Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 67 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

На следующий день после нашей хотя и небольшой, но всё-таки размолвки меня остановил в коридоре наш ученик Сергей.

- Аркадий Наумович, я хочу с вами поговорить.

- Ну что ж, идём в мой кабинет, посекретничаем. Я сажусь в кресло. Серёжа устраивается рядом.

- Я вчера работал с Катей, - говорит он. - Я отчётливо видел внутри её информационную структуру или сущность.

- Тебя что-то насторожило в этой сущности, - подбадриваю Сергея, видя, что он смущается.

- Там самый натуральный бес - с рогами и копытами. Он прячется за темной завесой. Но несколько раз было отчётливо видно. Я думаю - ею манипулируют. Вы посмотрите, как она говорит. Как телевизор, когда включают в сеть. А если вдруг отрезали питание, а так уже несколько раз было, у неё сразу глаза пустые и в голове ни одного просвета.

Я, конечно, передал то, что сказал Сергей, Игорю. Кате наблюдения Сергея тоже стали известны. И она немедленно устроила скандал и потребовала третейского суда у Григория Петровича.

Я не хотел везти этот объект шизофрении к Грабовому, но Игорь твёрдо решил поставить в Катиной истории жирную точку и, как он сказал, докопаться до истины. Поехали втроём. В коридоре, как всегда, десятка три людей. Ещё человек десять в приёмной. Сказали секретарю Георгию о том, что просим принять минут на двадцать. Про себя думаю: "С этой дамочкой за двадцать минут не разберёшься".

Но Григорий Петрович через секретаря всё-таки отсёк нашу странную телохранительницу и пригласил в кабинет только нас с Игорем.

Каждый раз, когда я встречаюсь с Григорием Петровичем, одно слово, как ключ к ситуации, всплывает в моём сознании. Слово это - самообладание. Поразительно, как владеет своими эмоциями Грабовой. Что бы ни происходило, какие бы дикие ситуации на амплитудах человеческих страстей ни врывались в его кабинет, он всегда ровен, невозмутим, корректен и, главное, знает, что надо делать и чем помочь.

Вот ж сейчас нам даже не пришлось ничего объяснять. Он сразу точно и спокойно объяснил суть происходящего.

- Ребята, это же элементарная вещь. Берётся снимок. В этом конкретном случае его сделали во время Армагеддона, когда вся святая иерархия наблюдала за сражением. Потом негатив немного подсвечивается на солнце, и всё - декорация готова. Когда ваша девушка говорит - "посмотрите, кто за мной стоит, кто меня послал", - в этот момент вам показывают декорацию. Подсвеченный на солнце негатив.

Он не упрекает, просто объясняет. Но между слов сквозит недоумение: как же вас так между двух сосен обвели? На такой простой трюк попались.

Игорь смущён. У него ясновидение лучше работает, чем у меня. Но вот оказалось, что моя интуиция вела нас в этом конкретном случае точнее, чем его зрение.

- А потом, вы говорили, что у неё рука болит, - продолжает Григорий Петрович. - Вы что, не видите, что у неё в руке?

- Копьё? - наконец прозревает Игорь.

- Да, копьё. И необычное. Она просто до сих пор не решила, кого из нас троих этим копьём ударить должна. Удар должен быть точным и по назначению. Связи между компонентами нашей конструкции очень тонкие. Как такой толстой палкой в них попадёшь? Вот она и ищет такое место, чтоб без промаха в цель воткнуть.

- А мы её чуть к вам в кабинет не завели, - делюсь запоздалым пониманием опасности, которой мы чисто случайно избежали.

- Нет проблем, - спокойно реагирует Григорий Петрович. - Во-первых, она сейчас без копья. И значит, есть ещё кто-то, кого вы не видите и кому она его могла доверить. Потому что такое копьё в угол не поставишь. Его только из рук в руки можно, как эстафетную палочку, передать. Во-вторых, надо просматривать свои будущие события и ставить защиту или менять событийный ряд, если он вас не устраивает. Ведь мы чем занимаемся - управляемым ясновидением. Управляемым - понимаете, что в этом слове заключено?

Мы ещё обговорили с Григорием Петровичем несколько текущих дел и попрощались. В коридоре на нас набросилась Катя:

- Ну, выяснили насчёт меня?

- Выяснили, поедем назад, - не столько предложил, сколько распорядился я.

Катя выжидательно смотрит на Игоря. Он подтверждает.

- Поедем, Катерина, по домам. Поздно уже. Завтра в офисе обо всём поговорим.

Она чувствует по его голосу, что всё достаточно радикально поменялось в отношении её, и не желает с таким исходом мириться. Она разворачивается, идёт в приемную и, отбросив от дверей секретаря Грабового, который на голову выше нашей непрошеной "телохранительницы", врывается в заветный кабинет. Бросившийся следом Георгий через минуту выходит один. Григорий Петрович всё-таки решил сам с ней разобраться.

Минут через пятнадцать Катерина вышла к нам. И это уже другой человек. О том, зачем она сюда приехала, что хотела выяснить, - ни слова. Мы молча идём к машине, молча садимся в неё и едем в Пушкино. Катя всю дорогу смотрит в окно. Когда поворачивает голову к нам - у неё ясные, умиротворённые глаза. Такое ощущение, что забыла все свои навязчивые параноидальные идеи. Уже у самого Пушкино она произносит спокойным, нормальным голосом:

- Как я соскучилась по своим детям.

На следующий день Катерина просто исчезла. Уехала в свой родной город Николаев. А вот копьё, которое она привезла с собой, через некоторое время объявилось самым неожиданным: образом, причём в действии.

На следующий день, пока Игорь вёл прием больных, мы сели с Сергеем разбираться во всей этой странной ситуации вокруг Кати. И уже сразу, - вот что значит получить правильную ориентацию сознания, - увидели и плёночку засвеченную, и что за ней скрывалось. Это был коллаж, в который умело, вклеили группы святых иерархов в белых и золотых одеждах. Но почему мы не видели прежде этой вопиющей статики? Всё недвижно застыло, как на обычной фотографии. Хотя это и есть просто фотография. Большая только и вклеенная в декорации. Катя явно использовала что-то вроде гипноза, чтобы мы не заметили необычной неподвижности персонажей. Но ведь на нас с Игорем обычный гипноз не действует. Значит, есть ещё какие-то технологии, которые мы не изучили или не поняли.

Теперь смотрим, что за плёночкой. А там четыре беса средней руки на креслах развалились. Откуда они взялись? Ведь после наших с Игорем походов внизу, на уровнях, никого не оставалось. Где-то спрятались, наверное, переждали. Потом огляделись. Руководства нет, никого вообще нет. Что делать? Сутъ-то свою просто так не поменяешь. Миллионы лет только в пакостях упражнялись и в злодействе совершенствовались. Вот и решили, видно, попытаться что-то изменить.

Посмотрели, кто там у них на земле по их ведомству проходит. Привлекли, так сказать, нештатную злодейку к ответственной работе. Наверняка при этом даже не объясняли, какие внизу пустота и спокойствие установились. Ва-банк объявили - или всё выиграть, или всё проиграть. Натура у них такая - на крайности тянет. Одним словом - игроки. Так, наверное, когда-то и душу свою проиграли? Бесы тоже нас с Сергеем увидели и сразу всё поняли. У них даже мысли не возникло куда-то бежать, спрятаться. А с другой стороны - куда спрячешься, куда убежишь? Они же теперь вне закона. Побежишь - ещё хуже будет. Могут прямо на месте истребить. Вот ведь времечко-то настало - не люди бесов боятся, а бесы людей. Носами поросячьими хрюкают, морды виноватые состроили. Но ничего не просят. Понимают, что влипли - по самое некуда.

Взяли мы их аккуратненько за загривочки, как котят нашкодивших, и оттащили к Бездне, где под крышкой запечатанной большая стирка тёмной части мироздания идёт. Туда их до кучи и отправили. Плюхнулись они в энергетическую бесоворотину, закружило их, орать стали, как кошки, если им хвост прищемить. Опять крышку закрыли, и мой двойник с книжкой под мышкой её аккуратненько снова опечатал.

С этим закончили, стали дальше смотреть: куда Катя своё жало передала? У кого оно теперь, кто с ним рядом затаился?

Руку видно, которая копье приняла. Ровная, гладкая. Такая кожа может быть или у молодого мужчины, или у женщины.

А копьё не простое. Древко - чёрное. На конце висит флажок. Это копьё с какого-то прежнего Армагеддона осталось. У него внутри информационный механизм. В случае точного попадания наконечник раскрывается и на конце возникает энергетический тор. Только вот с точным попаданием - проблема. Это же не физический план, а информационный. Там свои заморочки, защиты, миражи, иллюзии. А ударить-то можно только один раз. Второй раз вряд ли дадут этой штукой воспользоваться. И в кого ударить

- тоже вопрос не праздный. Промахнёшься - и последний шанс потеряешь. Вот и мучилась Катерина, комплексовала. Под конец и вовсе в истерики стала впадать: время уходит, а кого копьём шибануть и куда - по-прежнему неопределённость. Тут любой бес запсихует.

Стали уровни просматривать на предмет затерявшихся обитателей. Пустенько. Но в одной из комнат на самом нижнем уровне видим старинный стол в стиле ампир. На нём книга. Рядом стул. В стороне ширма, за которой тени угадываются. Это, похоже, их канцелярия. Заглянули за ширму,

- а там статуи прозрачные в рост человека. Как куклы. Но это сейчас. А раньше архонты были. Вернее, их прототипы. Это как пиджак на стуле в кабинете начальника. Если кто заглянет - впечатление такое, что руководство где-то рядом. А так ли это на самом деле - кто знает? Только у них там всё на таком страхе закручено, что умников за ширму заглядывать не находилось. Так всё и крутилось под надзором кукол с утра до вечера, хотя и с этим у них там напряжёнка, я имею в виду утро и вечер. Сплошные кругом факелы и лампы. Плохо с естественным освещением. Вот жизнь-то, честное слово, не позавидуешь.

Смотрим информационные следы - и сразу находим знакомый. Здесь работал Лапшин. И никакой он не архонт, а "шестёрка" у архонта. Когда время к Концу времён приближаться стало, он вдруг допёр, что за ширмочками не сами архонты сидят, а их прототипы. Вообще-то ему мозгов хватило за ширмочку не заглядывать. Понял, что хоть и куклы там сидят, а след информационный от его проникновения останется, и они его зафиксируют. Поэтому очень осторожно стал он в книгу заглядывать, что на столе лежала.

Книга эта была самого сатаны. И написана кровью. Технологии по управлению событиями. На переплёте тёмно-коричневом большой круг, а в нём треугольник, пентаграмма, над ней красный глаз в окружении двенадцати символов. Вот он и стал эту книгу украдкой почитывать: боится, нервничает, хвост, как у испуганной кошки, трясётся, а всё равно читает. О карьерном росте думает.

Сначала читал очень подробно. Потом заторопился, стал пропускать страницы. Потом и вовсе листал. Решил изловчиться и протащить книгу через уровни на землю.

Расчёт правильный был: неважно, кто ты сейчас, ведь всё, в конечном счёте, через воплощение в человеческом образе решается. Чего достигнешь как человек, то и закрепится на веки вечные. Опять психология игрока сработала - пан или пропал. Ведь если ничего не выйдет, то и внизу спросят, и наверху, скорее всего, в распыл пустят. Но решился бес.

- 67 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _