Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 60 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Через несколько минут уже два врача изучают экран, обмениваясь короткими репликами:

- Что за тень?

- Непонятно.

- И точно в области жёлчного пузыря. И форма похожая. Второй врач пыхтит, думает.

- Может, с прибором что случилось?

Я опять прошу написать всё как есть. Тень как тень. Лучше ещё дня через два приду.

Когда я снова пришёл через несколько дней на обследование, Владимир Анатольевич сразу меня предупредил:

- Диагностировать будем вдвоём. Я пригласил очень хорошего специалиста, чтобы разобраться с этой непонятной тенью.

Опять кушетка, к которой я уже привык, как к родной. Два врача у экрана и их короткие, но весьма выразительные реплики.

- Размер почти нормальный.

- Толщина стенок три-четыре миллиметра.

- Почему наверху размытые края?

- А внизу очень чётко. Вот стенка жёлчного, вот проток.

Вскоре консультант ушёл. Я сел на кушетке.

Владимир Анатольевич сидел в метре от меня, но смотрел мимо, в стену. У него был странный, отсутствующий взгляд.

Я дотронулся до его руки.

- Что с вами?

Он вздрогнул и вышел из состояния прострации, в котором со всей очевидностью пребывал до этого.

- Но ведь я же знаю, что его там нет, - растерянно произнёс он.

На него невозможно смотреть без боли. Такое ощущение, что он внезапно потерял жизненную опору.

- А теперь есть? - спрашиваю.

- Теперь есть, - подтвердил он. - Только наверху нечёткие края.

- Давайте ещё дня через три посмотрим, - предлагаю. - Может, до конца материализуется?

- Вы уверены, что это регенерация?

- А что же ещё?

- Не знаю.

- Но ведь вы не в первый раз с этим сталкиваетесь, - достаю из рукава свою козырную карту.

Главный врач смотрит на меня с немым удивлением.

- Позвольте, я достану из портфеля несколько бумажек.

Он отодвигается, давая мне возможность подняться.

- Две недели назад к вам обратилась с просьбой провести обследование щитовидной железы женщина. Она, кстати, тоже врач, терапевт.

- Да, смутно вспоминаю, - подтверждает Кушнир.

- Вот ваше описание. Вы констатируете отсутствие левой доли щитовидной железы, которая действительно была удалена хирургическим путем.

- Да-да - я помню.

- А через несколько дней вы снова провели обследование этой женщины, которая, естественно, не очень старалась вам напомнить о себе. И что в результате?

- Что? - переспрашивает он.

- Вот ваше заключение, где вы описываете левую долю щитовидной железы как имеющуюся в наличии.

Он просматривает свои заключения, сравнивает записи.

- Этого не может быть.

- Почему? Ведь вы же констатируете у меня, кроме регенерации жёлчного пузыря, совершенно здоровую печень, почки, в которых уже нет камней, вполне нормальную поджелудочную железу. Ведь вы их не лечили? С чего это они вдруг стали такими нормальными, хотя мы имеем документы, утверждающие прямо противоположное? Да и может ли быть в моём возрасте что-либо нормальное? Ну, подумайте сами.

Владимир Анатольевич очень растерян. У него в голове мечутся вопросы. Он пытается вспомнить хоть об одном чётко зафиксированном случае регенерации органа. Думает о механизмах, которые могут включать подобные процессы.

Он не обычный врач. Он занимается научными исследованиями, наметил для себя цель - защитить докторскую диссертацию. Он спрашивает, на каком уровне мы включаем механизмы санации - на клеточном, молекулярном или ещё глубже - на уровне элементарных частиц?

Ответ очевиден. Ни на клеточном, ни на молекулярном уровне невозможно работать с ДНК, ядрами клеток, геном. Для этого должны быть использованы значительно более тонкие методы видения и воздействия, которыми могут быть только субэлементарные частицы и биоэнергия, способная точно фиксировать как повреждённые, так и нормальные участки атомов, молекул. Даже на молекулярном уровне невозможно создать лазерный эффект направленного точечного воздействия на ткани и патологические конкременты (например, камни в почках, печени) с их разрушением.

Через неделю мы снова встретились, Владимир Анатольевич снова лично провёл обследование. На этот раз в нём приняли участие и несколько специалистов нашего Центра. На экране дисплея ровными, чёткими линиями был обозначен мой регенерированный жёлчный пузырь. Он потемнел, подрос, налился изнутри жёлчью и вообще выглядел очень убедительно.

- Вот что из обычной тени может получиться, - не без легкой занозы в голосе констатировал я. - Процесс регенерации жизненно важного органа человека проходит буднично, без широкого освещения в прессе и по телевидению.

- Да ну, - вовремя сориентировался Игорь. - Им это неинтересно. Они рассказывают, как за миллионы долларов покупают за границей машины, способные квадратно гнездовым способом резать ваш организм. ТВ чудеса не рекламирует. За них деньги не платят. Кстати, доктор, - вдруг обратился он к Владимиру Анатольевичу. - Вам тоже самое время подумать о своём желудке и кое о чём еще. О почке, например.

Кушнир смутился и опустил глаза. Через неделю он признался, что Игорь без всякого УЗИ совершенно точно назвал его личную проблему со здоровьем.

Вскоре через поликлинику научно-производственного объединения "Квант" пошёл новый поток клиентов. Врачи собственными глазами наблюдали, как восстанавливались отсутствующие органы, исчезали буквально за две-три недели раковые опухоли.

Иногда Владимир Анатольевич впадал в неравновесное состояние и отсылал наших пациентов. Так было с одной женщиной, у которой были обширные доброкачественные образования в груди.

- Я не могу это регистрировать, - убеждал он не столько присланную нами на обследование женщину, сколько себя. - Два дня назад я лично осматривал вас. У вас были опухоли, затвердения в груди, кисты и ещё что-то. А теперь ничего нет. Я должен собрать комиссию. Пригласим маммологов, проведём дополнительные обследования крови, тогда и будем решать. Если я сейчас всё это подпишу - мои коллеги сочтут, что я сошёл с ума.

Через день собранная главным врачом комиссия, после жарких прений, всё же была вынуждена зафиксировать факт чудесного исцеления.

Мало кто даже из близких Григорию Петровичу Грабовому людей знает, что он пишет стихи. Стихотворная форма скрывает некий шифр, за обыденным смыслом - технология воскрешения, бессмертия, неумирания. Вот одно такое стихотворение.

Человек!

Ты - мир. Ты - вечность.

Силы в тебе безмерные.

Возможности твои безграничны.

Ты - воплощение Создателя.

В тебе - Его воля,

Его предназначением ты преобразуешь мир.

В тебе - Его любовь,

Люби всё живое, как Он,

Создавший тебя.

Не ожесточай сердце своё.

Размышляй о добром,

Делай добро.

Добро вернётся долголетием.

Любовь подарит бессмертие,

Вера и надежда - мудрость.

С верою и любовью

Воспрянут твои неведомые силы,

И ты обретёшь то, о чём мечтаешь.

Бессмертие - это лицо жизни.

Так же, как жизнь - это

След Вечности.

Твори, чтобы жить в Вечности.

Живи, чтобы Вечность сотворить.

Позволю себе сблизить эти поэтические строки с некоторыми высказываниями Григория Петровича.

1. Каждый объект Вселенной уравнен по отношению к другому объекту связями развития.

2. После слова - вечность бытия.

3. Вечность - это стремление духа Свободы.

4. Разность между восприятием и изменением от восприятия формирует объект восприятия.

5. Разум - это процесс преобразования пространства.

6. Материя Вселенной ориентирована по разуму.

7. Изменяя сознание - можно менять мир.

8. Каждый миф имеет истину послесловия.

То, что я процитировал, рождено голографическим сознанием. Я не собираюсь объяснять читателю этот термин - он понятен из содержания настоящей книги. Это не просто образы - это точное знание, облечённое плотью слова. Здесь и математика, физика и философия бессмертия. Об этом предмете в прошлые века предпочитали говорить по-другому. В одном из древних манускриптов алхимиков сохранился рецепт эликсира бессмертия: "Нужно взять жабу, прожившую десять тысяч лет (надеюсь, у вас такая имеется?) и летучую мышь, прожившую тысячу лет (с мышами, значит, проще будет), высушить их в тени, истолочь и принимать".

Незатейливый рецептик - только два компонента. Если бы действительно помогало, то, несмотря на неприглядные ингредиенты, желающих приобщиться к вечности нашлось бы немало. Но вряд ли те, кто сочинил это пособие по колдовству, серьёзно рассчитывали на прямой позитивный результат. Тут какие-то другие заморочки. То ли шарлатансгво, то ли тайнопись. Например, десять тысяч лет жабы - цепь инкарнаций и накопления опыта. Тысяча лет летучей мыши - тоже накопление опыта, но уже на тонком плане. Высушить в тени - осознать в молчании. Истолочь - извлечь суть. Принимать - применять. Не будем углубляться в оттенки смыслов. Нам важно иное - воскрешение и бессмертие действительно возможны. О них думали и в прошлом, и в настоящем. Люди никогда не хотели и не могли отказаться от своего права на бессмертное существование. Даже наука не может опровергнуть это право человека.

Вот остроумное рассуждение, которое принадлежит американскому физику, лауреату Нобелевской премии Ричарду Фейнману: "Если бы человек вздумал создать вечный двигатель, он столкнулся бы с запретом в виде первого начала термодинамики. Но если бы он взялся за проблему продления индивидуальной жизни на неопределённо долгое время, то в теоретической биологии не нашлось бы закона, который помешал бы ему добиться успеха". А потому, сделал вывод Фейнман, вопрос только в том, сколько потребуется времени, чтобы справиться с этой задачей.

Совершенно новый подход к проблеме бессмертия разработал русский мыслитель Н. Ф. Фёдоров. "Бог, - провозгласил он, - смерти не создал". А потому человек может и должен найти способ избавиться от неё, опираясь на научные методы.

Фёдорову видятся пути решения проблемы: "наука бесконечно малых молекулярных движений", световые и химические лучи, хранящие образ ушедших людей, "строительная деятельность лучей". "Но дело воскрешения, - пишет Фёдоров, - есть не только дело внешних сил, направленных совокупным разумом всех, но и дело личное каждого, как сына, как родственника".

Нам близка точка зрения великого соотечественника. И в том, что Бог смерти не создал, и в том, что решение должно опираться на научные методы.

Именно сочетание Божественного и научного является, на наш взгляд, верным путеводным указателем к неумиранию, к бессмертию, к воскрешению.

Мы уже запустили процессы возвращения многих близких нам людей. Процессы эти идут, более того, сотни людей, так или иначе соприкасающихся с этими процедурами, подтверждают и устно и письменно этапы воскрешения.

- 60 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _