Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Курпатов Андрей - С неврозом по жизни.

- 34 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Главное же в Интернет-общении то, что оно ни к чему тебя не обязывает - поговорили и разошлись. Проявлять дружеских чувств здесь не нужно, помощь оказывать товарищу по Интернету тоже несподручно, терпеть чью-то слабость или противостоять чьей-то силе также нет необходимости. Короче говоря, идеальное место! Идеальное!

Мы живем в атмосфере стыда. Мы стыдимся всего, что в нас есть подлинного: стыдимся самих себя, своих родственников, своих доходов, своего произношения, своих взглядов, своего жизненного опыта точно так же, как мы стыдимся своего обнаженного тела. - Бернард Шоу

Вот люди и пропадают в Интернете, тонут в нем самым натуральным образом. Общаются, дружат с отсутствующими в действительности персонажами, как шизофреники, ей-богу! Впрочем, проблема значительно глубже, чем может показаться. Ведь к чему все это приводит? Живет человек средь идеальных друзей и собеседников, которых сам себе и придумал на 99% такими, какими хочет их видеть, а потом, общаясь с нормальными, живыми людьми, видит, насколько они - живые - плохи и не подходят для общения. Не такие они хорошие собеседники, как хочется, а такие, какие есть! И начинает такой утопленник Интернета избегать настоящего общения, все более и более погружаясь в мир иллюзии.

Кроме того, если бы у него не было возможности общаться с Интернет-другом, то пришлось бы над собой работать, ведь общение - это не столько способ поговорить, сколько возможность научиться говорить, возможность измениться самому, какие-то свои качества человеческие улучшить, т. е., по большому счету, человеком стать. Без настоящего, фактического общения нет и не может быть человека.

Только в живом общении мы обретаем собственное, человеческое лицо, научаемся контролировать свои эмоции и поведение, развиваем и совершенствуем свою личность. Но это недоступно человеку, погруженному в мертвые воды Интернета, где все искусственно, а потому и сам он становится искусственным, ненастоящим.

Это явление встречи с "ты" именно и есть место, в котором впервые в подлинном смысле возникает само "я". - С. Л. Франк

Поколение Интернета - поколение киборгов, людей, лишенных способности сочувствовать, сопереживать и быть сильными. Впрочем, объяснять это утонувшему в Интернете бессмысленно. Ему удобнее общаться с себе подобными, чем с живыми пока еще людьми.

Глава 4. Зависимость от любви.

Как это ни прискорбно, но любовные чувства, равно как и прочие описанные здесь "забавы", могут быть болезненными, приобретая характер невротической зависимости. Впрочем, все здесь не однозначно, однако в каких-то случаях о любви действительно нужно говорить как о болезни, а в каких-то - как о высшем благе. Если это все-таки болезнь, то какова ее природа?

Любовное помешательство.

Что перед нами - болезнь или здоровье, определить достаточно просто. Во-первых, нужно понять, насколько "больной" адекватен. Во-вторых, насколько ему хорошо, а если и хорошо, то не скрывается ли за этим "хорошо" какого-то подвоха. Если использовать представленные критерии, то влюбленный, безусловно, болен.

Как это обычно и бывает, всякая болезнь есть результат страдания нормальной, естественной функции организма или мозга. Какая же функция страдает, когда мы "заболеваем" любовью? Эта функция - один из базовых механизмов работы нашего мозга, механизм, открытый российским ученым А. А. Ухтомским и названный им "принципом доминанты".

Принцип доминанты, как мы уже говорили, - это механизм работы мозга, благодаря которому в нем господствует единственный очаг возбуждения. Все прочие возбуждения, которых, понятное дело, тьма-тьмущая, не только не принимаются в расчет, не только не рассматриваются и не реализуются, но, напротив, тормозятся и переориентируются, можно сказать, сдаются в плен господствующему возбуждению, переходят в его полновластное и безграничное пользование.

Считается, что всякий влюбленный безумен. Но можно ли представить себе безумца, который влюблен? Ни в коей мере. Мои права ограничиваются неким скудным, неполным, метафорическим безумием: любовь делает меня словно безумным, но я не общаюсь со сверхъестественным, во мне нет ничего сакрального; мое безумие - простое недоразумение, заурядное и вообще невидное; ко всему прочему - оно целиком присвоено культурой; оно не пугает. - Ролан Барт

Передавая свое возбуждение господствующему центру (в нашем случае, - доминанте любви), они, эти прочие центры, ускоряют его работу, поторапливают и усиливают его. Головной мозг - это целая вселенная, но порядок в ней поразительный! Бесчисленные возбуждения, благодаря способности мозга к образованию доминанты, сводятся, концентрируются, оптимизируются и направляются на служение единой цели, для достижения одного результата. Замечательно, любо-дорого смотреть! Однако человек обладает удивительной способностью использовать себе же во вред то, что, казалось бы, создано природой ему в помощь! Доминанта - это как раз тот случай...

Что происходит с влюбившимся? Была у него до этого фатального момента (когда любовь нечаянно нагрянула) жизнь, но вот - "бац!" - и привет, нет ее больше, с молотка пошла. Страсть пожирает влюбленного, словно паразит. О чем бы влюбленный человек ни думал, мысли, роящиеся в больной голове, подверженные неведомой силе любовного тяготения, неизбежно финишируют на объекте влюбленности.

Все прежние увлечения, занятия и интересы, включая друзей и врагов, пропадают, словно бы их и не было вовсе! Все время посвящено ему - "объекту любви". И на работе - мука, и с друзьями - скука, и отдых - не отдых. Внимание не сосредоточить, ничего не получается, все из рук валится, а перед глазами (галлюциноз своего рода) стоит Он (Она). И каждый телефонный звонок звучит, словно глас Господа на горе Синайской, и сердце так от этого звонка бьется, что того и гляди выпрыгнет из груди. И сна нет, только думы, только мысли - мысли тяжкие, мысли нежные. Только разговоры беспрестанные внутри головы (бред своего рода), непрекращающиеся разговоры с объектом любви, разговоры, беседы, споры, уверения, клятвы, признания, откровения - все внутри головы.

И деньги для больного этой болезнью - не деньги, и время - не деньги, препятствие - не препятствие, расстояние - не расстояние. А силы-то, силы столько, что горы можно своротить, звезду с неба достать, достать и не обжечься, потому что не чувствует он - влюбленный - ничего, кроме жгучей своей страсти. Ух! Это, друзья мои, играется с влюбленным (влюбленной), как кошка с мышкой, доминанта...

Как же это сумасшествие может закончиться? Все мы уповаем на здравый смысл, но сами эти надежды - первый признак его отсутствия. Всякая доминанта, и любовная в том числе, может сойти со сцены нашей психической жизни, только если потребность, в ней заложенная, удовлетворится. Или же, второй вариант, если произойдет какое-нибудь чрезвычайное событие, способное оттеснить эту доминанту на второй план. Что ж, и то и другое возможно, а финал всегда печален.

Любовь всегда слепа к недостаткам и стремится к радостям. - Уильям Блейк

Рассмотрим первый вариант. Оказывается, когда объект нашей страсти отвечает нам взаимностью, желание любить его и дальше начинает внезапно таять. Месяц, ну полгода - и нет его вовсе! Добившись желаемого, мы перестаем в нем нуждаться. Стоило ли так усердствовать? Рассмотрим теперь второй возможный конец любовной доминанты. Допустим, объект нашей любви проявляет себя каким-то образом, который совершенно не совместим с его образом в нашем внутреннем пространстве. Мы неизбежно испытываем чувство тяжелейшего разочарования, кажется, почва уходит из-под ног, а с ней и то, что звалось прежде любовью. Печально...

Всякие отношения, замешенные на страсти, подобны бенгальскому огню светят ярко, но не греют и быстро выгорают. Это большое заблуждение - думать, что такая любовь может длиться вечность, что на таком фундаменте возможно семейное счастье. Впрочем, влюбленному, больному с любовной лихорадкой это не объяснишь, доминанта не позволит.

Когда двое находятся под влиянием самой неистовой, самой безрассудной, самой обманчивой и самой кратковременной из страстей, им приходится заверять друг друга, что они останутся в этом возбужденном, ненормальном и изматывающем состоянии до тех пор, пока смерть не разлучит их. - Джордж Бернард Шоу

Однако же за любую ошибку приходится платить: слезы, разочарование, ненависть, одиночество - вот наша плата. Мы выходим из этой инфекции под названием "любовь" истощенными, обессиленными, полными тоски и пессимизма. Не случайно многие, не справившись с этой ношей, пытаются свести счеты с жизнью. Глупо и бессмысленно, но что поделаешь? Доминанта...

Взгляд в зеркало.

Великий русский ученый И. М. Сеченов, анализируя мужскую любовь, пришел к выводу, что мужчина любит в женщине свое наслаждение. Потом, в самом начале ушедшего века, О. Вейнингер постулировал: мужчина проецирует на женщину лучшие свои качества и любит в женщине свои собственные достоинства. Наконец, З. Фрейд вывел формулу: мужчина любит в женщине свою мать, а женщина любит в мужчине своего отца. В конечном итоге, получилась крайне запутанная ситуация... Вообще, кто-то кого-то любит или нет?

Оказывается, что никто никого по-настоящему не любит, а любят все только свои собственные фантазии. Каждому, кто хоть раз испытывал чувство любви, хорошо известно, как старательно рисует наша фантазия образ любимого человека: его недостатки нами игнорируются, его достоинства, напротив, возводятся на пьедестал и обожествляются. При достаточном старании получается настоящий голливудский персонаж - любо-дорого смотреть! Главное, что называется, не приглядываться, а то мираж рассеется...

Заложники страсти и прочих комплексов.

Итак, состояние "жгучей любовной страсти" по природе своей болезненно, но когда она становится зависимостью? В том случае, если объект оказывается недоступен, если он отвергает, бросает, изменяет и т. п. Обоюдоострая страсть, если она и встречается, то длится недолго и в зависимость, как правило, перерасти не успевает.

Только безответная или отчасти безответная любовь способна поставить все с ног на голову, превратив человека в свое подобие, в собственную тень, выеденную изнутри любовным томлением. Как такое становится возможным? Ответ на этот вопрос скрыт в наших мечтах и надеждах на большое и светлое чувство взаимопроникающей любви с человеком, который по самой природе своей на такие отношения не способен.

Мечта каждой женщины, хотя зачастую эта фантазия и камуфлируется прекрасной представительницей прекрасного пола, незамысловата - это "рыцарь на белом коне". Мечта каждого мужчины - не пугайтесь - "женщина-вамп", хотя и не многие мужчины в этом признаются. Несмотря на то что и те, и другие успешно скрывают свои подлинные мечтания, искушенный взгляд они обмануть не в силах.

Клеопатра: Любовь? Насколько ж велика она?

Антоний: Любовь ничтожна, если есть ей мера.

- 34 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _