Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Монро Роберт - Окончательное путешествие

- 19 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Я направился прямо к мусорным бакам. За ними сидел худощавый паренек лет семнадцати, и я мельком подумал, что старше ему уже не стать. Во всяком случае, не в этой жизни. Приблизившись, я предложил ему подняться. Парень медленно и неуверенно выпрямился, но остался настороже, приготовившись убежать, как только выдастся такая возможность.

- Как ты меня нашел?

Я сказал, что хочу ему помочь.

- Не нужна мне никакая помощь, тем более от вонючих легавых!

Я поинтересовался, зачем же он прячется, если ему не нужна помощь.

- Что за вопрос? У этого козла в магазине оказалась пушка, и он поднял пальбу!

Я сказал, что об этом уже можно не беспокоиться. Паренек с подозрением посмотрел на меня.

- Ты меня арестуешь?

- Не совсем, - сказал я и добавил, что ему уже не доведется что-то украсть и не стоит опасаться, что кто-то его подстрелит. О тюрьме тоже уже можно не волноваться.

Парень непонимающе уставился на меня: - Ты что, с ума сошел.

Я сказал, что пуля попала ему прямо в сердце, и прожил он ровно столько, сколько потребовалось, чтобы выскочить из магазина и рухнуть прямо перед дверьми. На лице паренька отразилась целая буря противоречивых чувств.

- Да что ты несешь? Если б я умер, стоял бы здесь с тобой, как же!

Я махнул рукой назад, в сторону улицы, и предложил ему самому убедиться в правоте моих слов. Он кивнул. Продолжая посматривать на меня, он прокрался вдоль стены, и выглянул за угол. В тот же миг мальчишка начисто позабыл обо мне и впился взглядом в то, что происходило на улице. Через минуту он развернулся, бессильно сполз по стене и уткнулся лицом в колени.

Я услышал, как он всхлипывает, подошел к нему, мягко похлопал по плечу и сказал, что нам пора идти. Парень поднял голову: - А там есть легавые?

Я улыбнулся, покачал головой и сказал, что там намного лучше, чем здесь, в темном переулке. Парень посмотрел на свои ладони.

- Я помню, как выставил руки вперед, когда падал, чтобы не удариться об асфальт.

А еще я помню, что перед этим чуть не рехнулся, когда тот мужик выхватил пушку из-за стойки и пальнул в меня. Такое чувство, будто дали монтировкой в грудь. Я выскочил наружу и хотел убежать за угол... упал, поднялся и спрятался здесь.

Но... кто ты такой?

Я сказал, что меня прислал его дядюшка Бен. Парень рассмеялся: - Бен? Пьянчуга Бен? Да откуда ему знать, что я здесь! Он помер, когда я был маленьким! Ага, я понял! Очередная хитрость легавых, вы хотите меня расколоть!

Ладно тебе. Забирай меня и перестань пороть всю эту чушь насчет смерти.

Я сказал, что, если ему нужны доказательства, мы можем подойти к лежащему на улице телу и хорошенько его осмотреть. Сначала парень отказывался, но я предложил ему спрятаться за моей спиной, развернулся, пошел на улицу и пробрался сквозь толпу зевак. Я чувствовал, что парнишка крадется следом.

Когда мы увидели тело, неподалеку уже стояла "скорая". Мы оказались прямо перед трупом. Всюду была кровь. Парень следил за тем, как тело перевернули в поисках признаков жизни, а затем перенесли на носилки. На лицо трупа набросили простыню, но стоявший за моей спиной мальчик успел его рассмотреть. Так или иначе, я не сомневался, что он сможет разглядеть лицо даже под простыней.

Когда носилки погрузили в "скорую" и захлопнули задние двери машины, позади вновь послышались всхлипывания. Я мягко взял парня за руку и вывел его из толпы.

Он больше не упирался, просто бездумно шагал следом. Тем временем я поднялся вверх и начал смещаться по фазе. Пока мы двигались к верхней части срединных колец, я постоянно следил за ним, и не сомневался, что смогу заметить все, что только может случиться.

Я ошибался. В какой-то миг парень просто исчез. Только что он был здесь, а в следующее мгновение его не стало. Не было даже следа излучения. Я тщательно осмотрел все вокруг: пусто.

Что бы я ни задумывал, все получалось не так, как планировалось. Я уже занялся каким-то важным делом, но не мог довести его до конца. Я медленно развернулся и размышлял об этом по пути к материальному телу.

Оставалась только одна ниточка. Ночью послышались новые назойливые сигналы.

Периоды сна становились для меня по-настоящему горячей порой. Что это, причина и следствие? Возможно, я все-таки двигаюсь в верном направлении, но, даже если так, мой левый мозг отчаянно требует дополнительных сведений. Я определенно не гожусь для этой работы. Все время теряю своих подопечных!

Через несколько недель проявилось новое изменение. Я прилег, расслабился и вдруг почувствовал необычайно мощный крик о помощи, - он раздался в том диапазоне, который я уже считал "своей частотой". Произошло это еще до того, как я успел покинуть тело! Материальное тело откликнулось на сигнал сильным приливом жара. Я быстро выкатился наружу и помчался к источнику сигнала. Где-то на обширной территории систем представлений сигнал направился вниз, скатившись по едва заметному спуску с магистрали.

Источник сигнала был найден очень скоро. Излучение соответствующей системы представлений сложилось в образ крутого утеса, за которым простирались густые и влажные джунгли. Я удивился тому, что эта картина казалась мне такой отчетливой и достоверной. Редкий случай, ведь обычно действительность систем представлений выглядела тусклой и призрачной.

На краю обрыва стояла взрослая женщина, сзади толпилось несколько десятков мужчин и женщин всех возрастов. Они отличались от обычных людей, так как были полуголыми и прикрывали тела только шкурами. Форма головы и черты лица наводили на мысли о неандертальцах.

Мой рассудок немедленно захотел узнать, почему меня увлекло именно в эту систему представлений. Единственный возможный ответ был вполне очевидным: когда-то я здесь жил. Эта сцена вернула меня к мыслям о том, что я сам называл "притягательностью тихоокеанских тропиков", - подавленному влечению, которое преследовало меня всю жизнь. Тяга к океану проявлялась в моей любви к катанию на лодках и нырянию с аквалангом. Однажды я решил провести выходные на Гавайях, но в результате остался там на три недели; позже, отправившись в трехнедельный отпуск в Эквадор, задержался там на три месяца - и едва не сделал карьеру покорителя тропических низин. Тропики всегда вызывали у меня вспышки ностальгии.

Когда я расположился на каменистом выступе позади стоявшей у края утеса женщины, остальные дикари попятились, и закрыли лицо руками. Обернувшись к женщине, я увидел, что она смотрит на меня спокойно, даже оценивающе. Мне стало любопытно, сможем ли мы понять друг друга. Когда я подумал об этом, женщина улыбнулась: - Ты пришел!

- Да. Зачем ты меня звала?

- Я просто представила себе...

- Что случилось?

- Мегус? - Женщина пристально рассматривала меня. - Нет, ты не Мегус!

- Ты звала Мегуса. Зачем?

- Потому что Мегус еще не знает, что здесь случилось.

- Где "здесь"? Кто ты?

- Здесь, в Небесной Стране Мегуса.

- Ты знаешь, как сюда попала?

- Конечно. Я вышла из своего рта пузырьками, когда мое тело ушло ко дну большой воды.

- Как ты оказалась в большой воде?

- Так принято. Так поступают с женщиной, если у нее нет детей.

- А потом ты вернулась сюда?

- Да. Но это неправильно!

- Неправильно? С тобой поступили несправедливо?

Женщина покачала головой: - Нет, со мной получилось неправильно. Когда прыгаешь вниз, должен падать на камни и умирать. Снова и снова. Так сказал Мегус.

- Кто такой Мегус?

- Бог Неба. Он приходил к нам много солнц назад и рассказал о своей Небесной Стране. Он обещал... но со мной получилось неправильно.

- Что случилось с тобой?

- Прыгнув вниз, я не разбилась и не умерла. Другие умирают, а я нет. Я просто полетела.

Я медленно поднялся в воздух и остановился, когда оказался на уровне ее головы.

- Нравится?

- Да! Так ты Мегус, правда? Помоги мне выполнить твой закон! Помоги мне умереть и снова родиться!

Я протянул ей руку.

- Я не Мегус, но помогу тебе. Тебе понравится летать. Это новый закон. Давай, попробуй!

Она обхватила мою руку, и мы оба плавно взмыли ввысь. Я направился к магистрали.

Структура системы представлений быстро тускнела вдали и окончательно исчезла, когда мы поднялись по "въезду". Я продолжал смещаться по фазе, осматриваясь вокруг и одновременно утешая свою подопечную. Она, впрочем, вела себя спокойно, расслабленно, но довольно внимательно. Пока я гадал о том, почему мои спасательные экспедиции становятся такими разнообразными, вновь случилась уже ожидаемая неожиданность: женщина испарилась, растаяла в пустоте прямо у меня на глазах.

На этот раз я отнесся к происшествию безучастно. Меня больше интересовало, почему я получил сигнал этой женщины. Оставшись в одиночестве, я медленно перемещался мимо других "спусков", которые казались смутно знакомыми. Я понял, что в различные периоды далекого прошлого проходил по каждому из них, был частью тех систем представлений, к которым они вели. Однако повторные посещения тех мест, в которых я уже жил и которые, судя по всему, давно перерос, казались мне бессмысленными.

Я ощущал потребность в помощи, но не обратился за советом ни к одному из своих материальных друзей, философов и психиатров. Вместо этого спустя несколько недель я сделал именно то, что они, несомненно, порекомендовали бы. После трех циклов сна, то есть примерно через четыре с половиной часа, я проснулся отдохнувшим, расслабленным и очень бодрым. Было три часа утра. Переключение, выход из фазы и настройка на сигнал одного из моих старых друзей-Разумников прошли на удивление гладко. Легкие вибрации - и я уже на месте.

Выяснилось, однако, что не все так просто. Где-то в глубине территорий систем представлений меня настиг сильный и требовательный сигнал. Я попытался сопротивляться, но, к моему собственному изумлению, какая-то часть меня оказалась сильнее. Сориентировавшись, я обнаружил, что лежу на кровати в углу незнакомой комнатушки.

Я поднялся, сел, а затем встал с постели. Похоже, у меня появилось материальное тело либо довольно неплохое его подобие. Оно выглядело вполне обычным. Напротив была закрытая дверь, а за ней раздавался какой-то гул. Я открыл дверь и выглянул наружу.

Сразу за дверью было темно, а вдалеке виднелось яркое освещение. Гул исходил оттуда. Он складывался из множества человеческих голосов, - они не напевали, а просто монотонно и складно гудели. Кто-то коснулся моей руки, и я обернулся.

Рядом стояла женщина - красивая, неопределенного возраста. Очень знакомая. Ее лицо и глаза лучились от радости.

- Я ждала тебя. Я знала, что ты появишься, когда мы соберемся как одно целое.

Проходи.

Она провела меня сквозь темноту к освещенному месту, затем отступила назад.

Гудение постепенно стихло. На границе света и темноты виднелись лица, сотни лиц, и все они были обращены ко мне. Они чего-то ждали. Меня переполнило излучение, которое я называю любовью.

- 19 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _