Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Ольшанский Дмитрий Вадимович - Психология терроризма.

- 17 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Считается, что страх - "самая токсичная, самая пагубная эмоция". Пагубность страха в том, что он в буквальном смысле может лишить жизни - известны случаи смерти, вызванной страхом перед "порчей". "Крайнее проявление страха, которое мы называем ужасом, сопровождается чрезвычайно высоким уровнем активации вегетативной нервной системы, ответственной за работу сердца и других органов. Избыточная активация вегетативной нервной системы создает непомерную нагрузку на жизненно важные органы, которые в этих условиях работают на грани срыва"[96].

Наиболее опасен вызываемый террористическими актами массовый страх, боязнь "всего и вся". Такой массовый страх не просто ослепляет общество. Он сеет раздоры: мы начинаем бояться не только завтрашнего дня и дальнейшего шокового развития событий - мы начинаем бояться друг друга. Такой страх раскалывает общество, вынуждая одних его членов опасаться других, заставляя их действовать наперекор друг другу. Так возникают действительно неуправляемые и неконтролируемые ситуации. Известно: общее желание "порядка", который каждый толкует по-своему, обычно ведет к массовым беспорядкам, к откровенному хаосу и бардаку. И тогда многократно нарастают все страхи сразу, и возникает высшая и последняя стадия страха - то, что называется "фобия". Это уже болезненное состояние, в котором люди, даже осознавая необоснованность и бессмысленность своих страхов, даже относясь к ним как всего лишь к мучительным переживаниям, не могут от них избавиться. Сознание огромных масс населения после громкого террористического акта обычно находится в кризисном, болезненном, невротическом состоянии. И именно из такого, кризисного состояния - большая часть наших многочисленных бытовых страхов. Иногда они беспочвенны, иногда достаточно обоснованны. Ясно, однако, главное: массовый страх - это именно то, чего хотят от нас добиться террористы. И совершенно понятно, что чувство страха не только не помогает нам в решении каких-то проблем, а напротив, вредит их решению. Снижая способность к рациональному мышлению, страх всегда парализует способность к рациональному поведению. Однако человек не сразу замечает это.

К. Изард приводит описание страха, пережитого девушкой Джулией в результате акта бытового террора - нападения грабителя и угрозы насилия. Психологический анализ четко расчленяет предшествующие событию эмоции, эмоции непосредственно при нападении и последующие, "отсроченные" эмоции.

"Это было в сочельник. Я шла к своему другу, чтобы вместе с ним отправиться на вечеринку, которую устраивал у себя один из наших приятелей. Я знала, что там будут все наши друзья, и поэтому набила сумочку подарками... Я вышла из дома примерно в половине восьмого вечера - вся в радостном волнении, в предвкушении веселой рождественской вечеринки, которая обязательно затянется до утра. Я не дошла до дома моего приятеля несколько кварталов, как вдруг из кустов наперерез мне выскочил какой-то мужчина и схватился за мою сумочку".

Первой была реакция испуга. Сама Джулия говорила о "потрясении" и "изумлении", носивших очень краткосрочный характер (не более двух-трех секунд).

"Я была потрясена, но не выпустила сумку. Тогда грабитель схватил меня за волосы и, резко дернув мою голову, приставил к щеке револьвер. Он сказал: "Отпусти сумку или я разнесу к чертовой матери твою башку". Я была так изумлена, что время как будто остановилось для меня, - я просто не могла поверить в происходящее. Вихрь мыслей пронесся в моей голове. Я подумала - не дать ли ему по голове бутылкой, которую я держала в левой руке или лучше попробовать договориться с ним, или предпринять что-то другое... Но тут я ощутила на своей щеке холодное дуло револьвера, снова услышала этот голос, и моя рука сама собой разжалась. Он выхватил сумку и убежал".

Однако на этом дело не кончилось. После периода злости на преступника, потом на себя, потом периода разрядки, возник наиболее интересный в нашем контексте феномен "отложенного страха". Собственно страх пришел не раньше, чем через день после случившегося. Девушка испугалась после того, как стихли гнев и злость, и когда она, вспоминая о случившемся, смогла оценить, насколько серьезной была опасность.

"Позже, вспоминая о том вечере, я испытывала уже не только злость, но и сильнейший страх, Ведь грабитель мог сделать со мной все что угодно, я целиком была в его власти. Как поспоришь с человеком, который держит пистолет у твоего виска, который может убить тебя в любой момент, - а вот этого-то мне тогда совсем не хотелось. Вновь и вновь представляя себе ту сцену, я каждый раз чувствовала, как меня охватывает липкий, тошнотворный страх в такие мгновения я чувствовала себя страшно одинокой и беззащитной. Я стала бояться выходить по вечерам на улицу. Когда мне приходилось поздно возвращаться домой, мои нервы были напряжены до предела. Я постоянно озиралась, оборачивалась, чтобы проверить, не преследуют ли меня, мои ноги дрожали, я шла быстрой семенящей походкой, едвг сдерживая себя, чтобы не побежать. Эта нервозность, этот страх преследовали меня до тех пор, пока я не пережила еще более сильный испуг. Но даже сейчас, спустя два года после того случая, я с подозрением отношусь к незнакомым людям, а отправляясь куда-нибудь в сочельник, не могу без страха дойти от подъезда до машины".

Этот момент можно считать ключевым. Действительно, страх никогда не возникает сразу, мгновенно. Даже после появления угрожающего стимула определенное время действует инерция прежнего состояния. Тогда человек стремится включить такой стимул в контекст предшествующей деятельности. Если это рабочая реакция, то все его реакции будут операциональными, "рабочего типа", направленные на скорейший и, по возможности, оптимальный выход из пугающей ситуации. Если это ситуация отдыха, то реакции, напротив, бывают облегченными: человек пытается свести пугающую ситуацию к шутке, найти в ней что-то веселое, расслабляющее. И только спустя некоторое время, иногда короткое, но чаще все же достаточно длительное, приходит настоящий страх. Естественно, что это происходит после того, как преодолевается инерция предыдущего состояния и осуществляется рефлексия (не важно, осознанно или неосознанно, на биологическом уровне) новой ситуации и ее возможных последствий. Это и есть главный, серьезный отсроченный страх - в отличие, скажем, от конкретно-ситуативного испуга.

Приведем несколько ставших нам доступными описаний событий 11 сентября 2001 года - так, как они были восприняты их непосредственными участниками, немногими людьми, которым удалось выбраться из одного из небоскребов Всемирного торгового центра до того, как он обрушился.

"Я сидел за компьютером, постепенно углубляясь в работу. Вдруг меня как будто качнуло. Потом послышался жуткий скрежет металла. Подняв голову, я увидел, что начали качаться стены. Они скрежетали по углам, на стыках. Колебался потолок. Первой моей реакцией был шок, как бы столбняк. Я не шевелился, боясь малейшим движением нарушить шаткое равновесие. Потом я подумал, что, наверное, это землетрясение. Спокойно, даже как-то деловито я встал, вышел из программы и выключил компьютер (вспомнил, что при землетрясениях нельзя оставлять включенными электроприборы, может быть короткое замыкание и пожар). Собрал вещи, сложил в кейс. Надел пиджак (я его обычно снимаю, сидя за компьютером) и пошел к лифту. В это время скрежет прекратился, и я подумал, что, наверное, уже можно возвращаться. Но это было уже очень трудно сделать. В холле скопилась масса народа. Все ждали лифта, но его не было. В воздухе висело напряжение, хотя внешне все были относительно спокойны. Особой паники не было. Вообще, было относительно тихо. Многие люди переговаривались между собой, но тихо, почти шепотом. Было похоже, что все были в шоке, как-то оцепенели. Потом из шахты лифта запахло дымом. Тут я понял, что лифта, наверное, уже больше не будет. И тогда часть людей, и я вместе с ними, пошли по лестницам пожарного выхода. На лестницах было полно людей. Кто-то бежал, кто-то падал... Иногда приходилось перепрыгивать через людей. На некоторых этажах сильно пахло дымом, гарью. Постепенно я перешел на бег. Дыхание сбилось. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Вот тут на меня и стал наваливаться страх. Наверное, под внешним влиянием. Вокруг все кричали, бежали, некоторые даже дрались и хватали меня за одежду. Лестницы тряслись, слышался нарастающий скрежет металла и бетона. Где-то со звоном вылетали окна. Я плохо помню, как добежал до нижнего этажа и выскочил из здания. Навстречу шли полицейские и пожарники. Я закричал, что там ужас и чтобы они уходили. После этого я из последних сил бросился бежать куда-нибудь. Последнее, что помню, это взрыв за спиной. Я упал и потерял сознание".

Еще одно описание подтверждает: страх приходит не сразу, он как бы вызревает в человеке, и только потом дает о себе знать. Для этого необходима какая-то пауза. Приведем еще одно описание тех же событий, в том же здании.

"Я готовила кофе. Вдруг где-то наверху раздался страшный, тяжелый удар. Все здание содрогнулось, и будто запрыгало на месте. Со всех сторон послышался жуткий скрежет - стены ходили ходуном, потолок шатался, как будто хотел обрушиться. Сверху сыпалась пыль, в углу оторвались и упали подвесные панели. По большому оконному стеклу прошла огромная трещина, прямо посередине. Другие сотрудники повскакали с мест, некоторые стали кричать, все спрашивали друг друга, что случилось. Я первой бросилась к двери. Наверное, мне повезло - лифт стоял прямо на этаже. Вместе со мной в него вскочили несколько человек. Кто-то пытался держать двери открытыми и звал своих друзей, но его отпихнули, двери закрылись, и мы поехали вниз. Лифт ходил ходуном. Его трясло, я испугалась, что трос оборвется и мы рухнем вниз. Именно тут мне стало по-настоящему страшно. Несколько раз лифт останавливался на этажах, но мы не давали открыться дверям - мы понимали, что там много народа, они нас сомнут, и этот лифт просто не выдержит. Когда я выскочила из здания, я была как в тумане. Я ничего не видела. Мне хотелось бежать, бежать без оглядки. Хотелось куда-то спрятаться, лучше всего под землю. Очень быстро я спустилась в метро, и куда-то поехала. В себя я пришла только через час или два, оказавшись на совсем отдаленной станции. Только позднее, вернувшись домой, я узнала, что же произошло. И вот тут мне стало по-настоящему страшно. До этого все происходило как будто не со мной, а тут я вдруг поняла, что тысячи людей там погибли, а я вот осталась жива. Это было ужасно".

Страх действительно вызывает в человеке практически только одно желание - как можно быстрее и, главное, как можно дальше убежать от источника страха. В этот момент эмоциональная сфера на время как бы "отключается". Переживание страха приходит позднее. Приведем еще одно аналогичное описание.

"В первые минуты я ничего не понимал. Глухой удар, какой-то взрыв, скрежет стен и потолков, как при землетрясении... Все выскочили в холл, но лифты почему-то не останавливались. То есть понятно почему - все хотели уехать... Тогда мы побежали по лестнице. Страшно мне не было - некогда было бояться, надо было просто бежать, и желательно побыстрее. Наверное, это была еще начальная стадия - народу было мало, да и офис наш находился не высоко. Поэтому удалось спуститься достаточно быстро. Но в холле мной овладел страх: со всех сторон появлялись оборванные, запыхавшиеся, испачканные люди. Я испугался вначале почему-то за них, а потом до меня дошло, что могу погибнуть сам. Когда я выбегал из здания, то увидел, что наверху все горит, а из окон прыгают люди. Тут уже стало совсем страшно: все решали минуты. Это было невыносимое зрелище. В голове была только одна мысль: бежать, бежать и бежать... И я бежал, бежал, пока хватило сил. Потом силы кончились, ноги стали ватными и сами собой остановились. Где-то тут меня как раз и остановили какие-то люди. Они хотели помочь и отправить в больницу. Все вокруг говорили, что я чудом остался жив, что мне сказочно повезло. В больницу я не поехал, а, немного отдохнув, сразу отправился домой".

- 17 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _