Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Курпатов Андрей - С неврозом по жизни.

- 26 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Представим себе ситуацию: произошла такая "ротация", вожак поменялся, другой самец теперь верховодит над раболепным гаремом. Как он будет относиться к детям прежнего властителя? Разумеется, без особого энтузиазма! Поэтому-то самки приматов и страхуются. Улучив минуту, когда вожак зазевался, самка тихонько отходит подальше, в укромное местечко, где и встречается на адюльтерном ложе с претендентом на руководящий пост. Тот, особым умом не отличаясь, сменяя-таки своего предшественника на должности вожака и одновременно супруга всех вольнопасущихся самок, рассматривает детенышей этой своей прежней любовницы, а ныне - жены, как своих собственных, и относится к ним соответственно.

Иными словами, адюльтер у человекообразных обезьян открывает дорогу к должности "любимой жены" со всеми вытекающими отсюда последствиями: ее дети будут обласканы. По всей видимости, именно эта бессознательная тенденция и движет женщинами, которые, даже находясь в браке, инстинктивно ищут "другого" мужчину. Впрочем, такие бессознательные думы о детях в нашем "сознательном обществе", как правило, оборачиваются для последних не лучшим образом. Благими намерениями, как известно...

Но посмотрим через некоторое время на того лихого "вожака", теперь это чудо в рейтузах с отвисшими коленками и в тапочках. Впрочем, дело, конечно, не во внешнем виде, а в виде внутреннем. Мужчина ты или не мужчина? - вот какой вопрос возникает у женщины, глядящей из кухни на то, что лежит на диване перед телевизором.

Женщина всегда непременно сексуальна. Она вся уходит в область половой жизни; в сфере полового акта и размножения, и в отношениях к мужу и ребенку она - вся, тогда как мужчина далеко не только сексуален. В этом заключается действительно то различие, которое хотят найти в различной интенсивности полового влечения. - Отто Вейнингер

Где былая страсть, пережитое некогда увлечение-восхищение, где прежняя сладость ее девичьей обороны, его молодецкой силы? Канули в Лету милые сердцу душевные трепетания, поскольку даже они - это лишь только игра ее бурного воображения. Да, в тех женщинах, которые всегда Женщины, никогда не угаснет это невротическое, по сути своей, желание - принадлежать всецело страстному мавру, который крепок, как дамасская сталь, и нежен, как узбекский хлопок.

Можно влюбиться и в такого: непонятного, загадочного, холодного, которому все безразлично, которому море по колено, который, кажется, и не хочет от нее ничего, и бросит при первой возможности. Но она-то в этой жестокости и черствости его сердца ощущает страсть, ощущает его величественное одиночество, и кажется ей, что если и нужно что, так это осчастливить его своей любовью, отогреть его ледяное сердце и насладиться истинным счастьем - заслуженным, желанным, еще не изведанным... И неведомо бедной женщине, что все это лишь ее мечты, ее иллюзии. Да, то, что творит иногда с женщиной ее сексуальная доминанта, мужчинам и в самых изощренных снах не снилось!

Женщины! Что в них? Красота их исчезает, как сон, как вчерашний день. Верность их... Да в том-то и дело! Они или легкомысленны (что меня перестало интересовать), или верны. Одна из них еще могла бы, пожалуй, увлечь, заинтересовать меня... как редкость, но не больше, - ведь окажись она верной в истинном смысле слова, я стал бы жертвой собственного эксперимента: мне пришлось бы тоже посвятить ей всю свою жизнь, а не выдержи она - опять старая история! - Серен Кьеркегор

Итак, мы галопом осветили уже целых" два бессознательных, доставшихся женщине от далеких предков варианта поведения, приводящих или могущих привести ее к адюльтеру или даже к хронически адюльтерному способу существования, т. е. неврозу как стилю жизни. С одной стороны, это рефлекторное почти потакание мужской активности. Его настоятельная, захлестывающая, увлекающая, манящая другой жизнью, другим к ней отношением активность способна вскружить женщине голову, а там и до адюльтера недалеко. С другой стороны, это бессознательный поиск женщиной лучшего отца для своего ребенка, причем этот ребенок далеко не обязательно реально присутствует, но ведь потенциально каждая женщина - мать, вот и ищет. Чего найдет, о том лучше не думать.

Но есть и третья стратегия - это уже чисто человеческое изобретение: месть. Женщина испытывает это чувство не только к тому мужчине, который ей изменяет, она мстит и тому, который не ощущается (подсознательно, по большей части) ею как мужчина. Тому, который не заполняет ее, не дает ей чувства надежности, защищенности. Тому, который стал ей соседом, с которым она не может ощущать себя женщиной. Конечно, она будет искать "Мужчину", ведь она "Женщина". Впрочем, толку от этого не будет, месть - чувство подслеповатое и определенно бессмысленное. Будет разочарование, будет и возвращение в покинутую супружескую постель, и на душе будет гадко.

Многим мужчинам удается улучшить свою жизнь изменами. Они изменят законной супруге, успокоятся, стабилизируют свой невроз и даже с большим подчас рвением продолжат радеть за семейный очаг. Но у женщин такая тактика, как правило, не проходит. Или же измена становится стилем жизни, что, впрочем, радует скорее женское самолюбие, нежели действительно радует. Или же адюльтер оказывается поводом для душевных переживаний, самообвинений, тоски и прочих психологических неприятностей. И это при том, что измена, дай бог, пройдет благополучно и без неприятных последствий! А если нет?.

Глава 7. Секс и сексуально озабоченные.

Кажется, что тема сексуальных отношений нами уже обсуждена, потому что многие думают, что секс и брак - это одно и то же. Впрочем, так думают не все, некоторые полагают, что это совсем не совместимые друг с другом вещи, вот о них и пойдет речь. О тех, кто страдает эдакой сексуальной манией! На первый взгляд кажется, что это самая безобидная и милая изо всех возможных маний - и себе, и другим приятно.

Когда люди впадают в одну крайность, они отвергают секс с пуританским ужасом и отвращением, а когда впадают в другую, - "освобождают" до вседозволенности и промискуитета. В обоих случаях сексуальные желания трактуют как "животные" - одни, чтобы приручить их, другие - чтобы позволить им проявиться во всем первобытном естестве. - Р. Хиггинс

Однако это только на первый взгляд. Если же приглядеться хорошенько, то станет понятно, что за этой, как и за любой другой манией, стоят: хроническая неудовлетворенность, способ справиться с тревогой, болезненные по сути своей привычки, невротические отношения между сознанием и подсознанием, а также многие другие, мягко говоря, немилые патологические механизмы.

Прежде чем перейти к рассмотрению этого невротического стиля поведения, который в буквальном смысле паразитирует на половой функции человека, мы должны уяснить, хотя бы и вкратце, особенность человеческой сексуальности[8]. Она, как оказывается, бесконечно далека от природной, что, по большому счету, и сыграло с нами злую шутку.

Научные исследования официально уведомляют: эволюционный прорыв в сексуальной сфере при переходе от обезьяны к человеку несравним по своему масштабу даже с достигнутым нами интеллектуальным прогрессом! Укажем только на некоторые узловые точки.

Во-первых, у самок вида Homo Sapiens появился оргазм, что отличает их от всех остальных "женщин" животного царства. Событие исключительное - женщина получила позитивное подкрепление своей половой активности! Позитивное же подкрепление - движитель удивительный! Далее, женщины, в отличие от самок других видов, практически постоянно готовы к спариванию, и для этого им не нужно дожидаться "сезона", соответствующей гормональной перестройки и заветного преображения наружных половых органов.

Во-вторых, половая активность человека теперь оторвана от своей основной функции (а это продолжение рода если кто запамятовал); к репродукции человечества она не имеет теперь никакого отношения. В сексуальные отношения могут вступать и неполовозрелые лица, и вышедшие из периода репродуктивной способности; причем вопрос контрацепции в большинстве случаев важнее любого другого, хотя в двух перечисленных ситуациях это и неактуально. Важное, с биологической точки зрения, действие называется теперь не иначе, как "сексуальные игры" и "занятия любовью" (это надо было такое выдумать!). Является средством финансового обогащения (проституция), демонстрацией силы, порожденной, впрочем, личностной слабостью (сексуальное насилие), чертой социального благополучия и статуса (содержание любовниц, обладание "шикарными женщинами", пользование услугами "дорогих проституток" и т. п.). В конце концов, это скорее способ времяпрепровождения, нежели вообще хоть сколько-нибудь осмысленное действие (т. е. имеющее смысл: цель и задачу).

В-третьих, изменился характер сексуальных раздражителей (стимулов). У животных различных видов эти раздражители условно разделены на внешние и внутренние: изнутри их подпирают гормоны, снаружи их сексуальную активность провоцируют характерные запахи, звуки, окраска потенциального партнера, его позы и поведение. У человека, кажется, все то же самое, но на самом деле наша сексуальность инициируется не непосредственными раздражителями, а символами, например, словами и словосочетаниями - "я люблю тебя", "очень сексуально", "красивые ноги", "бюст - отпад!".

Смерть есть символ абсолютной импотенции, полного бессилия и конечности, и возникающая из этого неизбежного переживания тревога заставляет нас отчаянно искать бессмертия в сексе. Половая активность - это самый удобный способ заглушить внутренний ужас перед смертью. - Ролло Мей

То есть нас возбуждает не сама готовность партнера, проявляющаяся непосредственными стимулами, а соображения о его готовности ("я люблю тебя"), не возбуждение, которое возникает у животного автоматически, вследствие действия какого-то запаха на соответствующие рецепторы, а представление о том, что это может быть возбуждающим ("очень сексуально"). В конце концов, "красивые ноги" - это, вообще-то говоря, какая-то полная абстракция! Какое отношение имеют ноги к возможности сексуального удовлетворения - непонятно. По крайней мере, ни один зверь нас бы не понял. А "бюст" их и вовсе не заинтересует!

Такая подмена "естественных сексуальных раздражителей" на "символы сексуального" кажется незначительной. Но здесь-то собака и зарыта! Поскольку возбуждаться теперь можно и в отсутствии партнера - нарисовал в сознании, что хочешь, - и привет. А сам партнер даже мешает, поскольку "бюсты", хоть и "отпадные", в реальности никогда не бывают идеальными, к тому же какие они - "идеальные"? Никому не известно. А что такое красивый мужчина? Это вообще полнейшая загадка! Нет, положительно, партнер только мешает нашему возбуждению, причем самым бесстыдным образом!

Это только самые очевидные отличия, но даже их, наверное, вполне достаточно, чтобы понять главное - джинн человеческой сексуальности вырвался из бутылки, а потому жди беды... Когда же сексуальность человека называют "животным наследством", у меня лично возникает странное ощущение театра абсурда. Этим пытаются кому-то польстить или же таким образом что-то судорожно скрывают в порыве внезапно напавшего смятения и стыдливости.

- 26 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _