

- 66 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _