Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 1. Спаси себя.

- 65 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

В действительности задумаемся, почему у людей сложилось такое представление. Человек видит, что Солнце каждое утро восходит, а вечером заходит, что регулярно происходит смена времён года, причём они сменяют друг друга в одной и той же последовательности, на небе на одном и том же месте всегда можно найти Полярную звезду; если выпустить из рук предмет, то он, как знаменитое яблоко Ньютона, всегда падает вниз. Все эти явления постоянно происходят раз за разом, и у человека складывается впечатление, что они происходят независимо от его существования, что они представляют собой некие объективные явления, не подвластные его воле. То есть что он имеет дело с объективным миром, существующим независимо от него. А вот это как раз и является большим заблуждением человека.

Чтобы выяснить, какова ситуация на самом деле, необходимо ввести понятие коллективного сознания. Коллективное сознание — это объединённое сознание всех людей. Позже мы увидим, что в коллективное сознание нужно включить и сознание других существ, например, зверей. И вообще сознание всего существующего.

В коллективном сознании существуют устойчивые представления. Эти представления устойчивы, потому что они являются неким средним, то есть тем, что получается в результате усреднения по всей совокупности людей.

Чтобы лучше видеть, о чём идет речь, обратимся к конкретным примерам. Представим себе, что подбрасываем монету. Можно ли сказать точно, каков будет результат подбрасывания: орёл или решка? Если монета стандартная, то сказать заранее, что выпадет, — нельзя. А если мы будем подбрасывать монету, например, семь раз? То же самое. Может несколько раз выпасть орёл, а может — и наоборот: все семь раз выпадет решка. Если мы составим отношение числа выпавших орлов к числу выпавших решек, то в приведённых случаях мы не сможем без применения ясновидения предсказать эту величину, мы не сможем сказать, чему будет равна эта величина, например, после семи подбрасываний монеты.

Однако если монету подбросить несколько тысяч раз, то можно сказать заранее, что отношение числа выпавших орлов к числу выпавших решек будет стремиться к единице. Если же монету подбросить несколько миллионов раз, то это число практически будет равно единице. Получается, что при большом числе подбрасываний можно предсказать результат. И это не случайно. Дело в том, что при большом числе опытов, при большом числе случаев появляются так называемые статистические закономерности. (Речь идёт об известном законе больших чисел. - А. П.).

Итак, при нескольких единичных опытах никакой закономерности обнаружить не удаётся, результат является случайным. Если же число случаев становится очень большим, то возникают закономерности, называемые статистическими.

Таких закономерностей вокруг нас очень много. Присмотримся, например, внимательнее к клавиатуре компьютера. Можно обнаружить, что буквы на клавиатуре расположены не в алфавитном порядке. Они расположены каким-то особым образом, по-видимому, по какому-то правилу. По какому же?

В центре клавиатуры расположены наиболее употребительные буквы, а по краям менее употребительные. Ясно, что указательными пальцами работать легче, чем мизинцами, поэтому наиболее употребительные буквы и помещены в центр.

Как можно узнать, какие буквы являются наиболее употребительными? Можно, например, поручить компьютеру прочитать много книг и установить, какие буквы встречаются чаще всего, какие реже и какие совсем редко. Компьютер для каждой буквы может подсчитать вероятность её появления в тексте. Буквы с наибольшей вероятностью появления в тексте и помещены в центр клавиатуры.

Обратите внимание вот на что. Если мы заинтересуемся вероятностью появления какой-нибудь буквы, скажем буквы А, в наугад выхваченном из текста слове, то ответа на этот вопрос получить не удастся. Если же взять много книг, в которых содержится много слов и, соответственно, букв, то возникнут статистические закономерности, и для буквы А мы сможем определить вероятность её появления в тексте.

Эти данные можно использовать в типографиях для составления наборных касс. Не нужно все буквы алфавита отливать в одинаковых количествах. Можно изготовлять буквы в количествах, пропорциональных вероятностям их появления в тексте.

Эта же идея используется и для составления частотных словарей языка. Компьютер после прочтения многих книг, в частности произведений классиков, может составить список наиболее употребительных слов. Такие словари очень полезны при изучении иностранного языка. Так, например, 3000 наиболее употребительных слов английского языка занимают 90% текста художественной литературы. Между прочим, в большом словаре Вебстера содержится несколько сотен тысяч слов. Мы видим, как использование статистических закономерностей может упростить изучение другого языка. Всего 3000 слов, но наиболее употребительных, и вы уже можете читать и общаться.

Возвращаемся к основной теме. У каждого человека есть свои представления, представления обо всём, и они могут очень отличаться от представлений другого человека. Но если взять всех людей, а это очень большое число, то происходит усреднение этих представлений. В результате усреднения в коллективном сознании существует некоторое устойчивое представление о различных вещах. И вот это коллективное представление о различных вещах воспринимается людьми как объективная реальность. Иллюзию создаёт именно устойчивость этого результирующего представления, хотя это просто результат усреднения по большому количеству объектов, в данном случае это результат усреднения по представлениям, имеющимся в сознании людей.

Когда я провожу, например, диагностику человека, обратившегося ко мне за помощью, то я вижу, как состояние его организма непрерывно меняется. И сплошь и рядом в очень больших пределах. Однако если этого человека тут же отправить, скажем, на рентген, то на экране аппарата будет наблюдаться устойчивая картина. Дело в том, что приборы дают показания, связанные с представлениями коллективного сознания о данной ситуации.

Мы уже подошли к тому, чтобы сформулировать один из очень важных принципов.

НАШЕ СОЗНАНИЕ ВОСПРИНИМАЕТ КАК РЕАЛЬНОСТЬ ТО, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ В НАШЕМ СОЗНАНИИ.

Когда вы думаете, — то, о чём вы думаете, представляет собой для вашего сознания такую же реальность, как и то, что происходит вокруг вас, как то, что вы, например, видите глазами, то есть обычным зрением.

Этот принцип является основополагающим, ибо, когда вы совмещаете то, о чём вы думаете, с тем, что происходит во внешней, якобы объективной реальности, когда вы совмещаете это на уровне действия, то вы можете производить материализацию объектов, вы можете воскрешать.

Есть как бы две реальности: реальность в сознании — это одно, а реальность вне сознания — это другое, это то, что воспринимается как нечто устойчивое.

При этом надо понимать, что все объекты окружающего мира, скажем стол, стул, автомобиль, все эти предметы, каждая их частица, каждый элемент мира строятся на совокупном сознании живущих людей. И потому, если хотя бы одну часть сознания изменить, мир начнёт преобразовываться. Поэтому, между прочим, необходимо преобразовывать не разрушая, а создавая на почве созидательных знаний. Так что, глядя на окружающий мир, мы на самом деле смотрим не на нечто действительно устойчивое, а на получающееся в результате усреднения, наиболее удобное для всех живущих пространство, со всеми находящимися там объектами. Точнее, мы воспринимаем коллективную реальность в пространстве-времени. И потому наша Земля, например, или физические тела — это просто следствие объединения всех сознаний людей или, точнее, вообще всех сознаний. Как людей, так и других существ.

Если мы этот принцип знаем, то можно сказать, что воскрешение — это всего-навсего правильное технологическое добавление в структуру общих связей.

Итак, ещё раз. Всё, что существует вокруг: Земля, Солнце, звёзды, пространство, весь мир — всё это в действительности создано на структуре сознания, включающей сознание Создателя. Поэтому, когда мы знаем, что такое дух, что такое сознание, мы можем воскрешать, мы можем создавать пространства, мы можем строить мир, мы вообще можем совершать любые созидательные действия.

Практически изменение реальности возможно потому, что в своё время реальность создавали путём принятия решения сознанием каждой личности и сознанием каждого объекта информации.

Значит, чтобы можно было воскрешать, иметь бессмертие, чтобы каждому была обеспечена счастливая жизнь, нужно эту точку зрения принять каждому. Нужно каждому принять решение о таком пути. И чем больше будет принято решений об избрании такого пути, пути вечной и счастливой жизни, тем быстрее реальность начнёт преобразовываться в этом направлении".

Итак, прав Евтушенко со своей формулой про серёжку ольховую: "Когда изменяемся мы — изменяется мир". Вполне исчерпывающий комментарий к происходящему. Всё есть в этом мире — и Создатель, и Святой Дух, и Христос, — потому что это есть в нашем сознании. Так же, как и мы тоже. В их сознании! Всё во всём... И что наверху — то и внизу... Мысли, в общем-то, не новые. Просто уровень восприятия их качественно иной. В древности мировоззрение масс было магическим. Науку представляли, сохраняли её тайны жрецы. Почему возобладало рациональное направление, почему за две тысячи лет победил аристотелевскокартезианский взгляд на мир? Согрешили ли верховные носители учений, изменив общечеловеческим задачам ради собственных эгоистичных помыслов? Или в развитии мирового разума был объективно необходим этот завиток в развитии науки — к торжеству механического мышления, к атеизму?

Ведь при всём засилии так называемого материализма и рассудочности в людях теплилась вера в нетрадиционное знание. В народе знахари и ведьмы, в просвещённых слоях астрология, поиски философского камня, эликсира бессмертия. В серьёзной науке Я. Бёме, Э. Сведенборг, Ф. Месмер и другие пытливые умы. Эта вера отражалась в эпосе и литературе. Уж на что русская литература сравнительно молода, но и в ней немало произведений, посвященных попыткам разобраться в сверхъестественных явлениях. Речь не о Гоголе или Одоевском с их фантастикой, а о других авторах, помельче, быть может, зато с научным уклоном. Толстенный роман Писемского "Масоны", "Мистическая трилогия" Митрофана Ладыженского, "Загробные письма" Случевского, "Огненный ангел" Брюсова, историко-мистические романы Всеволода Соловьёва и Михаила Волконского — всего сразу не сочтёшь. И всё-таки коллективное представление склонялось к механической реальности. Христа всё больше вытесняли мысли о том, что "не обманешь — не продашь", а "от трудов праведных не заведёшь палат каменных". А почти всем хотелось жить именно в палатах. Не в монашеском скиту, а в довольстве и богатстве.

Двоедушие, двойная мораль на всех уровнях социума. В романе Волконского "Два мага" один волшебник упрекает другого: "Вместо того чтобы употребить открытые тебе знания на добро и правду, на пользу другим людям, на милосердие к ним, ты стал извлекать для себя выгоды, стал заботиться только о себе... И сила твоя стала слабеть". Но эти слова относятся и ко всему человечеству в массе его, в коллективном сознании. Иначе не поклонилось бы оно, наподобие ветхозаветного Израиля, золотому тельцу, другим кумирам, идолам.

- 65 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _