Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Монро Роберт - Окончательное путешествие

- 31 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Легко понять, почему многие ученые и врачи открыто принимают позицию нигилистов или атеистов. Вопреки таким убеждениям, многие из них испытывают давление культуры, сокровенных надежд и чувства вины, которые заставляют их верить в необходимость выживания вида. Более того, ученые и врачи становятся неосознанными участниками хищнического механизма Мира Земной Жизни, и в этом смысле не реже других подгоняют имеющиеся сведения к собственным инстинктам.

Несмотря на это, некоторые великие ученые уже пришли к выводу о том, что человек - не просто материальное тело; во всяком случае, наш разум представляет собой нечто большее, чем просто электрохимические реакции в мозге.

В итоге, огромные пласты накопленных научных знаний просто непригодны для любого направления, которое пытается извлечь Нечто из Ничего, - и потому нам придется с неохотой отказаться от науки. Почти все научные достижения целиком и полностью связаны с Миром Земной Жизни, пространства и времени и, следовательно, применимы только в этих границах. Что касается религии и философии, то они тоже не принесут большой пользы. Религиозные течения долгие тысячелетия пытаются вызвать у нас веру в жизнь после смерти. В попытках помочь своим последователям достичь стадии постижения Истин, религии разработали огромное число практических приемов, но лишь немногие из них можно назвать более или менее удачными.

Итак, мы возвращаемся к личному опыту. Если бы каждый человек имел возможность пересечь черту, погрузиться в так называемое Ничто, вернуться назад и описать увиденное в доступных, не искаженных системой представлений понятиях, это со временем привело бы к глобальному постижению Истин и исчезновению всякого страха перед смертью. Все было бы замечательно, - но пока мы не знаем, как это осуществить.

И все же остается вероятность того, что каждый из нас уже занят такими путешествиями, просто не помнит об этом.

Если бы я без тени сомнений знал, что произойдет после смерти, такое понимание полностью изменило бы мои взгляды на мир. Я старался бы прожить эту жизнь во всей полноте и не обращал бы внимания на зловещую тень, мелькающую за левым плечом, - на призрака, который шепчет: "Один неверный шаг - и пришел твой час!" Если бы мы понимали, что каждый имеет возможность уйти из этой жизни, когда будущее, по его мнению, не сулит ему ничего светлого, - как преобразилась бы наша жизнь! Если бы мы твердо знали, что наша любовь продолжается за границами Мира Земной Жизни, пространства и времени, что мы обязательно встретимся с близкими, любимыми людьми после расставания в этой жизни, - какое чудесное чувство свободы окрыляло бы все человечество!

17. ХЛОПОТЫ, ЗАБОТЫ...

Я со всей тщательностью изучил те немногие сведения, какие можно найти на тему жизни за рамками Мира Земной Жизни, и в итоге решил, что остается единственный путь: обратиться к личному опыту. Теперь предметами моих поисков было что-то вроде "страхования от смерти", а обстоятельства личной жизни складывались так, что мне нужно было найти искомое как можно скорее. Мое Ядро подсказывало, что это не так сложно, как кажется. Стараясь не забывать об этом, я погрузился в поиски.

Существовала небольшая группа хорошо знакомых мне людей, с которыми я вступал в общение во внетелесном состоянии уже после их ухода из физического мира. К их числу относился и мой отец, который скончался после целого года невыразимых мучений вследствие инсульта. Во время одного внетелесного переживания я встретил его в крохотной комнатке с единственным окном, - судя по всему, там он приходил в себя после случившегося. Он встретил меня очень сердечно. Кроме того, среди таких людей был мой друг, инженер Чарли. Он умер от сердечного приступа, а позже я отыскал его в хижине на берегу океана. Был мой напарник по исследованиям и полетам, Агню. Через несколько месяцев после того, как он разбился на самолете, я навестил его в каком-то месте, напоминающем исследовательскую лабораторию, где он восторженно рассказывал мне о своих новых идеях. Был Дик, мой друг-врач, который скончался от рака кишечника. Когда я увидел его во внетелесном состоянии, он выглядел совсем молодым и оживленно беседовал в каком-то учреждении с двумя незнакомыми людьми. Кроме того, однажды у меня состоялась краткая встреча с матерью, хотя это случилось совсем не во время ВТП. Она появилась на заднем сиденье моей машины, когда я ехал на работу, - это произошло всего через пару минут после того, как мама умерла в больнице штата Огайо.

Были и другие люди, но никого из них я не знал так хорошо, как тех, кто перечислен выше. Когда я начал размышлять о том, какие они были... какими я их знал, выяснился один интересный факт: никто из этих людей не был замкнут в той или иной жесткой системе представлений о существовании после смерти. Но куда они ушли и как добрались до места назначения? За все эти годы я ни разу не задумывался об этом и не пытался это узнать.

Раздумывая на эту тему, я начал понимать, как мало "окованных сталью" систем представлений навязывали мне родители. Они не рассказывали об адском пламени и запахе серы, о дьяволах и ангелах. Они никогда не читали мне проповедей о жизни после смерти. У меня было полное право на самоопределение. В то время ни они, ни я еще не сознавали, насколько ценным оказался такой подход.

Я решил предпринять серию ночных вылазок и узнать, что случилось с теми, кого я встречал по завершении их пребывания в Мире Земной Жизни. Около трех часов утра, после двух циклов сна, я проснулся отдохнувшим и расслабленным. Выкатившись из тела, я тут же оказался в темноте неподалеку от материального тела. Для того чтобы настроиться на границу полосы "Ч", потребовалось всего лишь мгновение.

Покинув область помех в полосе "Ч", я приступил к поискам тех, кто не был прикован к жесткой системе представлений о посмертном существовании.

Первой в голову пришла мысль о Чарли. Легкое переключение позволило мне перенестись в его самодельную хижину на океанском побережье. Все вокруг казалось застывшей картиной. Песчаный пляж выглядел таким же, как прежде, но в хижине было пусто. В небе висели неподвижные облака и солнце. Ветерка тоже не было.

Чарли ушел. Будь он здесь, построенный им мир пребывал бы в движении.

И тут я заметил одну несообразность: я чувствовал ногами песок. Посмотрев вниз, я увидел свои ноги - обычные босые ноги. Я пошевелил пальцами ног, погрузил их в песок. Ощущения были совершенно нормальными. Неподалеку тянулась полоска травы.

Я пошел (не полетел!) к ней и ощупал траву ногой. Чувство ничуть не отличалось от прикосновения к обычной траве. Наклонившись, я сорвал травинку и только тогда понял, что у меня есть и руки. Вложив травинку в рот, я пожевал ее: вкус и осязание тоже работали. Это была настоящая трава, живая, свежая.

Насколько я помнил, Чарли никогда не утверждал, что способен создавать живые организмы, но вокруг было множество свидетельств тому. Более того, одним из доказательств стало то, что я машинально принял физический облик, что было, мягко говоря, очень необычно. Я не понимал, какой тип энергетического поля удалось использовать Чарли. Несомненно, это совсем не система представлений, так как я вовсе не ожидал обнаружить здесь то, что видел.

Уходил я медленно, чтобы ничего не упустить. По мере отдаления ощущение материального тела постепенно исчезало. Я обратил внимание на "координаты" этого места и выяснил, что оно расположено в середине барьера помех в полосе "Ч", то есть в границах полосы человеческого излучения общего спектра (М)-поля.

На протяжении последующих недель я пытался узнать, куда подевался сам Чарли.

Несмотря на все усилия, мне не удалось найти никаких следов его присутствия.

Следующим стал мой отец. После инсульта он целый год мучился сильнейшими болями, но до самой смерти не мог говорить и рассказать об этом. Я узнал о страданиях отца уже после его смерти, когда встретил его во внетелесном состоянии. Сейчас я без труда нашел ту комнату, где он выздоравливал после болезни, но, как я и подозревал, его там уже не было. Комната была пуста, но, вытянув руку, я смог потрогать ее стены. Хм, почему это у меня снова появилась физическая рука? Стена была шершавой, судя по всему, бетонной или цементной. Я сомневался, что ее выстроил мой отец, а это означало два возможных объяснения: либо я не так уж хорошо знал отца, либо комнату создал кто-то другой.

Я медленно поднялся вверх, вышел сквозь крышу этого небольшого здания, и мое восприятие вновь постепенно стало сугубо нефизическим. Теперь меня совсем не удивило, что помехи полосы "Ч" оказались совсем рядом. Затем я предпринял попытки разыскать отца, но тоже потерпел неудачу. Возможно, и он, и Чарли уже вернулись в Мир Земной Жизни? Быть может, их увели с собой представители соответствующих Я-"Там". Но почему после их ухода хижина и комната остались на месте, оказались заброшенными? Я уже убедился, что они слишком реальны для того, чтобы быть частью какой-то системы представлений. Мое любопытство усиливалось.

Спустя несколько дней я посетил прилегающий район, но эта вылазка принесла сходные результаты. На этот раз я вернулся в то место, где встретил Агню. Это произошло через пару месяцев после того, как его самолет рухнул на землю, и сгорел при попытке сесть на крошечную взлетную полосу в Огайо. Агню хоронили в Северной Каролине, и именно там случилось одно впечатляющее, но до сих пор не нашедшее своего объяснения событие. Когда гроб опускали в могилу, прямо над кладбищем низко пролетел самолет "Твин-бич". Это была та самая модель, на какой летал Агню, - того же цвета, с такими же опознавательными знаками. Он покачал крыльями и скрылся вдалеке. Вдова Агню разразилась рыданиями. Все присутствующие, кто хорошо знал Агню и его страсть, тоже не смогли сдержать слез. Позже мы проверили все аэропорты в радиусе пятисот километров - и нигде не нашли записей о взлетах и посадках самолета модели "Твин-бич".

Помня об этом случае, я не питал особых надежд застать эту творческую личность на старом месте. Когда мы встретились после его смерти, он увлеченно трудился над каким-то изобретением, назначение которого так и не смог мне объяснить. Мои подозрения оправдались: рабочая платформа и установка были на месте, но Агню и след простыл. Я даже не пытался отыскать его, - возможных объяснений было слишком много.

После этого я сосредоточился на том месте, где когда-то встречался с Диком. Он был очень хорошим врачом и очень хорошим другом. Мы познакомились еще в те времена, когда я жил в Нью-Йорке. Во внетелесном состоянии я застал его погруженным в горячий спор с незнакомыми людьми. Они стояли в какой-то большой комнате, и Дик просто помахал рукой, показав, что узнал меня. Он выглядел вдвое моложе, чем в момент смерти.

Я с легкостью переместился в ту комнату. К моему удивлению, она не была пуста. У стола стояли два совершенно обычных на вид человека в строгих костюмах. Они спокойно беседовали. Я осторожно подошел поближе.

- 31 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _