Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Семира, В. Веташ - Психология религий.

- 4 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Древняя цивилизация Китая отграничила себя Великой стеной от диких племён кочевников и жизни по стихийным законам природы: по законам борьбы противопоставленных начал. Границы культуры вводили в рамки инстинкты человека и сдерживали прямое столкновение враждебных интересов. Их целью - целью знака Весов - было уничтожить вражду и сделать эволюционный путь как можно более мягким и постепенным. Этому и служит философия даосизма.

Деяние без борьбы предполагает, что человек, существование которого защищено от дикой стихии рамками цивилизованного мира, не противостоит тем силам, которые воздействуют на него: ни мыслью, ни самой своей натурой. Тем самым он не увеличивает зло вражды, но, напротив, как бы не замечая его, лишает его оружия. Он не питает его своей жизненной энергией, необходимой для того, чтобы оно существовало. Такая философия была бы невозможна в условиях борьбы за жизнь, где зло существует независимо от человека, но в обществе, которое контролирует разум, гармония Дао стала закономерным идеалом. Культура человеческого общества воплощает высший закон небес, и человек, будучи её творцом, отражает этот закон своими мыслями и действиями. Такой взгляд на мир присущ представителям знака Весов, и они могут использовать наработки философии Дао, преломляя их в своей культуре.

Даос, следуя изменчивому процессу жизни, не придерживается идеологических принципов - чтобы каждый раз найти новую истину момента, которая и явится отражением высшего космического закона. Внешние законы и застывшая общественная идеология (Юпитер), не дающая воли природе инстинктов (Плутону), порождают скачкообразное движение эволюции. Юпитер, создавая общественное благополучие, тормозит развитие, а Плутон, вновь расчищая путь вперёд, несёт неисчислимые бедствия населению тех стран, которые стремятся вырваться на путь прогресса. Цель даосизма - не допустить их противостояния с самого начала.

Любой принцип идеологии, пусть он декларирует добро, на самом деле выявляет отход от изначальной гармонии: "Небо и земля не обладают человеколюбием и предоставляют всем существам возможность жить собственной жизнью... Когда отошли от дао, появились справедливость и человеколюбие. Когда шесть родственников в раздоре, появляются сыновняя почтительность и родительская любовь. Когда в государстве царит беспорядок, появляются верные слуги." ("Дао де цзин", 18) Поэтому совершенномудрый даос не ратует ни за справедливость, ни за человеколюбие: он ведет себя подобно изначальной природе, и в этом больше истины, чем в культурных установлениях человечества.

Контраст природы и культуры - одна из архетипических идей, которую человечество осознало раньше, чем появилась религиозная философия. В древних мифах часто встречаются два творца, идущих рука об руку: изначальный, природный демиург - и творец культуры. Таковы индийские Варуна и Митра: первый - создатель Неба и земной природы, бог мысли и творящего слова, второй - творец законов человеческого общества, бог договора. Их архетипическое отличие выражено в тезисе: "То, что относится к договору, не относится к истинной речи". Культурные нормы жизни отклоняются от истины, и в этом - главная проблема Весов, знака искусственного мира, созданного руками и разумом человека. Её решение - в возврате к гармонии природы. Эту идею и развивает даосизм.

Гармония достигается отказом от жестких правил: "Ритуал (ли) - начало смуты". Люди знака Весов тоже наиболее красивы, когда они не высказывают своих принципиальных суждений, а лишь уравновешивают существующее. Ведь суд Весов, символом которых являются чаши правосудия, как правило, очень жёсткий и одновременно выборочный (в этом знаке экзальтируется Сатурн, и здесь можно вспомнить Нину Андрееву, родившуюся под этим знаком). Образ Весов как борца за справедливость и гуманизм - это образ ницшеанца, фанатика, провоцирующего бесконечность борьбы вместо торжества мира, в котором только и могут расцвести высшие человеческие качества.

ЕДИНСТВО КРАЙНОСТЕЙ

Гармония даосизма держится на взаимном дополнении полярностей, символом которого служат уравновешенные чаши созвездия Весов. И китайская философия впервые в истории ярко формулирует принцип дополнительности - который сегодня используют физика или математика, поскольку на нем и в самом деле строится мироздание. В нем заключена непреходящая мудрость, но в быту мы редко помним о нем, потому и рождается философия, чтобы помочь нам осознать его:

"Когда все в Поднебесной узнают, что прекрасное является прекрасным, появляется и безобразное. Когда все узнают, что доброе является добром, возникает и зло. Поэтому бытие и небытие порождают друг друга, трудное и легкое создают друг друга, длинное и короткое взаимно соотносятся, высокое и низкое взаимно определяются, звуки, сливаясь, приходят в гармонию. Поэтому совершенномудрый, совершая дела, предпочитает недеяние; осуществляя учение, не прибегает к словам; вызывая изменения вещей, не осуществляет их сам; создавая, не обладает; приводя в движение, не прилагает к этому усилий; успешно завершая, не гордится." ("Лао Цзы, Дао дэ цзин", 2)

Человеческое восприятие тоже основано на единстве противоположностей: "В страдании сердцу часто открывается утешение. А когда вдруг покажется, что ты поймал истину, тут же становится горько, что не смог её удержать".

"Когда мысли разбросаны, надо знать, как собрать их воедино. Когда мысли сошлись в одной точке, надо знать, как их рассеять. Если не уметь этого, даже если одолеть помраченность, в сердце поселится беспокойство".

"Покой среди покоя - не истинный покой. Лишь когда обретешь покой в движении, поймешь, чем живет сердце. Веселье среди веселья - не истинная радость. Лишь когда настигнешь радость в печали, поймешь, чем живет сердце".[9]

И сама истина рождается лишь в дополнении полярностей: "Беды и радости притираются друг к другу. Когда они притрутся друг к другу без остатка, родится счастье". Такое счастье будет нерушимым. Сомнения и вера друг друга поправляют. когда они полностью поправят друг друга, появится знание. Такое знание будет полным".[10]

Принцип дополнения тесно связан с другим качеством, присущим партнерскому знаку Весов. Это обращение от себя к другому - жизнь не ради "я", но ради "ты". Это - один из первых принципов культурного существования, которое предполагает постановку интересов общества выше личных. Принцип коллективных интересов был присущ человеку с тех самых пор, как он стал человеком: о нем свидетельствует даже образ жизни неандертальцев. Философия даосизма абсолютизирует его, распространяя не только на людей, но даже и на природу:

"Небо и земля долговечны потому, что они существуют не для себя. Вот почему они могут быть долговечными. Поэтому совершенномудрый ставит себя позади других, благодаря чему он оказывается впереди. Он пренебрегает своей жизнью, и тем самым его жизнь сохраняется". ("Дао дэ цзин", 7)

В своей основе единство противоположностей имеет образ небытия, сопутствующего бытию: пустоты, из которой рождается всё. Архетипически, это образ свободного пространства, необходимого для того, чтобы возник мир. Астрологически - Уран и Водолей, первый знак творящей стихии воздуха: тему творения которого развивают Весы как второй знак воздушной стихии.

"Тридцать спиц объединяются в ступице колеса, но только центральная дыра (буквально, "их небытие") делает их полезными. Вылепи из глины сосуд, но только пространство внутри него сделает его пригодным. Проруби двери и окна в стенах комнаты, только пустоты сделают её удобной. Посему достоинства возникают из того, что есть; полезность же проистекает из того, чего нет." ("Дао дэ цзин", 11)

Даосизм учит восприятию "того, чего нет" наряду с существующим. Это соприкосновение с "пустотой", придающей смысл вещам, не так просто и напоминает "выдвинутость в ничто" философа Хайдеггера, родившегося под знаком Весов. Этот осенний знак лучше других постигает принцип черпания сил и смысла из их видимого отсутствия. В пустоте обретается то, что составляет единство всех полярностей: дао, неуловимое, как сама жизнь. "Дао, могущее быть выражено словами, не есть постоянное дао. Имя, могущее быть названо, не есть постоянное имя. Безымянное есть начало Неба и Земли." (Лао Цзы, "Дао де цзин", 1).

Конечно, в любой религии мы найдём мысль о том, что выразить истину непросто и Бог неопределим. Но даосизм, пожалуй, наиболее категорично намекает на то, что не стоит и пытаться высказывать суждения об абсолютном: это лишь уводит нас от него: "Тот, кто знает, не говорит. Тот, кто говорит, не знает" ("Дао де цзин", 56). Откуда такой акцент на молчании? Абстрактно-логическое мышление Весов (как и мышление любого цивилизованного человека в отличие от восприятия мира дикими племенами) склонно к суждению о вещах с позиции некой высшей культурной данности. Весам сложнее, чем кому-либо, избавиться от оценочности. Однако их непосредственно-интеллектуальная оценка служит сиюминутной гармонии жизни, а потому меняется в зависимости от момента. Подобно тому, как колеблются чаши весов в ситуации разного груза, меняется отношение человека к миру - сочетая слова в новых фразах, с иным смыслом и взглядом на вещи. Так возможно ли опереться на свою способность рассуждения, чтобы постичь неизменное?

ОТРАЖЕНИЕ МОМЕНТА

Воздушный характер Весов предполагает отсутствие твёрдых эмоциональных привязанностей и надежной рациональной платформы восприятия (он отказывается от неё ради гармонии момента). Это знак утопий, для которого абстракция мысли затмевает реальность. Но в позитиве Весы стремятся использовать слово и мысль ради чистоты отражения сиюминутной жизни. И в этом соответствии моменту предстаёт перед нами и становится видимым закон гармонии Дао. Поэтому вершины своего выражения философия даосизма достигла в китайском искусстве: живописи и поэзии. Даже в заголовках стихов мелькает сиюминутность и эфемерность проходящего (астрологически Луна - природный идеал Весов) для того, чтобы застыть на века в лаконичной формулировке экзальтирующегося в Весах Сатурна: "Смотрюсь в зеркало", "С досадой думаю о прошлом годе", "Возвращаюсь вечером в восточный город", "Мне жаль цветов" (Бо Цзюй-и).

Я за чашей вина не заметил совсем темноты.

Опадая во сне, мне осыпали платье цветы.

Захмелевший, бреду по Луне, отражённой в потоке.

Птицы в гнёзда летят, а людей не увидишь здесь ты.

(Ли Бо, "Развлекаюсь")

Смысл китайской поэзии не привязан к фразам, но стоит за отражением момента. Слова содержат лишь наиболее точную констатацию факта, в котором и отражается высшая гармония Космоса - единство человека и природы:

В струящейся воде осенняя Луна.

На сонном озере покой и тишина.

И лотос хочет мне сказать о чём-то грустном,

Чтоб грустью и моя душа была полна.

(Ли Бо, "Струящиеся воды")

На китайской картине, как и в китайской поэзии, человек, отражая природу, точно вписывается в пейзаж: его душа сливается с ней, он ничем не противоборствует природе, и её силы служат совершенству его действия. Это отождествление до того сильно, что представляет парадокс сознания (Чжуан Чжоу, которому приснилась бабочка, проснулся и не мог понять: "Это Чжуан Чжоу стал бабочкой или бабочка стала Чжуаном Чжоу?"). С точки зрения астрологии здесь хочется отметить, что знак Весов в наибольшей степени раскрывает её основополагающий принцип аналогий ("что наверху, то и внизу, что внутри, то и снаружи"). Выверенный эстетизм Весов даже в религии уделяет такое же внимание внешнему, как и внутреннему,- одно является отражением другого: "У кого неряшливый внешний облик, к тому не приходит добродетель. У кого внутреннее состояние несовершенно, у того сердце лишено спокойствия."

- 4 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _