Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 1. Спаси себя.

- 41 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Теперь опробуем лук. Накладываем на тетиву стрелу, целимся в замок, стреляем. Вот это да... Замок рухнул, будто в него межконтинентальная ракета врезалась. Берём копьё. Рисуем защиту, как у Лапшина, — квадрат, разбитый жёлтыми линиями на секторы. Бьём копьём: щит стекает на землю, как размороженный студень.

Раззадорились. Нужен противник активный. Создаём дракона. Игорь выхватывает из ножен меч, размахивается, бьёт по шее ещё до того, как дракон раскрыл пасть, чтобы

погреть нас своим огнемётом. Голова, как кочан капустный, летит на землю.

С этим разобрались. Усложняем задание. Рисуем Змея Горыныча. Почему-то очень хорошо знаем, что его левая голова — это тёмная сила, средняя голова — знания, мощь, умения, хитрость. Справа — самая вредная. Её надо рубить первой.

Удар — покатилась самая вреднючая. Средняя башка огнём в нас метнула. Жар неимоверный. Плащ Игоря и моя попона спасают от перспективы стать завтраком Горыныча: жаркое былинное из Георгия невезучего. Махнул Игорёк мечом — и вторая голова отвалилась. Горыныч потерял немного равновесие. Левая голова перевешивает, и он никак не приладится нам чем-нибудь навредить, — и лапой достать пытается, и хвостом шандарахнуть, но с равновесием проблема. А Игорь изловчился, мечом по чешуйчатой шее саданул. Всё: сдох Горыныч.

Из боевого оружия ещё булава осталась. Рисуем огромную гору. Игорь размахнулся и от души булавой по вершине горы саданул. Вот это мощь — вершина горы в мелкие камушки осыпалась. Один пригорочек на её месте остался.

Испытываем последний дар небес — посох.

Рисуем человека. Из посоха к нему вырывается луч, попадает в темечко и яркой молнией уходит в сушу мну, в центральный канал. Человек оживает, оглядывается: ему дали жизнь, и он пытается понять, что это такое.

Стираем любознательного. Вместо него рисуем чёрную птицу. Луч бьёт ей в хвост и в голову — птица осветляется.

Стираем птицу, рисуем зайца. Как его оживить? Воздействуем лучом на ноги и голову, потом наконечником посоха дотрагиваемся до изображения, материализуем. Получается. Значит, последовательность выявилась: сначала идея, потом энергия, потом материя.

Интересненько. Прибираем за собой и опускаемся на первый уровень.

Мы стоим на земле и видим, как вокруг носятся имена, формулы, геометрические фигуры. Всё это вроде миллиардов нитей. Перехватываем одну из них и запускаем в себя. Теперь это как лента фильма. Самолёты, вертолёты, морские корабли, извержения вулканов, катастрофы, тайфуны всё теперь в нас.

Перехватываем другую нить. Мы под водой. Вокруг нас рыбы, коралловые рифы, видим, что там живёт, развивается, умирает.

Другая нить — город, машины, компьютеры, сбои сетей, экологические проблемы, очень нервная обстановка.

Меняем ленту — звёзды, Луна, спутники, ракеты. Идёт информация об опасности столкновения Земли с астероидом. От удара Земля ускорит своё вращение. Это будет страшная катастрофа.

Информация идёт очень быстро, в виде цифр. В нас опять звучит голос: что мы вторые, кто получил допуск к этой информации, это начало нового этапа нашей жизни. И если мы сумеем его пройти и спасти Землю, будет самый важный этап, третий.

Одна из информационных нитей тревожно завибрировала. Перехватываем её. Видим дом, что-то вроде самодельного алтаря. Стол. На нём амулет, горят свечи, и стоит моя фотография. У стола женщина. Ей около пятидесяти лет. Полная, под левым глазом родинка. Волосы чёрные и длинные, словно приклеенные, ресницы.

Женщина произносит заклинания. Это ритуал, и он направлен конкретно против меня. Цель ритуала — информационное кодирование.

Игорь берёт стрелу и пускает её в стол. Кажется, там началось землетрясение. Всё качается, падает. Свеча зажгла фотографию, обгорел уголок. Женщина в панике. В её сознании страх. Она поняла, что столкнулась с чем-то более могучим, чем она. Она лихорадочно гасит свечи. Будем надеяться, что урок пойдёт ей впрок. Адью, ведьмака доморощенная.

Поднимаемся в Бардо-канал, чтобы закончить изучение уровней.

Пятый уровень слева. Тьма, ураганы, вихри, молнии, состояние человека и природы. Летит огромная пчела: одна сторона полосатая, другая мохнатая, как у шмеля. Это гипноз.

Справа явлено противоположное — синее небо, лёгкие облака, весенние грозы. Солнце, ласковый ветер, берёзы. Но это тоже гипноз.

Попробуем, как это действует! Скачем на площадку. Рисуем два дома. В каждом живёт по семье. Оживляем картинку. Скачем наверх. Набираем два мешочка гипнотических видений. В один собираем ветер, темноту, сырость. В другой — весенний ласковый бриз, пейзажи с берёзками. Высыпаем из первого мешочка содержимое на дом — что-то ломается, не ладится, все в семье ругаются, не могут договориться. Высыпаем из второго мешочка на второй дом. Там все улыбаются, сияют, смеются, работают. Шестой уровень слева. Здесь творчество, но какое-то странное — бездарность, графомания, напрасные потуги. Справа — великие вдохновения гениальных людей. Здесь творцы получают прозрение, чтобы написать книгу, нарисовать картину. Мне здесь хорошо, приятно, не хочется уходить. Но Игорь уже устал. Надо возвращаться.

Знание о структуре управления Землёй вызвало, в свою очередь, каскад новой информации. Она возникла сразу в моём сознании как данность — неизвестно откуда, неведомо зачем. Я почему-то знал, что уровни образуются из-за вращения Земли вокруг своей оси в результате процесса электромагнитной сепарации. И каждая планета Солнечной системы имеет как бы свой канал влияния в этом глобальном механизме управления. Причём уровни идут наподобие пирамиды не только вверх, над Северным полюсом, но и вниз, к планетарному ядру. Получаются, в общем-то, две пирамиды, смыкающиеся своими основаниями на земной поверхности.

Эту структуру я аккуратно вычертил на плотном листе ватмана. Вышла очень занятная картинка. Светлый, серебристого цвета Бардо-канал прорезал эту конструкцию сверху вниз. Ещё один такой же канал пересекал перпендикулярно первый. Отчётливо и недвусмысленно обозначился крест. "И отделил Бог свет от тьмы". Чем отделил? Получалось, что Бардо-канал, заполненный таинственным серебристым цветом, и есть некий Божественный разделитель. И имя его — Святой Дух.

"И создал Бог два светила великие: светило большое, для управления днём, и светило меньшее, для управления ночью, и звёзды". Со светилом большим всё более-менее ясно. Солнце — звезда нашей планетарной системы. А вот светило малое вызывало недоумение: где оно? Ведь это не про звёзды — они отдельно. Может быть, Луна? Её влияние на события нашей планеты очень велико. Но сомнение мучило меня. Я чувствовал, что должен найти ответ на этот вопрос, тем более что Лапшин не раз говорил о каком-то таинственном Солнце-2. И связывал с ним планы ни много, ни мало — своего финансового могущества. А поскольку давно миновала та стадия, когда я относился к его наполеоновским замашкам как к шизофреническим весенним обострениям, то ответ на этот вопрос надлежало получить. И чем быстрее, тем лучше.

Самое время предупредить не очень искушенного читателя об одной особенности ясновидения.

Сначала простой пример. Когда у кого-то болит сердце, ему снимают кардиограмму. Замысловатый график не отражает, конечно, всей сложной деятельности нашего "насоса", но он даёт представление о некоторых сторонах его работы, для врачей обычно эта картина не только необходима, но и достаточна.

Мы не знаем пока, как на самом деле выглядят и что собой представляют те тонкоматериальные сущности, с которыми работают ясновидцы. Но сами эти сущности хотят взаимодействовать с человеком. Поэтому они представляются ясновидцу в привычных его культуре и воспитанию образах, говорят с ним на родном ему языке, используя, опять же, знакомые с детства обороты речи.

У человека заболело сердце, он обратился к ясновидцу, и тот видит чертёнка, зажимающего аорту. Не кардиограмму, а того самого, "нечистого", каким мы представляем его по иллюстрациям к сказкам. Ясновидец может вполне реально разговаривать с ним — не вслух, правда, а мысленно, но они понимают друг друга. И кстати, этот чертёнок, неизвестно какой и чьей фантазией созданный, полнее отражает суть болезни пациента, чем нарисованная прибором кардиограмма.

Мне думается, что когда человеческий мозг активизируется с обычных трёх-четырёх процентов до пятидесяти, например, то он может представлять какие-то процессы, явления, даже абстрактные понятия именно в виде зримых сущностей. Иначе, почему у того же дракона, да и у чёртика вышеупомянутого - всего одна-две функции и вполне понятное, довольно примитивное назначение? Какой-нибудь Цербер не ест, не пьёт, за подружками не бегает, только стережёт вход в пещеру.

Человек же многофункционален, с большим числом степеней свободы. Именно его сознание творит наш мир, об этом уже говорилось. И тогда все эти образы, сущности или как их ещё там — всего лишь правополушарный способ мгновенного познания и освоения тех природных явлений, на постижение которых левому полушарию нашего мозга требуются долгие годы.

Простой пример: лет сто назад физики открыли дверь в неизвестную прежде страну микромира, в мир атома. Учёные с тех пор довольно внимательно и подробно изучали эту мельчайшую неделимую частицу, накапливали сведения о её назначении, о её роли в нашем мире, в строении материи и физической реальности. Но вот вопрос: был ли Макс Планк, его непосредственные предшественники и последователи, первыми, кто увидел в основе материального мира атом?

Тот, кто изучал древнюю историю, знает, что был такой философ Демокрит: две с половиной тысячи лет назад он тоже говорил об атомах и оставил нам описание этой частицы. И вот что интересно: описание, которое нам представляет современная физика, и то, которое оставил философ Демокрит из древнего города Абдера, фактически идентичны. Только у одного, допустим - Макса Планка, уже были накоплены за сотни лет некоторые теории, исследования других учёных, какой-то фундамент материалистического постижения действительности; у другого — ничего этого не было. У одного были уже и приборы, и эксперименты, у другого не было никаких микроскопов, не то, что молекулярных, вообще никаких. И, тем не менее, он каким-то образом увидел, и увидел, заметьте, на две с половиной тысячи лет раньше, и увидел, ещё раз повторю, точно. По сути дела - не имея расхождения с современным представлением об атоме. Значит, он получил это знание каким-то другим путём, за счёт вот этого самого озарения, интуиции или, мы можем сейчас это сказать, ясновидения. Потому что сегодня уже не единицы, а очень многие обладают этим инструментом или этой возможностью человека на уровне практическом, то есть, вмешиваясь в процессы, которые идут внутри организма, внутри клетки, внутри хромосом и даже генов, менять в положительную сторону негативные события и вызывать этим выздоровление, а во многих случаях даже изменение событийных рядов.

Как это получается? Наверное, явления такого рода относятся к области принципиально непостижимого земным сознанием мира, о котором писал Семён Франк. Но ещё раз

- 41 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _