Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Ольшанский Дмитрий Вадимович - Психология терроризма.

- 16 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Страх - это предвосхищение угрозы. Н. Коупленд очень точно писал: "Хорошо известно, что на поле боя солдаты обычно чувствуют себя спокойнее после перехода противника в атаку, чем до ее начала. Когда люди не знают, что их ожидает, им свойственно подозревать худшее. Когда же факты, какими бы ошеломляющими они не были, известны людям, они могут противостоять им. Но человек не может противостоять неизвестному"[89].

Страх - это Сильное специфическое отрицательное переживание, негативная эмоция особой интенсивности. Чувство страха стоит особняком от других переживаний. Так, в частности, К. Изард утверждает, что "страх нельзя отождествлять с тревогой. Страх - это совершенно определенная, специфичная эмоция, заслуживающая выделения в отдельную категорию... Тревога - это комбинация, или паттерн эмоций, и эмоция страха - лишь одна из них". Исходя из этого "сформулируем краткое рабочее определение: страх складывается из определенных и вполне специфичных физиологических изменений, экспрессивного поведения и специфического переживания, проистекающего из ожидания угрозы или опасности".

Л. Китаев-Смык считал, что для человека в экстремальной ситуации возможны два альтернативных полюса на шкале чувственной окраски. С одной стороны этой шкалы - беспокойство, тревожность, страх, ужас, панический ужас. С другой стороны - бесстрашие, отвага, безукоризненно смелое поведение. При этом он возражал большинству западных авторов, считающих, что основной, базисной является шкала страха, ужаса, а континуум, противоположный ей, - всего лишь "маска" страха. Основываясь на результатах собственных экспериментов и наблюдений, он выступал против того, что смелость - это результат сокрытия некоего первородного ужаса, ужаса смерти.

Практически вся мировая традиция основана, однако, на возвышении роли страха. "Первое, что нам нужно сделать с героизмом, - это обнажить его внутреннюю сторону, показав, что же дает человеческой героике ее специфический характер и толчок. Здесь мы прямо указываем на одно из крупнейших "вновь открытий" современной мысли, которое заключается в том, что из всего, что движет человеком, главным является ужас смерти"[90]. За этим стоит богатая традиция. Н. Шайлер вообще считал, что героизм - это прежде всего рефлекс ужаса смерти. Страх перед смертью естествен и присутствует в каждом человеке. Это "основной" страх, который влияет на все проявления этого чувства, страх, от которого никто не огражден, независимо от того, как бы ни был этот страх замаскирован. В. Деймз называл смерть "червем в сердцевине" всех человеческих претензий на счастье. М. Шелер полагал, что все люди должны иметь определенную интуицию относительно этого "червя в сердцевине" независимо от того, признают они это или не признают. Г. Зильбург утверждал: большинство людей полагают, что страх перед смертью отсутствует - потому, что он редко показывает свое истинное лицо. Вместе с тем "никто не свободен от страха смерти. Неврозы тревожности, разные фобические состояния, даже значительное число депрессивных состояний, самоубийств и многочисленные формы шизофрении демонстрируют вечно присутствующий страх смерти, который вплетается в главные конфликты указанных психопатологических состояний. Можно ручаться за то, что страх смерти всегда присутствует в нашем умственном функционировании". И далее - аргументы: "Постоянная трата психологической энергии на дело сохранения жизни была бы невозможной, если бы столь же постоянно не присутствовал страх смерти. Сам термин "самосохранение" предполагает усилие против какой-то силы дезинтеграции; эмоциональный аспект этого усилия - страх, страх смерти"[91].

Анализ позволяет вычленить, по меньшей мере, четыре достаточно разных эмоциональных состояния, характеризующиеся страхом смерти.

' 2

Первая разновидность страха - страх перед "просто смертью", перед исчезновением собственной индивидуальности, перед разрушением своей телесности, перед болью как провозвестницей нарушения физической целостности, угрожаюш,ей, в конечном счете, смертью. Такое чувство страха может сочетаться с мыслями, направленными на поиск к спасенияю от опасности, порождающей страх. Принятие решения в этом случае может быть мгновенным, инсайтным (правильным или неправильным), и затянувшимся, отсроченным. Такое решение может реализовываться как активное либо пассивное поведение, либо же может не влиять на внешние проявления, оставаясь во внутреннем плане.

В основе второй разновидности страха лежит сформированный в ходе биологической эволюции страх такой смерти, которая может быть результатом исключения особи из общности (стада, стаи). Обычно особь вне стаи нежизнеспособна, не приспособлена к окружающей среде. Этот социально обусловленный вид страха опосредуется в сознании человека представлением об утрате своего социального статуса и опасности десоциализации.

К третьей разновидности страха относятся смутные ощущения дискомфорта ("тошно", "муторно", "противно", "сосет под ложечкой" и т. д.), способного привести к физическому ущербу.

Наконец, "страх смерти четвертого вида - это чувство, опосредованное "страхом" за сохранность популяции (и отдельных ее членов), к которой принадлежит особь, индивид и которая поддерживает сохранность ее членов... информация об исчезновении окружающих данную особь членов популяции... равноценна информации о ее собственном скором уничтожении. Может быть, такого рода "страх" за жизнь популяции, за жизнь своего рода лежит в основе страха за детей, за родителей, за родных и знакомых"[92].

Использованные примеры приводят к мысли о том, что страх перед своей личной, индивидуальной смертью может быть иерархически "ниже" других рассмотренных видов этого чувства. То есть в ряде случаев страх перед частным фактом собственного исчезновения менее значим, чем боязнь потери личного престижа или страх за сохранность рода, семьи, популяции. Хотя, по мнению ряда авторов, такой подход не вполне точен. Скорее, он отражает своеобразный "культ интеллигентского ужаса", возникший в свое время в науке как реакция на "культ звериной храбрости", приписывавшийся 3. Фрейдом нашим древним предкам. Современный человек, однако, не настолько интеллигентен, как это кажется сторонникам первого "культа". По сути, он недалек от "звериного культа".

Первичными и наиболее глубинными причинами, вызывающими страх, являются опасение личного физического повреждения и боязнь собственной смерти. Они прямо связаны с инстинктом самосохранения, свойственного всем живым существам. И чем беззащитнее человек, тем сильнее проявляется у него этот инстинкт. Абсолютно прав К. Изард: "У маленьких детей, так же как и у животных, ощущение угрозы или опасности сопряжено с физическим дискомфортом, с неблагополучием физического "Я"; страх, которым они реагируют на угрозу, это боязнь физического повреждения". Однако с годами этот страх постепенно слабеет: "По мере взросления человека меняется характер объектов, вызывающих страх. Потенциальная возможность физического повреждения для большинства из нас не представляет собой угрозы, хотя бы в силу ее редкости. Гораздо чаще нас страшит то, что может уязвить нашу гордость и снизить самооценку. Мы боимся неудач и психологических потерь, которые могут произвести в душе каждого из нас настоящий переворот"[93].

Однако такая боязнь не может вызвать ощущение террора. Террор возникает тогда, когда идет воздействие на самые глубинные страхи, когда человек теряет взрослую ориентацию и уподобляется ребенку или животному, у которого вдруг просыпается слепой инстинкт самосохранения. Именно поэтому наиболее сильным инструментом террора является убийство, то есть лишение жизни, причем не одного человека и не конкретной группы, а некоторого случайного множества. Именно тогда у обычного, рядового, "массового" человека как раз и возникает ощущение того, что членом этого множества может стать любой, в том числе и он сам. Тогда глубинный страх за свою жизнь или боязнь физического повреждения просыпаются у каждого человека, и террор становится массовым.

Помимо пробуждающихся инстинктов ("драйвов", по терминологии 3. Фрейда), источниками страха обычно являются эмоции и когнитивные процессы. По данным С. Томкинса, эмоции типа интереса-возбуждения могут перерастать в страх или, по меньшей мере, усиливать его[94]. Человек, предмет или ситуация могут стать источником страха и в результате работы мышления, как следствие 1) формирования гипотез (воображаемых источников вреда), 2) ожидания вреда, 3) непосредственного столкновения человека со сконструированным (воображаемым) объектом страха. Эти механизмы обычно также используется террористами - не случайно они стремятся не только осуществить террористический акт, но и придать свои действия и их результаты как можно более широкой гласности.

После того или иного взрыва, убийства и т. д. обычно всегда следуют телефонные звонки в средства массовой информации: именно таким образом террористы и террористические организации "берут на себя ответственность" за совершенное. Это делается, среди прочего, и с точным психологическим расчетом на пробуждение эмоций интереса и возбуждения среди масс людей, а также в расчете на то, что впредь люди будут "домысливать" соответствующие угрозы и заранее их бояться.

И такой расчет террористов оказывается вполне оправданным - так, например, после событий 11 сентября 2001 года американцы на некоторое время практически перестали летать на самолетах из-за страха, возникавшего как результат работы воображения. Социологические опросы показывают, что страх охватил далеко не только американцев. По данным фонда "Общественное мнение", сразу после событий 11 сентября 2001 года сильный комплекс отрицательных эмоций ("страх, ужас, тревога") испытали 21 % россиян, а близкие к этому комплексу чувства ("шок, потрясение) - еще 9 %. Еще более сильными были отдаленные последствия: к концу сентября 2001 года 70 % россиян согласилась с тем, что лично боятся стать жертвой террористического акта (не боятся 27 %, затруднились с ответом 3 %). 64 % ожидали новой вспышки терроризма в мире в ближайшее время, а 40 % считали вполне возможной новую крупномасштабную акцию террористов, причем оценили как равную вероятность новых террористических актов в США, Европе и России[95].

Сила страха такова, что он оказывает сильное влияние на перцептивно-когнитивные процессы и в целом на все поведение. Когда мы испытываем страх, внимание обычно резко сужается, заостряясь на объекте или ситуации, сигнализирующих об опасности. Интенсивный страх создает особый эффект "туннельного восприятия" (в частности, "туннельного зрения"), существенно ограничивая восприятие, мышление и свободу выбора, а также свободу всего поведения. Образно говоря, в страхе человек перестает принадлежать себе; он движим единственным стремлением устранить угрозу, избежать опасности. Слабый страх переживается как тревожное предчувствие, беспокойство. По мере нарастания страха человек испытывает все большую неуверенность в себе и своем благополучии. Интенсивный страх обычно переживается как чувство абсолютной незащищенности и неуверенности людей в своей безопасности. Возникает ощущение, что ситуация выходит из-под контроля, появляется ощущение угрозы своему физическому и(или) психическому "Я", а в экстремальных случаях - угрозы жизни.

- 16 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _