Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Акимов И., Клименко В. - О мальчике, который умел летать, или Путь к свободе.

- 39 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Пока плод находится во чреве матери - он часть матери; в нем нет самостоятельной сущности. Он живет по законам материнской природы. Именно ею он отгорожен от логоса (можно сказать иначе: он воспринимает логос из вторых рук - интерпретированным материнским телом и материнской душой).

Но вот человек родился, в него вошел дух; вместе с духом в него входит логос, по законам которого он будет развиваться. Развиваться - как человек? Не обязательно.

Напомним, у человека, как и у любой его клетки, и любого его органа - двойственная природа:

программа жизнеобеспечения, заложенная в гены и реализуемая под их контролем, берет для себя материал и энергию из биосферы;

программа жизнедействия, заложенная в дух, берет материал и энергию из ноосферы.

До сих пор мы называли это гармониями ("материал и энергия" - это энергия, которая благодаря гармонической форме стала удобной в употреблении). Теперь вы знаете, что речь идет о духовности. О духовности, которую благодаря духу мы получаем из ноосферы.

Духовность - это гармония, которая работает.

Дух создает душу.

Дух - это каменщик, который строит душу из кирпичей ноосферы.

Значит, если новорожденный не имеет контактов с ноосферой (Маугли, живущий среди зверей), его дух не будет иметь материала для строительства души. Вместо психомоторики в нем будет развиваться сенсомоторика.

И - главное отличие человека от животного - духовность - останется в нем нераспустившейся почкой.

Дух - это ЭПК, способное творить.

Триада жизни.

Спросите у любого школьника, без чего невозможна жизнь человека, и он уверенно перечислит: 1) без воздуха, 2) без воды, 3) без пищи. Все остальное (канализация, эмоциональная и интеллектуальная информация, и - простите, чуть не забыли, - деньги) как бы в тени первого ряда - желательно, но необязательно.

Как вы уже поняли из нашего иронического тона, этого взгляда на жизненные потребности человеческого тела мы не разделяем. Очевидное еще не значит истинное. И как ни жаль разрывать триаду (дыхание, питье, пища), но если бы нам пришлось отвечать на тот же вопрос, мы бы отметили, что без еды человек может обходиться десятки дней, а, например, без канализации (выведения из тела всевозможных шлаков) погибнет уже через неделю. И без движения долго не протянет. Представьте себе! - хотя и кажется, что еда куда важнее, на самом деле это не так. Потому что именно движение - главный регулятор нашей энергетики. Лишить человека движения - значит, провоцировать возникновение в нем феномена "спутанной энергии"; проще говоря - обречь его на гибель.

Интересуетесь, каков был бы наш ответ?

Жизнь человека невозможна без 1) потребления, 2) обмена, 3) движения. Живого движения. Движения, которое 1) служит генератором энергии, 2) формирует нашу мысль и 3) является мерой наших возможностей в пространстве и времени.

Для особливо несообразительных растолкуем: названные три функции движения - ведь это известная вам еще из первой главы триада ЭПК! Первое соответствует энергопотенциалу, второе - психомоторике, третье - критичности.

СИТУАЦИЯ КРАЯ - СИТУАЦИЯ СЛАБЫХ

Но мы пишем не о жизни вообще, а о нашей способности сознательно ее направлять. О нашей способности создавать комфорт. В этой работе живое движение - не только незаменимое, но и единственное средство.

"Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге - везде окончательным фактом является мышечное движение". (Сеченов - 1863 г.)

Следовательно, движение - эхо мысль, реализованная в действии.

Обращаем ваше внимание: на первом месте стоит мысль; с нее все начинается. Даже если вы бездумно проводите время (валяетесь на пляже, слушаете рок-музыку, спите, едете в коммунальном транспорте), ваше мыслящее тело работает с полной нагрузкой. Но вы этого не замечаете, потому что в живом движении мысль и действие практически слиты воедино. Мысля - вы действуете; действуя - мыслите. Чтобы ясно представить работу этого механизма (механизма психомоторики), рассмотрим ее на примерах, когда ничто эту работу не корректирует, ничто ей не препятствует.

Любой эксперимент требует определенных условий - иначе он не будет "чистым" или не получится вовсе. В нашем случае условия создаются просто: поскольку изучаемый нами микромир описан всего тремя понятиями эпк, то для эксперимента с психомоторикой достаточно договориться, на каком уровне будут работать остальные два "кита" - энергопотенциал и критичность.

Без энергопотенциала нам не обойтись, и чтобы думать, и чтобы действовать, нужна энергия. Ее больше - мы думаем яснее и действуем уверенней; меньше - и мысль срывается, и действие неточно. Значит, будем считать, что в нашей задаче энергопотенциал в норме; тогда он не деформирует ни мысль, ни действие.

А вот от критичности придется отказаться (у нас эксперимент; отчего бы не представить, что это возможно?). Потому что критичность направляет нашу мысль и отмеряет наши действия; иначе говоря - дозирует психомоторику, лишает ее свободы. А нам психомоторика нужна раскованная, чтоб мы увидели - значит, и поняли - ее работу в свободном, самопроизвольном движении.

Итак, вспомните ваши ощущения, когда вы стояли на краю пропасти или на балконе высокого, скажем, десятого или пятнадцатого этажа. Не правда ли, какая-то сила, причем вполне реальная сила, влекла вас вниз? (Реальность ее неоспорима: в тоническом ипсе эта сила поднимала вверх ваши руки - при условии, что вы, расслабившись, давали ей свободу.) То же самое, если вы идете вдоль движущегося поезда - так и тянет под колеса (при стоянии эффект не столь ярок: телу требуется преодолеть собственную инерцию, то есть затратить больше усилий). Но вы читаете эту книгу, следовательно, вы живы и только теперь узнали, что когда-то прошли столь суровое испытание. А это было действительно испытанием, и тут уж не до шуток: к вашему сведению, не так уж редки случаи, когда люди не могут справиться с ситуацией, которая вам представляется простой, - и падают с обрыва, с балкона, под колеса поезда.

Как это происходит?

Когда вы стоите над пропастью или идете вдоль движущегося поезда, возникает мысль, что вы можете упасть вниз, попасть под колеса. Эта мысль непроизвольна, не зависит от вас, от вашего сознания. Если у вас критичность в порядке, она мгновенно оценит ситуацию (чувством опасности) и включит волю (воля - это корректор психомоторики). Воля пресечет прежнюю мысль (о падении под колеса или с высоты), выкристаллизовав из чувства опасности мысль о необходимости держаться подальше от роковой черты.

Это - если критичность в порядке. Но мы договорились, что критичность в нашем эксперименте не работает. Следовательно, оценить ситуацию нечем, включить волю - тоже. Поэтому человек работает как автомат. Едва возникает мысль о падении с высоты или под колеса - как она тут же реализуется в действие. И человек падает - спонтанно, естественно, без малейших внешних побудительных причин к самоуничтожению.

Ничего удивительного в этом нет. Повторяем: мысль и действие - нераздельная целостность. Действие - это продолжение мысли; значит, упасть под колеса - куда естественней и проще, чем заставить себя удержаться от этого шага.

Кто же в реальной жизни падает с высоты?

1) Люди с ничтожным энергопотенциалом. Энергии так мало, что нечем контролировать ситуацию, нечем вылепить мысль. И потому любая возникшая в этом тумане мысль становится доминантой, руководством к действию. Она тянет на себя последние капли энергопотенциала, поэтому волевому усилию родиться просто не из чего.

2) Люди, предельно погруженные в себя, живущие в мире грез и иллюзий. Как вы уже поняли, это самозаточение в башню из слоновой кости вынужденно: нет сил жить в мире реальном. Значит, опять первопричина - в ущербном энергопотенциале. Мечтатель вроде бы здесь, с нами, он вроде такой же, как мы. Но это не так. Мир реальный для него скучен, и блекл, и досаден, поскольку время от времени наезжает на его мир грез, как асфальтовый каток. Но это испытание его не страшит: его душа неуязвима, она живет в своем выдуманном мире, в неком четвертом измерении - что ей наши низменные труды и заботы. Бесконечные призрачные прекрасные образы теснятся в душе мечтателя, легко переливаясь из одного в другой, текут, текут... О том, чтобы хоть один из этих образов материализовать в мысль, не может быть и речи! - нечем. Нет энергии.

И вдруг - экстремальная ситуация; подчеркнем - неосознаваемо экстремальная ситуация: наш мечтатель оказывается над провалом. Мыслящее тело реагирует помимо сознания: собрав остатки энергопотенциала, оно формирует мысль о возможном падении. Остановить эту мысль нечем - она сразу переходит в действие, и наш мечтатель только в самое последнее мгновение словно проснется и осознает происходящее. Эта мысль формируется на энергии эмоционального взрыва, который сожжет всю энергию без остатка, так что, если б он даже чудом уцелел, ему вряд ли удалось бы выжить. Не зря в народе говорят: еще до того, как разбился, он умер в воздухе от разрыва сердца.

3) Люди, предельно сосредоточенные на трудном логическом рассуждении. Например, на длинном математическом расчете, на вычислении шахматного варианта, на поиске в банке памяти ответа на какой-то вопрос, на обдумывании конструкции и проч. Весь энергопотенциал уходит на удержание этой доминанты: мысль о возможном падении рядом с нею ничтожно мала, так что человек даже не замечает ее; но в отличие от доминанты, которая реализуется в знаки и символы, эта маленькая мысль реализуется в действие - и математик, совершенно не осознав, как это произошло, оказывается под колесами. Разумеется, и этот вариант возможен только при заниженном энергопотенциале. Окажись он в норме - и критичность включит волю помимо сознания, так что математик только отметит мельком: ты гляди, как тянет под колеса...

Надеемся, вы понимаете, что между описанными тремя вариантами и экспериментом расхождений нет. В эксперименте не работала критичность; в жизни отключение критичности при нормальном энергопотенциале возможно только в случае патологии (например, при абулии, когда воля не действует). Если же человек психически нормален, его критичность убывает только с убыванием энергопотенциала. Следовательно, чем ниже ваш энергопотенциал, тем ниже ваша способность видеть мир в реальную величину и правильно оценивать происходящее вокруг и внутри вас. Тем выше свобода психомоторики. Увы, как вы уже убедились, неконтролируемая свобода при первом же удобном случае рождает самоуничтожение. Иначе и быть не может. Природа устроена мудро: она сохраняет лишь то, что гармонично и способно к совершенствованию; а уродства и извращения (результаты неудачных экспериментов) отбрасывает без сожаления.

Интересный вопрос: почему падают с высоты маленькие дети?

И в самом деле: их энергопотенциал достаточно велик (а у здоровых детей просто-напросто огромен), чтобы обеспечить работу критичности в любом режиме. Значит, предохранительные, сохранные устройства срабатывают в них легко, автоматически - то есть даже без участия воли. (Отсюда делаем вывод, что воля - это не только форма проявления энергопотенциала, но и признак, что запасы его ограничены.) И все-таки дети падают с высоты. Почему?

- 39 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _