Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 1. Спаси себя.

- 39 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

"Лик Земли, — писал об этих силах В. И. Вернадский, — ими меняется, ими в значительной степени лепится. Он не есть отражение только нашей планеты, проявление её вещества, её энергии, он одновременно является созданием внешних сил космоса". Речь идёт о всепроникающем направленном воздействии "внешних сил космоса", для которых пространство, а может, и время не могут служить помехой. Биосфера Земли, писал он, это источник "изменения планеты внешними космическими силами".

И далее А. А. Горбовский делает вполне уместный комментарий: "Английский физиолог К. Берт полагает, что, кроме известной нам физической Вселенной, можно постулировать некую совокупность полей, образующих нечто вроде "психической Вселенной". Это поля или определённые области сознания, обладающие способностью "структурировать реальность" и "оказывать воздействие на материю и пространство".

По словам известного американского астрофизика Ф. Дж. Дайсона, он и его коллеги также "не исключают априори возможности того, что разум и сознание могут обладать в устройстве Вселенной таким же статусом, как и вещество и энергия".

О том, что воздействие сознания на материю, возможно, говорят и некоторые лабораторные опыты последнего времени, накопившие убедительный статистический материал. Так, по условиям одного из экспериментов, его участник нажимал кнопку устройства, выбрасывающего игральные кости. При этом он должен был посылать сильный волевой импульс, желать, чтобы кость выпала определённым образом: "шестёркой", "двойкой" и т.д. В лабораториях только Питсбургского университета (США) было проведено 170000 таких бросаний. Опыты были проведены также в других научных центрах. Было установлено не только значительное превышение "желаемых" результатов над среднестатистическим, но и устойчивая закономерность — количество "желаемых" результатов в конце серии оказывалось значительно ниже того, что было в начале. Степень случайности такого устойчивого распределения результатов составляет 1 из 30 000 000.

Ещё одно подтверждение возможности воздействия волевого импульса на материальный мир — опыты по искажению "эффекта Джозефсона" (протекание сверхпроводящего тока через тонкий слой диэлектрика). Испытуемому показывали выходные данные (импульсный сигнал) магнитометра со сверхпроводящим экраном и предлагали усилием воли воздействовать на магнитное поле. В результате такого воздействия уже через тридцать секунд частота на выходе магнитометра возрастала в два раза.

История проблемы знает и другие факты этого же ряда. Так, можно упомянуть об опытах Вилли Шнайдера (двадцатые годы XX века), передвигавшего усилием воли предметы в присутствии комиссии из 54 университетских профессоров, подтвердивших реальность феномена. К этому же разряду явлений следует отнести, очевидно, и эпизод из жизни Чарли Чаплина, рассказанный им в автобиографии. Как-то, зайдя со своими друзьями в бар, где были три рулетки, он почувствовал вдруг в себе какую-то странную силу и сказал, что может заставить их остановиться — первую на "9", другую на "4", третью на "7". "И вот, — вспоминает он, — первая останавливается на цифре 9, вторая на четвёрке, а третья на семёрке. А ведь это был один шанс из миллиона".

Упоминания о подобных феноменах — воздействии волевого импульса на материальные предметы — можно найти и у некоторых древних авторов. Одно из таких сообщений принадлежит Иосифу Флавию (1 в. н.э.). Он рассказывает о некоем Елеазаре, который "изгоняя злого духа", велел ставить вблизи больного кубок с водой или сосуд для омовения ног. Покидая тело больного, "злой дух" по его приказу опрркидывал сосуд. Происходило это в присутствии императора Веспасиана, его сыновей, многих римских военачальников и массы легионеров".

То, что делает Г. П. Грабовой, вполне вписывается в уже накопленные самой наукой факты и гипотезы, с поправкой на то, что такой экстрасенсорной мощи и силы в одном человеке ранее не наблюдалось.

Феномен академика Грабового вообще не укладывался в прокрустово ложе ортодоксальной науки. Он не только утверждал, что во Вселенной существуют разные реальности, в том числе и духовные, непроявленные, но и вполне убедительно демонстрировал, как они влияют на нашу жизнь. Материализация и дематериализация предметов, телепатия, излечение безнадёжно больных, в том числе раком и СПИДом, наконец, воскрешение умерших, которое происходило в присутствии экспертов, регенерация отсутствующих органов — не домыслы людей с перевозбуждённым воображением, а повседневная работа этого удивительного человека, который не стремился попасть на экраны телевизоров, не пытался возбуждать вокруг себя нездоровый ажиотаж. Грабовой просто создавал Новую Действительность в области знаний, где наука и религия не противостояли друг другу в бессмысленном стремлении монополизировать своё право на истину, а совместными усилиями постигали её.

Факты воскрешения, ещё раз подчеркиваю — должным образом зарегистрированные, фактически обрушили привычную материалистическую картину мироздания. Они настолько ошеломили всех, кто имеет отношение к науке, что даже специально созданная Российской академией наук комиссия по борьбе с подобными мистическими аномалиями, во главе с академиком Кругляковым, многозначительно примолкла, не имея желания сказать "да" и не имея возможности произнести "нет" по поводу этого необычного явления. Ведь в мире ещё не было ни одного живого существа, которое вернулось бы в жизнь после смерти и могло бы рассказать об обратной стороне Бытия. Сейчас есть, и уже не одно.

И вот теперь я имел возможность не только лично встретиться с этим уникальным человеком, но и рассказать о своих достижениях в нашем Центре, спросить у него совета, поучиться.

На первую встречу с Григорием Петровичем я поехал без Игоря. Офис Грабового располагался на знаменитой московской улице Солянке, по соседству со зданием Президиума Российской академии медицинских наук. Соседство знаменательное. Вход в величественное старинное здание Президиума украшали античные колонны. Монументальность последних свидетельствовала о незыблемости, основательности и властном могуществе учреждения, вход в которое они обозначали. И рядом, в соседнем здании, занимаемом футбольной лигой, маленький — всего из двух комнат — офис знаменитого чудотворца, способного регенерировать отсутствующие у людей органы, без всяких лекарств излечивать от диабета, рака, СПИДа. Все эти результаты зафиксированы и доказаны. Несколько раз, например, Григорий Петрович проводил регенерацию отсутствующих органов прямо в хирургическом кабинете, на глазах у изумлённых врачей. И что? Потихоньку, понемногу первоначальное впечатление от произошедшего сглаживалось. Врачи, пытавшиеся в запале что-то объяснить медицинским чиновникам, утомлялись биться головой о стену, а со временем и сами начинали сомневаться — а было ли чудо? Может, гипноз какой-то или наваждение? Или спирту перед операцией чересчур хлебнули? Как это всё знакомо... У меня тоже так было — написал письмо о возможностях нашей технологии заместителю главы правительства Москвы Валерию Павлиновичу Шанцеву. Он дал указание сразу нескольким клиникам и институтам связаться со мной и провести экспертизу обозначенных возможностей. Через полтора месяца узнаю: все клиники и НИИ провели соответствующие экспертизы и дали отрицательный ответ. Где они проводили свои экспертизы? Как? Сие тайна великая. Поскольку ни со мной, ни с моими сотрудниками никто из экспертов не встречался и даже не звонил нам по этому поводу. Не стали, так сказать, утруждать себя и других. Написали просто: такого быть не может, поскольку противоречит данным строго охраняемой нами науки. А другой науки мы не знаем. Поэтому никто не может и не имеет права лечить то, что мы сами лечить не умеем. Такая вот позиция.

Так уже было в своё время с акупунктурой, помните? Каких только ярлыков на врачей, осмелившихся иглоукалыванием практиковать, не навешивали. И шарлатаны, и проходимцы, и недостойны высокого звания советского врача. А что в результате, — оказывается, есть такая наука, и помощь людям весьма действенную способна оказать.

Вот с такими горькими мыслями проходил я мимо Президиума Российской медицинской академии, которая всем своим объединённым могуществом не смогла ещё ни одного человека от СПИДа спасти, в полуподвальное помещение офиса Грабового, где всё то, что не могла, не умела и не хотела совершать официальная медицина, — спокойно, скромно, деловито совершалось. Совершалось каждый день с одним и тем же положительным результатом.

Григорий Петрович меня ждал, и, как оказалось впоследствии, ждал давно, ещё до нашего знакомства. Человек, которого знал весь мир и совсем не знала или не хотела знать официальная чиновная Россия, оказался молодым, приятным не только наружностью, но и в общении. Всего один час беседы, который ему удалось вырвать из графика приёма столпившихся в коридоре больных, совершенно убедил меня в том, что наша встреча была, по сути, предопределена, ибо отныне нам предстояло работать вместе.

Я, Игорь и Григорий Петрович становились отныне одной командой, хотя действовали каждый на своём участке самостоятельно.

Мы обо всём договорились. Началась новая фаза обучения, уже в ближайшее время самым радикальным образом изменившая мою судьбу и судьбу Игоря.

Работать с Григорием Петровичем было не только лестно, но и полезно. Технология управляемого ясновидения, которую разработал Грабовой, представлялась нам с Игорем новой сияющей вершиной. И мы должны, обязаны были покорить эту вершину, тем более что её владелец радушно согласился быть нашим учителем на трудном пути. Он знает, что мы в том пространстве как конь и всадник. Объясняет: "Вас ввели в образ Георгия Победоносца. Это большая честь".

18 апреля в 21 час мы, как и договаривались заранее, установили телепатическую связь с Григорием Петровичем. Мы застали его в кабинете, поздоровались и напомнили о его согласии позволить войти в его сознание и считать имеющуюся там информацию.

Он улыбается, разводит руками: — Входите, раз я согласился.

Пытаемся войти. Ничего не получается. Голову Григория Петровича защищает шар, который опоясывают светлые нити. От шеи до земли что-то вроде юбки с защитными светящимися энергетическими полосками. И... теперь мы видим, что это не сам Григорий Петрович, а его голограмма. Он работает с нами через посредника.

Приближаемся. Григорий Петрович сделал вторую сферу и легко отодвинул нас на прежнее место. Сверху над защитой он ставит треугольник и ещё один — получилась двойная пирамида. Она зеркальная. Все защиты до уровня земли. В дополнение он ставит квадрат, который защищает всё ниже уровня ног. Это как стекло. Оно незаметно. Новые трансформации — квадрат разворачивается в куб. Куб делает любую защиту невидимой. Что-то вроде волшебной шапки-невидимки.

— Понятно? — спрашивает Григорий Петрович.

— Да, — дружно подтверждаем мы с Игорем и немедленно начинаем конструировать такую же защиту себе. Получилось. Мы теперь недосягаемы.

- 39 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _