Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 1. Спаси себя.

- 62 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Так, есть некоторая странность: у него как бы растянуты клетки и аура. Почему? Душа была на уровнях, и она ещё не вышла оттуда полностью. Сейчас всё заполняется информацией, и клетки принимают обычный вид.

Надпись на могиле исчезает. Всё, не было смерти, есть бессмертие.

Но если такое происходит, фиксируется кинокамерами, описывается в книгах — почему тогда никто не кричит о чуде на всех углах? Это интересный вопрос, не правда ли? Дело в том, что информационное поле Земли очень тщательно отслеживает реакции людей на подобную информацию и как бы приглушает её в том случае, когда сознание людей не готово к адекватному восприятию подобных событий. Так что видят это и слышат об этом лишь те, кто имеет уши и глаза. О каких ушах и глазах я говорю? Догадайтесь!

Во всяком случае, реально возрастает онтологический статус человека. Начинается осуществление "философии общего дела", о чём более ста лет назад писал наш великий космист Николай Фёдоров. Одна из его основных идей становится практикой жизни. Конечно, осуществляется она не совсем так, как мечтал необыкновенный библиотекарь Румянцевского музея. Но ведь это обычная вещь: проза жизни и скучнее, и богаче наших фантазий.

Глава 11

На мою ученицу Тамару усиливаются внешние воздействия. Вот уже неделю она плохо себя чувствует. У неё постоянные головные боли. Предлагаем с Игорем помощь, но она уверена, что всё скоро пройдёт, думает, что атмосферное давление во всем виновато. Наконец не выдерживает, просит посмотреть.

Садимся втроём в моём кабинете. Тамара волнуется.

— У меня сейчас такое ощущение, что во мне ещё кто-то есть, и всё время меня подталкивает к скандалам и выяснению отношений, — поясняет она.

— Давайте смотреть вместе, — предлагает Игорь. Включаем экран внутреннего видения. Аура у Тамары почему-то серого цвета. Когда она успела так измениться? Ничего не понятно. Пытаемся её сканировать — и видим за спиной ещё чей-то силуэт. Там прячется бес, и преогромный. Сразу видно — не рядовая скотина, начальственная. На обнаружение реагирует спокойно, скалится, поднимает своей когтистой лапой за горло Тамару, поворачивает из стороны в сторону. Тамаре совсем плохо — уже здесь, на физическом плане. Из глаз текут слёзы, удушье.

— Давай поговорим, — предлагает Игорь.

— Давай, — соглашается бес и ослабляет хватку. Теперь Тамара может дышать, но ей по-прежнему плохо.

— У тебя нет права так с ней поступать, ты нарушаешь закон, — пытается ввести беса в русло юриспруденции Игорь.

— Не нарушаю, — возражает бес. — Имеем на неё права.

— Покажи, — требует Игорь.

— Здесь нет. Внизу всё осталось. В канцелярии. Пойдём вниз — покажу.

Бес наглый, самоуверенный. Видно, что врёт. Заманивает.

Игорь делает шаг к нему. Но бес мгновенно отпрыгивает назад, поднимает за горло Тамару и крутит, словно тряпичную куклу.

Тамаре плохо. Она хватается руками за горло, задыхается. Её лицо становится серым. Вот гад, угробит женщину.

— Что делать? — спрашивает Игорь.

Молчу. Я в растерянности. Боюсь, что бес её задушит. А тот, словно прочитав моё сомнение, ещё отпрыгнул назад и помчался вдруг вниз по уровням.

Мы, конечно, моментально входим в образ Георгия Победоносца, бросаемся за ним в погоню. Но юркий бес — то вправо, то влево махнёт. И Тамара на его плече, как мешок с картошкой, подпрыгивает. Совсем женщина без чувств. Ошалела, ничего понять не может — куда её тащат, зачем?

Вот и попали на нижние уровни, хоть не думали и не гадали. Одни против тысяч. Ну, не бежать же от них. Сами напросились, мохеровые.

Игорь меч выхватывает, и точь-в-точь как в сказке: раз махнёт — улица, другой раз махнёт — переулочек. Меч волшебный сам к задаче приноравливается. Где много нечисти — удлиняется и одним разом сотню-другую скашивает. А где поменьше — укорачивается, чтобы руку богатырю не перенапрячь. И от моих копыт чертям тоже достается немерено. Рост-то у меня в сравнении с ними как у слона против мышонка. Кроме того, рубин во лбу - словно боевой лазер. Только подумаешь, сконцентрируешься — сотня-другая чертей испаряется. Три уровня мы их выкосили — так, словно там никогда этой нечисти и не было. И ещё четвёртый немного прихватили — примерно половину проживающего там чертячьего населения.

Большой погром получился. А бес тот, что Тамару вниз уволок, бросил её и наутёк пустился. Понял, паразит, что если он ещё немного с ней по уровням своим поносится — от них совсем ничего не останется. Подхватил её Игорь на седло, и ускакали мы наверх, на свет Божий.

Вышли из пространства, а Тамара на диване едва живая лежит. Ну, что ни говори, а мы с Игорем свою принцессу спасли. Дня три она потом в себя приходила.

А нам столько отдыхать не позволили. Уже на следующий день очередные разборки начались.

После обеда в московском филиале Центра раздался звонок. Позвонил родственник и чуть не плача сообщил, что у него украли машину. Он недавно её купил и очень дорожил своим изящным красным "фольксвагеном". Рядом крутится Кирилл.

— Что-нибудь случилось?

— У родственника украли машину, — чистосердечно признаюсь я.

— Вы когда-нибудь с Игорем занимались поиском машин?

— Нет.

— Кто мешает попробовать?

Предложение Кирилла кажется мне логичным. Зову Игоря, садимся втроём в кабинете и начинаем работать. Нам сразу показывают, что произошло.

Машину угнали двое молодых ребят. Один из них худой, с короткой стрижкой. На нём белая футболка и спортивный костюм — синий с белыми боковыми полосками. Пытаемся читать мысли — в голове ни одной извилины, пофигист. На левом локте большая ссадина.

Второй постарше — ему лет двадцать. Полноватый. Он ведёт машину и боится.

Машину угнали недавно. Останавливались на заправке. Там телефон с металлическими кнопками. Сзади железная дорога, слева река, Уча, справа невдалеке церковь. Это Пушкино. Угонщики звонят какому-то Сурку, кличка такая. Говорят о том, что приедут, когда стемнеет. Чтоб он был готов. Потом едут параллельно Ярославке в сторону Сергиева Посада. Остановились у небольшого магазинчика. И бардачке — лежали документы и деньги. Они взяли деньги и купили на них пиво, водку, бананы. Проехали по параллельной дороге мимо поста ГАИ — по полосе встречного движения. Едут дальше — Талицы, Рахманово. Потом заезжают в лес и спокойно подкрепляются пивом и бананами. Ждут, когда стемнеет. Происходящее видно очень отчётливо, как будто мы сами рядом с ними мчались по шоссе. Мы временно прекратили поиски. Занялись своими делами. Решили не уходить с работы и последить за угонщиками. Пострадавший звонит, чуть ли не каждый час, интересуется ходом расследования.

Когда стало темно, опять начали работать. Угонщики уже в пути. За посёлком Голыгино прямо по встречной полосе ушли на поворот в сторону Абрамцева. Мчатся в Хотьково. Гаражи. Очень много. Читаем вывески при выезде: "ГК Химик". Всё, дальше не показывают.

Человек, которому они звонили, Сурок, ждёт их в доме рядом с гаражами. Стоит у окна. Это близко — метров пятьдесят. И отсюда всё видно. Возле дома спортивная площадка, справа. Немного левее какой-то завод. У гаражей, при въезде, заброшенное или недостроенное предприятие. Если мы попадём на местность, которую сейчас видим, нетрудно будет сориентироваться.

Квартира, где ждут угонщиков, — это какой-то верхний этаж. Но дом не очень высокий, — кажется, этажей пять.

Мы пытаемся с Игорем смотреть и с улицы, и с лестничной площадки, — ничего не выходит. На самом интересном месте заклинило.

Кирилл предлагает сменить технологию.

— Давайте попробуем всё узнать непосредственно через информационное поле Земли. Вы смотрите, я вас поведу. Буду сопровождать и страховать.

Мы так увлеклись погоней, что не ожидали никакого подвоха.

— Веди.

Мгновенно оказываемся в какой-то комнате светло-серого цвета. Странный цвет — вроде светлый, но в него какая-то грязь подмешана. Посредине комнаты постамент в виде треугольника. С обрезанными углами — получается шестиугольник. Выше, на ножке, плоский, похожий на компьютерный, пульт.

Кирилла с нами в комнате нет. Он сопровождает снизу, через экран внутреннего видения.

— Нажми на левую клавишу, — говорит он Игорю. Игорь тянется рукой к пульту и нажимает красную клавишу.

Немедленно прямо перед нашими глазами возник экран — очень тонкий, прозрачный, как обычное стекло.

— Нажми клавишу справа и введи пароль: "Миген".

— Что такое Миген? — беззаботно интересуюсь я, смутно вспоминая что-то нехорошее, вызванное ассоциацией с этим именем.

— Мой личный код доступа.

Игорь нажимает клавишу и называет пароль. На экране немедленно появились цифры и карта местности.

Смотрим на местность. Это действительно северо-восток Московской области. У меня вдруг возникло подозрение, что Кирилл знает, где находится машина, и что происходящее — не случайно. И, подкрепляя мои сомнения, стены комнаты стали вибрировать, словно с трудом удерживая иллюзию своего существования. Мгновение спустя они разом обвалились, как листы бело-грязной бумаги. Открылось чёрное беспредельное пространство. Оно не было пустым. Огромное количество чертей с удивлением рассматривало неизвестно откуда взявшихся незваных гостей. Среди них были и весьма крупные бесы. Они таращили на нас с Игорем глаза и лениво соображали, что происходит. Когда до них стало доходить, что к ним в лапы попали два их заклятых врага, они немедленно двинулись в нашу сторону. Оставалось только драться, но в эту минуту рядом с нами возник Кирилл и закричал:

— Всё нормально! Это план Мигена! Никому не сходить со своих мест.

Черти послушно остановились. И мы стали уходить через неведомые нам подземные уровни.

Когда вышли из режима ясновидения, Игорь ещё раз спросил:

— Что такое Миген?

— Это толкушка, печать в канцелярии.

— А может, Царь Тьмы? — неожиданно догадывается мой друг.

Игорь чувствует себя очень плохо. Он всё ещё в трансе.

— Чтобы выйти из транса, надо уколоть пальчик, — суетится Кирилл. В руке его невесть откуда возникает нож. Он берёт палец Игоря и тыкает в него острием. В последнее мгновение Игорь успевает немного отдёрнуть руку, ослабить укол.

— Кровь есть? — с волнением в голосе интересуется чертёнок.

— Нет, — отвечает Игорь. Он всё ещё в состоянии прострации.

— Давай ещё раз уколем.

— А может, не надо? — вмешиваюсь я в их диалог.

— Не надо, — подтверждает Игорь. — Это пройдёт.

— Как же вы там, во тьме, белое пространство сумели сделать? — интересуюсь я.

— Всё можно сделать, если владеешь знаниями, — разочарованный неудачей с попыткой проколоть Игорю палец, проговаривается Кирилл.

— Ну что же, очко в твою пользу, — признаю его подлый успех.

Теперь я понимаю, почему пропала машина. И она меня больше не интересует.

- 62 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _