Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 1. Спаси себя.

- 34 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Похоже, что ясновидение — это универсальный путь к получению неограниченной информации. Правда, он жёстко связан с процессом саморазвития. Сколько раз я выстраивал схему регенерации своего жёлчного пузыря. Он был удалён лет десять назад из-за жёлчнокаменной болезни. Сначала была работа на информационном уровне. Понадобилось несколько месяцев, прежде чем я научился выстраивать информационный каркас отсутствующего органа. Месяца два спустя удалось запустить в этом каркасе энергетическую структуру. Ясновидящие буквально заходились от удивления: "Как вы это сделали?" Органа как такового не было, но в то же время он был и выполнял свои основные функции по двум позициям из трёх.

Но запустить процесс деления клеток, который я теоретически уже понимал, практически никак не удавалось.

Всегда чего-то не хватало. И то, чего не хватало, приоткрывалось понемногу в строгом соответствии с потаённым процессом внутренней эволюции. Меня словно дразнили: то, что ты хочешь получить, уже близко, только поработай над собой ещё чуть-чуть. Я работал. И в процессе работы мне открывалось не только приятное.

Я не хотел бы делать зловещие предсказания. Но, видимо, неправильно и промолчать о столь очевидных и угрожающе близких проблемах человечества. Мир ожидает или коллапс всей мировой экономики как следствие экологической катастрофы, или изменение пути развития.

Об этом уже открыто пишут в периодике. Вот одно из таких обобщений, которое ходит по Москве в виде самиздатовской рукописи.

"Гомеостатическое равновесие нарушено — это очевидно. Но, ведя разговор об экологических проблемах, мы не догадываемся, что самая большая опасность, надвигающаяся на нас, — неготовность работать с энергией и информацией.

Человечество создало совершенно новую среду жизнедеятельности, и мало кто понимает, в какой ситуации мы все сейчас находимся. Не имея защитных средств и качеств по отношению к новой супердинамичной среде обитания, мы оказались заложниками собственного порождения.

Процесс усугубляется за счёт увеличения новых проблем в человеке: неприспособленность к восприятию информации необходимого качества и объёма, а также создание техники высокого класса и уровня организации, взаимодействие с которой затруднительно для большинства населения планеты. Нарастает несовместимость человечества и научно-технического прогресса. Это ведёт к созреванию глобальных кризисов, к порождению в XXI веке социума сумасшедших, которые вряд ли смогут продолжить эволюцию людей как самостоятельного вида".

Проблема отнюдь не надуманная. В основе всех без исключения физических явлений и процессов лежат вездесущие информационные поля. И альтернативой техногенному бессмертию, предложенному Стивом Хокингом, безусловно, является бессмертие, связанное со способностью человека управлять своими биохимическими процессами с помощью сознания, создавать тело более высокого уровня.

У меня новый ученик — Игорь Арепьев. Он появился случайно. Во всяком случае, даже сам он до сих пор не постигает суть произошедшего. Что заставило его, жителя провинциального районного центра Тросна Орловской области, вдруг бросить свой дом, работу в районном отделе внутренних дел? Ведь он буквально через две недели должен был занять должность заместителя начальника отдела и получить очередную офицерскую звёздочку. А он вдруг отправился искать новую судьбу в Московскую область.

Формальный повод вроде был. Как же без него? Отец Игоря (я его давно знал) регулярно приезжал в Подмосковье на заработки. Иногда помогал мне наладить электрику в новом доме, который я строил. Он приезжал время от времени и приводил, что мог, в порядок в долгострое, который из-за недостатка средств тянулся уже почти десять лет. На этот раз к отцу решил присоединиться Игорь. Ни логичным, ни разумным его решение не назовёшь: вот так взять, бросить работу и поехать с Орловщины в Подмосковье на заработки, к чужому дяде, которого прежде в глаза не видел. Но вот приехал. Сказал, что будет помогать отцу. И стал помогать — так, что любо-дорого было смотреть, как работает. С огоньком, с любовью к делу, без перекуров и праздных разговоров. В общем, по душе пришёлся он мне. И, сам не знаю почему, сказал я ему однажды: "Есть такая методика — открываем ясновидение. А это дверь в другой мир, который мы, как правило, не видим, но который очень сильно влияет на то, что здесь происходит. Хочешь открыть эту дверь?"

Игорь согласился. Стали заниматься. Одно упражнение ему показал, другое, третье. А он к занятиям всерьёз относится. Вечерами, в свободное время всё повторяет, учится. И трёх недель не прошло, как вдруг он говорит:

— Аркадий Наумович, у вас диск на позвоночнике вылетел. Давайте поправлю.

— Откуда знаешь?

— Вижу.

— Открылся экранчик?

— Да уже неделю назад, — отвечает Игорь. — Я просто к нему приноравливался. Сейчас вижу — и ауру вашу, и органы, и даже клетки. Давайте позвоночник вам поправлю и энергию восстановлю.

Так у нас и пошло — я его учу, а он на мне тренируется, с пользой для моего здоровья. И вовремя это случилось, к сроку, поскольку на работе одна нервотрёпка пошла.

Новое руководство Министерства вспомнило, что пора заняться чем-то масштабным, историческим. Мысли стали посещать заместителя министра Григорьева: как отладить федеральные потоки денег, чтобы они вовремя и в заранее определённом самим Григорьевым месте оказались. Как структурную перестройку отрасли провести, чтобы во главе прославленных издательств оказались нужные лично ему люди, а другие и вовсе исчезли с литературного Олимпа. И мысли эти вполне были логичными. Ведь Григорьев по-прежнему был властелином издательства "Вагриус", эмблемой которого был духовно близкий хозяину ослик. А своего ослика, как известно, надо подкармливать. И, кроме того, не мешало бы заранее с рыночной дистанции убрать всяких конкурентов. Ранее создали федеральную комиссию, которая определяет, какие книгоиздательские проекты финансами поддержать. Трижды нам бодро сообщали, что этой комиссией принято решение профинансировать наши проекты, что они одни из лучших среди представленных, очень хвалили. И что? Трижды заместитель министра Григорьев собственноручно "Худлит" из списка вычёркивал. Это в предъюбилейном для нас году, так сказать, в честь семидесятилетия.

Или такое нововведение — аннулировать прежние контракты всех директоров государственных издательств и целый год не заключать новых. Любопытно им, видите ли, — повысится от этого производительность труда в руководимых ими издательствах или, напротив, понизится? Эксперимент, понимаешь...

А для самых несообразительных, кто никак не может направление мыслей нового владыки издательств угадать, каждую неделю из Министерства бумаги, указы, распоряжения. И не как-нибудь, а с курьерами, со строгим указанием: сегодня получить, а завтра отчитаться. По расчётам их психологов, за сто двадцать долларов месячного должностного оклада такой моральный прессинг вряд ли кто выдержит. Один уважаемый директор крупнейшего издательства, кстати, член-корреспондент Российской академии наук, не выдержал, поехал к Григорьеву объясняться. Так наш любитель осликов четыре часа продержал известного всей стране, заслуженного культуры деятеля, в своей приёмной. А потом минут пятнадцать учил, как надо руководить издательством. Закончил свою лекцию вполне прозрачным намёком, что такое откровение немалых денег стоит.

Заикаясь от смущения и побледнев от прозрения, какой гигант мысли пришёл издательствами России рулить, член-корреспондент тихо спросил:

— Деньги, конечно, вперёд?..

Так что целительские способности моего нового ученика весьма кстати пришлись. И то, что министерский маразм за день в моей нервной системе разрушал, Игорь Арепьев вечером восстанавливал. Причём с каждым днём всё лучше и лучше. Он просто на глазах становился выдающимся экстрасенсом, буквально за несколько недель преодолев стадию обучения, на которую у других уходят годы.

Как только мы стали работать с Игорем Арепьевым вместе — начались чудеса. Мы сидели в моём доме, в кабинете, на втором этаже. Это самое удобное место для подобных занятий — над головой купол, геометрия которого создаёт восходящий энергетический поток, как в церкви. В этот раз я хотел пройтись с Игорем по программе цветовизуализации образов. Упражнение, в общем-то, несложное — включаем экран внутреннего видения и по моей команде представляем себе разные картинки. Кино, в общем, получается. Можно в Космос на космическом корабле полететь, можно на Эверест забраться. Только в этот раз кто-то другой решил нами поруководить. Включили экранчики и не успели ещё слова сказать, как вдруг всё разом преобразилось. Смотрю на Игоря и глазам не верю — он в кольчуге, шлеме. За спиной плащ красного цвета, на поясе меч, в руке копьё. И одеяние не простое, не как у обычного ратника. Один рубин на шлеме чего стоит. Князь, да и только.

Игорь тоже на меня таращится. По всему видно — растерялся.

— Что случилось? — с тревогой интересуюсь, уже догадываясь, что и мой внешний облик претерпел изменения. А Игорь не отвечать, а спрашивать настроился:

— Ты это сделал?

— Что?

— Ну, вот это — со мной и с собой?

— Нет, - честно признаюсь, хотя и лестно было хоть бы минуту волшебником себя почувствовать.

— Ты знаешь, кто ты теперь? — с явным волнением в голосе нагнетает эмоциональную составляющую ситуации мой друг.

— Тоже воин? — пытаюсь догадаться я.

— Нет, — смущаясь необходимостью открыть мне глаза на истинное положение дел, отрицает Игорь. — Ты теперь конь с крыльями.

— Пегас, что ли? — догадываюсь я.

— Может, и Пегас, — с некоторой долей сомнения соглашается новоявленный князь Игорь. — Белый он, крылья большие. Во лбу камень драгоценный. Из него лучи сияют. Ты что, не чувствуешь, что конём стал?

Я верчусь вокруг себя, пытаюсь разглядеть фасад своей новой тонкоматериальной конструкции. Первая мысль, когда вижу копыта, круп и крылья, горькая: "За что?" Был человеком. Плохого никому не делал. Работал до седых волос — как дай Бог другим поработать. Что же произошло? Игорь — князь, а я Пегас?.. Средство передвижения, подсобное транспортное сооружение из мяса и костей? Одна радость — камень, рубин во лбу. За просто так такое не бывает. Может, что недопонимаю и тороплюсь с выводами?..

Вдруг сверху луч падает, и голос откуда-то звучит — мощный, повелительный:

— Следуйте за лучом.

Игорь смотрит на меня. Я понимаю его немой вопрос. Соглашаюсь:

— Садись, раз так решили.

Игорь забирается мне на спину. Поёрзал, устроился. Он хоть из орловской глубинки, но, похоже, не только на орловских рысаках, но и на обыкновенных колхозных клячах раньше не ездил. Поэтому стараюсь двигаться осторожно, чтобы его ненароком не сбросить. Скачу за лучом прямо вверх. Крылья распростёр, копытами слегка от туч отталкиваюсь и парю, словно птица, всё выше и выше. Причём замечаю, что скорость у меня побольше, чем у самолёта, будет. Высокая, прямо скажем, скорость. Раз скакнул — и дома внизу вроде камушков галечных, ещё раз шевельнулся — и вовсе исчезли. Одни поля да леса с этой высоты разглядеть можно.

- 34 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _