Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Эрих Нойманн - Глубинная психология и новая этика. Человек мистический.

- 11 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

До возникновения старой этики эго в значительной мере было жертвой бессознательных сил, которые теперь оказались под запретом. Существование эго определялось силами и инстинктами, которые овладели эго, приняв форму сексуальности, жажды власти, жестокости, голода, страха и предрассудков. Эго было орудием в руках этих сил и абсолютно не сознавало, что оно находится в их власти, так как, будучи неспособным листан цироваться от них, эго машинально влачило существование под их властью. Для эго, которое теперь должно брать на себя ответственность, эта стадия бессознательности и одержимости бессознательными силами равнозначна греху.

На этой стадии старая этика требует осознания и подавления упомянутых содержаний. Подавление является одним из типичных действий процесса самодифференцирования и самодистанцирования, который обеспечивает исходную базу для психологической сознательности. Часть психики, которая ранее представляла фактор, определявший существование эго, теперь становится содержанием сознания и центром спора и конфликта, когда эго вступает в су бъектн о-объектные отношения с этой частью психики. Даже в тех случаях, когда эго терпит моральную неудачу, грешит и оказывается во власти содержания, которое оно должно было подавить, эго не испытывает радости от первобытного состояния недифференцированного единства, характерного для предморальной стадии зависимого существования; эго знает, что именно оно должно подавлять. Эго вкусило от древа познания добра и зла. Моральная позиция сознания остается неизменной даже тогда, когда эго терпит неудачу.

Коллективная этика, которая (с ее концепцией личной ответственности перед совестью) представляет собой классическую форму старой этики, продолжает развиваться в двух направлениях. Эти направления соответствуют аналогичным процессам развития эго и сознания индивида.

В процессе индивидуализации первое направление развития приводит к "этике индивидуации", "новой" этике: второе направление приводит к крушению старой этики и регрессивным явлениям, анализ которых приведен в другой работе.* Как и при общей эволюции человека, когда герой становится прототипом развития индивида,** здесь основатель этической системы также становится прототипом того. что может в настоящее время произойти в душе каждого отдельного человека.

Откровение Голоса, адресованное отдельному человеку, предполагает существование индивида, обладающего достаточно сильной индивидуальностью, чтобы он стал независимым от коллектива и его ценностей. Все основатели этических систем были еретиками, поскольку они противопоставляли откровение, исходящее от Голоса, повелениям совести как представителя старой этики.

Психологический закон относительности этических откровений гласит: личное откровение, адресованное группе избранных учеников, навязывается коллективу, и тогда коллективная личность осуществляет интроекцию открытого закона в форме авторитета совести, при этом осуществляется подавление или вытеснение всех сил и тенденций, несовместимых с данным откровением.

Каждый новый "прорыв" откровения, то есть каждое новое самораскрытие Голоса в индивиде противопоставляется совести как представительнице старой коллективной этики. Поэтому этическое откровение, переданное творческой личности, неизбежно опережает коллектив и представляет творческой личности этический уровень, значительно превышающий нормальный этический уровень коллектива. Эта антиномия неразрешима. Благодаря созидательным действиям первооткрывателя коллектив получает закон, который впоследствии приводит к дальнейшему развитию и в то же время остается непостижимым для коллектива.

* С . G. Jung. Op. cit. Appendix 11: Mass Man and the Phenomena of Recollectivizaiion.

** C. G. Jung. Op. cit. Part I: The Mythological stages in the Evolution of Consciousness.

Хотя в своем развитии мы и достигли стадии, на которой невозможно возвратиться к старой этике, тем не менее мы поступим справедливо, отметив тот вклад, который в прошлом старая этика внесла в развитие человечества. Напомним, что (при одном ограничении, обоснование которого приведено в дальнейших рассуждениях) и в наше время она сохраняет значимость для значительной части человечества. В то же время возвращения к более ранней стадии развития, которые "портят" историю прогресса, достаточно ясно показывают, что старая этика в ее узаконенной форме предъявляет к большинству люден слишком высокие требования. Действительно, нам необходимо найти способы и средства, позволяющие предотвратить наступление негативных последствий таких чрезмерных требований, иначе требования элитарных приверженцев буквы закона неизбежно приведут к катастрофическому расколу. С одной стороны, существует группа избранных, характер и этическое развитие которых соответствует закону, полученному от основателя этической системы. При этом состав группы не имеет значения; она может состоять из знахарей, священников, воинов, философов или святых, пророков или учеников пророков. С другой стороны, существует группа, которой совокупность ценностей "навязывается" в виде закона. Хотя эта группа и признает закон, уровень ее развития все еще ниже уровня закона. Справедливости ради следует сказать, что элита способна выполнять требования этического закона без психологических травм, используя методы подавления и жертвоприношения, аскетизма и самодисциплины. В то же время предъявление этих же требований к коллективу может привести к катастрофическим последствиям. Эта опасность никогда в должной мере не учитывалась.

Элита создает человеческий идеал, который коллектив рассматривает как свою высшую ценность и стремится осуществить на практике. В то же время коллектив, состоящий из обычных людей, обладает более примитивной психической структурой, в которой с особой интенсивностью могут проявляться те силы и тенденции, которые коллектив обязан преодолеть. В психической структуре элиты эти силы и тенденции обладают меньшей энергией и активностью, чем в психической структуре коллектива. Коллектив способен (если он действительно способен) выполнять идеальные требования старой этики, провозглашенной элитой, лишь прилагая чудовищные усилия.

На этой стадии мы становимся свидетелями зарождения упомянутого процесса - идентификации с этическими ценностями, формирования внешней личности и вытеснения в теневую часть психики всех элементов личности, несовместимых с этическими ценностями. Этот процесс приводит к парадоксальной ситуации. В качестве члена группы индивид вступает в конфликт с коллективными ценностями, которые теперь проявляются в форме нового морального идеала. Новый моральный идеал получает коллективное одобрение и становится обязательным для коллектива, несмотря на то, что он был навязан группе законодательным актом элиты и противоречит характеру коллектива.

Парадоксальность описанной ситуации можно было бы считать непостижимой, если бы элита и личность Основателя этической системы не олицетворяли существенную стадию в дальнейшем развитии человечества. Поскольку дело обстоит таким образом, а также благодаря тому, что судебная власть, принятая на себя государством и обществом, является прогрессом по сравнению с кровной местью, мы вправе говорить о существовании естественной (даже в групповой личности) склонности признавать высший закон элиты. Признав такой закон, индивид вытесняет или, в лучшем случае, подавляет все свои психические склонности, несовместимые с новым этическим установлением.

Упомянутое развитие подкреплялось этическим ригоризмом элиты, которая предъявляла коллективу требования новой этики с такой же строгостью, как и к себе. На первый взгляд такая строгость служит интересам морального прогресса, однако в действительности она укрепляет опасные тенденции к расколу в коллективной психике. Психический раскол, вызванный новой элитой, в свою очередь приводит к возникновению психологии козла от-пушения и необузданным проявлениям вытесненной стороны психики в форме массовых умопомешательств.*

В последние столетия развитие сознания и индивидуализация укрепили позиции личностной этики развивающейся элиты, освободили многих людей от первоначальной анонимной групповой ответственности и привели их к стадии личной моральной ответственности. Но и на этой стадии высшей обязанностью оставалось признание канонизированных коллективных ценностей.

На другом полюсе упомянутой тенденции к индивидуальности мы находим современный процесс "повторной коллективизации", который возник в результате невиданной экспансии homo sapiens, происходившей в последние несколько веков. Повторная коллективизация привела к распаду традиционных группировок. С точки зрения старой этики, массы стоят на более низком уровне развития;

они стремятся возвратиться к первобытной групповой идентичности, которая не предполагает личной ответственности. Другими словами, для поведения масс характерны атавизм и регрессивность. В то же время их поведение

* Группа всегда испытывала затруднения, вызванные слишком высокими для нее моральными требованиями. Однако в прежние времена эти трудности компенсировались за счет групповой идентичности. которая все еше сохраняла свою значимость. И даже после распада единства племенного коллектива с его первоначальной групповой ответственностью сельская община, ремесленная или торговая гильдия и, наконец, семья продолжали выполнять роль коллектива. Коллектив был спосбен ассимилировать своих слабых членов, нейтрализовать их или позботиться о них так, чтобы они не создавали коллективных проблем. Сельский дурачок и увечный, сумасшедший и тупица - все они продолжали жить в обшине. независимо оттого, распространялась групповая идентичность на племя или класс, сельскую обшину или семью. Это положение действовало до тех пор. пока группы оставались небольшими и существовало сильное сознание групповой идентичности.

не вписывается ни в какие рамки общей групповой ответственности.

В процессе повторной коллективизации увеличивается число групп лиц, стоящих ниже культурного уровня элиты. Требования старой этики вызывают у них чувство обиды. Чем больше скопление людей, тем ниже средний уровень сознания, культуры и морали. В результате формируется многочисленный класс людей, неспособных достигнуть культурного уровня, установленного элитой. Поэтому таких людей клеймят как антисоциальные, низшие, порочные и криминальные элементы.

Стремление упомянутого класса лиц подавить или вытеснить свои неподобающие тенденции приводит к активизации негативной бессознательной стороны психического как индивида, так и группы. В результате увеличивается несоответствие между моральным уровнем индивида и этикой коллектива.

Накопление вытесненных содержаний в "подвергнутом повторной коллективизации" коллективе создает опасность разрушения старой, иудейско-христианской этики. В результате этого кризиса возникают нигилистические и материалистические движения, которые, в сущности, стремятся разрушить основу личной ответственности.

- 11 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _