Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.
Отрывает жену от увлекательного разговора с соседкой о женском белье

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 1. Спаси себя.

- 40 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

— Чтобы выйти из защиты, надо сделать вот так, — призывает наше внимание Григорий Петрович и несколькими изящными пируэтами, разворотами и пассами убирает сначала куб, потом пирамиды, потом остальную защиту.

— Энергию забираем в сушумну, — говорит он и показывает, как уходят энергетические нити в его копчик.

— В следующий раз покажу защиту от мёртвых духов и энергетических потоков, — обещает он и исчезает. Мы остались одни. Совершенно обалделые от счастья.

— Что будем делать? — спрашивает Игорь. Неожиданно я предлагаю:

— Давай навестим в Питере Лапшина. Поработаем с защитой.

— Навестим, — согласился Игорь.

Поднимаемся и летим над землёй. Внизу — поля, леса, города. Внизу — Россия. Мы, как птицы, пронзаем своими телами пространство. Две-три минуты, и мы уже в городе на Неве. Что-то ведёт нас безошибочно прямо к цели наших устремлений.

И вот мы уже в зале какого-то ресторана. Большой стол, музыка, много людей. Мы видим Вячеслава — он во главе стола. Рядом два генерала и ещё люди в штатском. Пьют шампанское. Вячеслав объясняет им, что может видеть через стены, слышать на расстоянии разговор.

А мы что делаем сейчас — разве не смотрим, разве не слушаем?

Лапшин говорит, что может читать бумаги, которые лежат где-то далеко на столе.

Один из генералов покровительственно произносит:

— Это нам пригодится.

Второй думает про себя: "Надо попросить его, чтобы проследил за моей женой".

Офицеры, мать вашу! О Родине надо думать!

Лапшин вдруг почувствовал, что мы с Игорем копаемся у него в голове. Он явно встревожен. Извиняется и отходит от стола. Встав в сторонке за колонной, он вдруг разворачивает свою энергетическую защиту. Это похоже на решётчатый щит, пронизанный желтоватыми нитями. Четыре продольных, четыре поперечных. Зеркальная поверхность. Он поднимает щит, пытаясь пресечь вторжение.

Нам с Игорем смешно. Мы берём его защиту руками, отводим и окружаем Вячеслава кубом-невидимкой. Всё, Слава попался. Беспорядочно машет вокруг себя своим щитом. Он очень встревожен, даже испуган.

Лапшин ничего не видит теперь. Лихорадочно перебирает в памяти возможные варианты. Но у него мощная интуиция. Он вдруг представил себе мой дом. Пытается приблизить его. А кубик-невидимка для чего? Ещё больше пугается. Спрашивает:

— Аркадий Наумович, это вы? Молчим.

Он в панике. Идёт к столу. К жене.

— Люся, можно тебя на минуточку?

Что он делает? Отрывает жену от увлекательного разговора с соседкой о женском белье.

— Ну, что тебе? — недовольно спрашивает она.

— Отойдём, — просит он.

Она нехотя встаёт, и они отходят.

— У меня проблема, — объясняет он, — компьютер не включается. Петров что-то делает. Я его не вижу и дом тоже. У него мощная защита. Точно Петров.

— А кто ещё из наших мог бы работать на таком уровне? — вяло спрашивает она. Похоже, её не очень интересуют проблемы мужа. — Катя?

— Да нет!

— Надя?

— Не говори ерунды. Это Петров. Аркадий Наумович, что вы делаете?

— Шалим, — захихикали мы с Игорем.

— Точно, это Петров, — вслух объявляет Лапшин. — Когда вы научились такому?

Молча убираем куб-невидимку, выпускаем Вячеслава из плена, уходим на второй уровень.

Потрясающее приключение — в душе восторг и в сердце ликование.

На следующий день, пользуясь данной нам Григорием Петровичем защитой, решили исследовать планетарные уровни сознания.

Начали с третьего уровня. Налево и направо врата. Вход в астральный план нематериального пространства.

Решили идти налево. Входим. Холодно, запах гнили. Мы видим людей. Они лёгкие, как шарики. Это Царство мёртвых. Одеты в какие-то тёмные балахоны. Им плохо, неуютно здесь. Они нас не видят из-за защиты, которая на нас. Не хочется углубляться в это неприятное пространство.

Решили изменить направление исследований. Выходим в Бардо-канал. Напротив нас другие врата. Входим в них. Картина прямо противоположная. Пахнет весной. Всё очень похоже на нашу Землю. Люди почти материальны. Они здесь работают, как и при жизни. Когда-нибудь они снова вернутся на земной план и забудут, что были в этом мире. Петля бесконечности в виде восьмёрки. Лента Мёбиуса.

Снова возвращаемся в Бардо-канал. Поднимаемся вертикально на следующий, четвёртый уровень.

Смотрим влево — горы, моря, уходящие в беспредельность. Над ними чёрные грозовые облака, вихри, смерчи. Странные очень смерчи! Мы не знаем, откуда вдруг приходит ответ. Мол, это души человеческие, дисгармоничные. Ответ просто прозвучал в нас, в нашем сознании. Прозвучал

так, словно кто-то читал наши мысли и готов был давать необходимые разъяснения по ходу необычной экскурсии.

Опять выходим из уровня и пересекаем Бардо-канал. Похоже, правая сторона системы более благосклонна к людям, чем левая. Мы видим просторы океана. Солнце ласково греет нас. Летний ветерок овевает лица. Это безграничность прекрасного. В нас опять таинственным образом вливается понимание: здесь можно почерпнуть знания и таланты для пения, рисования, создания книг, для чего угодно. Это дом муз, источник вдохновения.

Возвращаемся на первый уровень. Как-то разом подумали: а не навестить ли нам снова Лапшина?

Он пытался целый день за нами подглядывать. Ничего не получилось. Такую защиту, как у нас, он не пробьёт. Расстроен. Сидит в рубашке, чертит схемы, как меня достать. Думает: "Это Петров".

Вхожу в него. Ему стало плохо. Выходим. Вместе с Игорем делаем ему хорошую ауру, снимаем спазмы.

Лапшину лучше. Он подошёл к окну, дышит.

— Аркадий Наумович, это вы? Молчу.

— Как это получилось? Когда это в вас проснулось? Это точно вы?

У него в голове отчаяние и пустота. Он всю жизнь стремился к этому, и ничего не вышло.

— Аркадий Наумович, я, наверно, в чём-то был не прав. На глазах слёзы.

— Мы же помирились.

Молча соглашаюсь. И ухожу. Игорь рядом со мной. Мы возвращаемся в Москву.

Возле дома ощущаем какое-то неблагополучие. Останавливаемся в сторонке, рассматриваем внимательно. Над защитной полусферой дома кружит большой чёрный ворон. Нематериальный.

Ага, заволновался астрал! Теперь уже поздно волноваться. Мы с Игорем трансформируемся. Я белый конь в броне, на мне всадник с копьём и щитом — Георгий Победоносец. Он выхватывает меч, приближается к ворону. Решили пока применить мягкую фазу конфронтации, как учил Григорий Петрович. Вопрос "зачем?" трансформируем в более приличествующий нашему облику:

— Что, хочешь косточки поразмять, побороться? Ворон в панике. Он видит огромного всадника, голова которого уходит за облака. Он знает, что это такое. Крылатый конь — это Космос. Всадник — сила и ум социума, всего человечества. Сейчас, на это время, они переданы нам. И ворон шарахается в сторону, исчезает. Жёсткая фаза конфронтации переведена в мягкую. Совсем не обязательно святому Георгию гоняться за каждой вороной. Конечно, ворон и ворона отличаются, как старинная легенда от современных помоек, вот и мы унизили врага этим сравнением. Ситуация обозначилась. Теперь они знают, где нас искать. Надо немного поморочить им голову. Пусть думают, что это, наверное, здесь, но совсем не обязательно здесь. Возникло ощущение необходимости какой-то уловки, выраженное предыдущей фазой. Уточняем.

— Чего боятся вороны? — спрашиваю Игоря.

— Пугала.

Вспомнили про голограммную копию Григория Петровича. Раздваиваемся. Теперь на посту возле дома будет стоять голограммная копия Георгия Победоносца. Если кто-то приблизится к дому со злом, предупредит нас, и мы мгновенно среагируем, с любого расстояния. Кроме того, щит может действовать самостоятельно, хотя и не с той степенью свободы, как мы с Игорем.

В нас опять звучит чей-то голос: "Не бойтесь, это невозможно предотвратить. Идёт новая развёртка пространства с целью позитивной реконструкции".

— Мы не боимся, - отвечаем вслух, — потому что не отделяем свои действия от того, Кто эти действия производит, — от Создателя.

Поражаемся, синхронности ответа и переглядываемся с Игорем.

"Вам надо освоить технику управления, — слышим голос, — вам надо определить, какие состояния сознания с точки зрения души без логического управления создают управляемую фазу. Проследите это в работе с материальным пространством. В управлении реальными событиями не всё сразу можно освоить, тем не менее, событиями всё равно нужно управлять".

Что ж, задание получено. Оно простое и ясное, как незабвенный лозунг Ильича: "Учиться, учиться и ещё раз учиться!"

Утром следующего дня, в восемь ноль-ноль, как добросовестные ученики, мы с Игорем уже за партой. Включаем экраны внутреннего видения — и сразу же оказались в образе: конь с всадником. Похоже, готовят к войне. Изучаем себя.

Конь защищён кольчугой. Над глазами металлические козырьки, которые опускаются в бою и закрывают зрение. Это Пегас. У всадника слева продолговатый червлёный щит, справа копьё, очень длинное. Цвет копья — тёмный. Кольчуга; ноги защищены наколенниками. Сапоги с завитушками, носы сапог завернуты вверх. На ремне подвешен меч, рукоять его покрыта драгоценными камнями. Самый большой розовый камень завершает рукоять. На седле — лук и стрелы. Стрелы в колчане, их семь штук разного цвета: жёлтая, фиолетовая, зелёная, синяя, коричневая, чёрная, белая. За поясом всадника посох. Рукоять его загнута, на ней надпись: "Спаси и сохрани!" Шлем обрамлён кольчужной завесой. В его середине, над переносицей, горит огромный рубин. На плечах всадника очень длинный плащ красного цвета. На воротнике плаща тоже что-то написано. Справа на седле могучая булава. Ещё раз смотрим на щит. На нём рисунок: всадник поражает копьём дракона. Точь-в-точь как на гербе Москвы.

Теперь можно и в путь. Пару раз скакнул — и мы уже на втором уровне слева, на учебном полигоне.

Испытываем камень на шлеме и тот, что у меня на лбу. Из них идут лучи. Управляем лучом с помощью сознания. Не знаем, откуда, приходит информация, что надо делать и как. Такое ощущение, что знание таилось до поры до времени в нас самих. И теперь вот высвечивается из глубин нашего существа.

Лучом рисуем поляну, мощный старинный замок. Рисуем жёлтым цветом. Проверяем: можно ли это убрать? Луч становится фиолетовым, стираем всё нарисованное. Зелёным цветом приближаем замок к себе, синим — удаляем и уменьшаем. Какой хитрый цвет! С его помощью любого великана можно сделать лилипутом. Надо иметь в виду, но вряд ли придётся воспользоваться. Мы — Георгий Победоносец! А это ко многому обязывает. Рыцарь всё-таки!

Используем чёрный цвет. Замок повернулся влево и стал невидимым. Поворачиваем вправо — опять видимый.

Коричневый луч: замок уменьшился и полетел вверх, как воздушный шарик. Поворачиваем его против часовой стрелки — вернулся назад и встал на прежнее место.

Белым лучом захватываем и тянем за собой, куда хотим.

- 40 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _