Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 59 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

- Меня заметили, - вдруг всполошилась Наташа. - Деметра подозревает моё присутствие. Что делать?

- Выходи из дворца, - приказываю я. Наташа подчиняется. Она идёт в своей сфере-невидимке по аллеям, среди вечнозеленых деревьев, фонтанов, скульптур. Видит очередной красивый дворец и заходит в него.

- В центре зала огромный бассейн, - начинает она рассказывать. - Он квадратный, и в нём необычная вода. Если зайти в воду и встать посредине, то сверху упадёт большой белый луч. Он даёт связь со всеми уровнями управляющих планетарных структур. За бассейном на постаменте трон, на троне Гера. Она смотрит в мою сторону, приложила палец к виску и крутит его. Она видит меня, что делать?!

- Уходи! Немедленно уходи! - велю я.

Наташа моментально удаляется с Олимпа, секунду спустя она среди нас, только в нашем физическом пространстве. Проводит рукой по лицу и, кажется, сама ошеломлена своими открытиями.

- Эти мальчики, они очень необычные. С ними будет связано что-то важное для Земли. В них какая-то тайна. Такое ощущение, что они на Олимпе совсем не так, как остальные. Я не знаю, как это выразить. Ну, они на каком-то особом положении. Причём боги, может быть, только за исключением Деметры и Афродиты, не знают о том, что эти дети не такие, как все остальные дети богов.

Мы с Игорем переглядываемся. Мы знаем, о чём хочет сказать Наташа, и поражены её проницательностью.

- Ты знаешь, что будет с одним из этих детей? - спрашивает Игорь.

Неожиданно для нас Наташа снова начинает видеть на информационном уровне и говорить.

- Я вижу человека с кудрявыми волосами. Он молод. Ему тридцать лет. За спиной крылья. Кажется, мальчик, который был Эротом. Он стоит на облаке. На нём красный плащ с пряжкой на плече. Смотрит вниз. Там главный город страны иудеев, Иерусалим.

Ещё один человек идёт по городу, за ним толпа людей. У него посох, на котором три разноцветных кольца - чёрное, белое и серебристое, но колец никто не видит. Видят только простую палку. Я рядом с ним, а человек с крыльями над нами и наблюдает, что мы делаем. Он как бы охраняет. Отворяется дверь одного из домов. В открытом проёме появляется седой мужчина. Он приглашает человека с посохом войти к нему. Это горожанин, который пишет важную для людей книгу, но все вокруг говорят, что он сумасшедший.

Человек с посохом кивает ему головой, как хорошо знакомому, и входит в дверь.

Хозяин просит, кланяясь, своего гостя, которого зовёт учителем, сесть за стол. Учитель соглашается, но вдруг поворачивается ко мне и говорит: "Наташа, подойди!" Я целую край его одежды, а он простирает руку надо мной, спрашивает: "Разделишь со мной трапезу?" Я отнекиваюсь. Он улыбается: "Спешишь в библиотеку?"

- Откуда он знает про библиотеку? - это Наташа уже нас спрашивает.

- Ты говоришь с Христом, - объясняю девушке. Подходит седобородый, тоже улыбается: "Богатый стол создать нетрудно, но сделать так, чтобы еда понравилась всем, - нелегко". Они садятся за стол - Христос и ещё несколько человек с Ним. Он просит Наташу рассказать о своих путешествиях, понравился ли ей город.

Наташа отвечает общими словами, что ей очень понравилось, она изумлена. И как-то теряется со своим рассказом.

- Тебе что, трудно рассказывать об увиденном? - немного сержусь я.

- Нет, но Он чувствует любую ложь. И потом, Ему не нужно рассказывать - Он сразу всё видит. Сейчас Он поднимает кубок, и все тоже следом за Ним. Он рассказывает притчу, наставляет. Затем снова поднимает кубок и говорит, что скоро придётся уйти. Все заволновались. Он дотронулся до моего лба. Он знает, откуда я, Он видит нас всех и улыбается.

Наташа выходит из прошлого. Она потрясена этой встречей. Глаза её сияют восторгом.

- Это был самый настоящий Христос, - потрясённо заявляет она.

Алексей, ещё один бог с Олимпа, а по нынешнему своему состоянию аспирант МГУ, молча и сосредоточенно смотрит на нас с Игорем, неожиданно говорит:

- А они считали вас ложной мишенью, отвлекающим манёвром. Искали где угодно, только не вблизи себя.

- Надеюсь, ты не подскажешь им, где искать? - спрашивает Игорь со строгим, выжидательным выражением на лице.

- А что толку? После драки кулаками не машут. И кто я теперь? - с горьким сожалением констатирует Алексей.

- А ты ведь тоже раньше с Наташей встречался, - подсказываю я. - И отношения у вас, мягко говоря, были небезоблачные.

- Я знаю, - подтверждает Алексей. - Я уже просматривал свои прошлые воплощения по душе.

- Ты был очень воинственный мужчина, помнишь? - напоминает Игорь. - У тебя был плащ красного цвета, короткий. В одной руке ты держал факел, которым освещал всё вокруг себя в поисках врагов. Не простой факел, в нём был заключён гнев богов. А в другой руке у тебя - меч. Однажды мы встретились в сефире Сатурна. Не забыл? Это было после Армагеддона. Ты хотел наброситься на нас, но мудрый Сатурн что-то сказал тебе, и ты остыл.

Люди, которые находятся с нами в комнате, с недоумением слушают разговор. Но сам Алексей ничему не удивляется.

- Что об этом сейчас говорить? Я теперь человек, обычный человек.

- Уходя с Олимпа, ты обещал учить людей строгости, а не войнам и сражениям.

Наташа, которая внимательно следила за нюансами диалога, вдруг опять вошла в режим ясновидения.

- Я вижу океан, песок, вдалеке большая скала, около берега мужчина в чёрной тунике с копьем в руке. Это Алексей, но одновременно Арес - бог войны. Он кричит, вызывая Посейдона, угрожает ему. Океан волнуется. Из волн поднимается Посейдон. Он сначала небольшой, но потом начинает расти. В его руке трезубец. За его спиной появляются чудовища морские и много девушек в боевых доспехах, верхом на дельфинах.

Арес тоже растёт. Он становится очень большим. Он угрожает Посейдону. Волны за спиной Посейдона обретают облики людей. Появился из воды огромный дракон. Посейдон спрашивает громовым голосом:

- Чего тебе надо, мальчишка? Одумайся, иначе погибнешь!

Арес смеётся и оборачивается. Сзади него из земли поднимается чёрный смерч. Это смерть, это тьма.

Смерч сформировался, уплотнился и двинулся в сторону океана. Сейчас начнётся сражение.

Из-за спины Посейдона появляется девушка в доспехах, в шлеме и со щитом в руке. Это океанида, дочь Посейдона.

- Это я, - неожиданно севшим голосом констатирует Наташа. - Я кричу ему, чтобы он остановился. Арес смотрит. Он задумался. У него какие-то странные мысли про меня. Он в нерешительности. Появляется ещё один мужчина. Бог Гермес. И понуждает своего союзника начать битву. Арес перестал колебаться. Он готов действовать.

Внезапно сверху, с Олимпа, примчалась в колеснице ещё одна женщина с копьём - Афина Паллада. Она встала посредине, требуя остановить готовую начаться битву.

Я приближаюсь к берегу и кричу Аресу: "Я, океанида Электра, вызываю тебя на поединок. Если я выиграю сражение, то ты уйдёшь и уведёшь с собой смерть".

Арес молчит. Он не хочет со мной сражаться. Он не боится, просто у него мысли особенные по отношению ко мне. Он представляет меня своей женщиной. Я подзадориваю его: "Сразись со мной. Ты прославишься как победитель девушек".

Арес поворачивается. Уходит. И уводит за собой Гермеса и смерть. Всё.

Наташа снова с нами и внимательно глядит в сторону Алексея.

- Думаю, что у вас появилась оригинальная возможность снова познакомиться, - улыбаюсь я. - Хорошо, что вы сегодня не при оружии и доспехах.

Глава 7

Труднее всего мы достигаем понимания с профессиональными медиками. Даже если результаты нашей работы ими отслежены, зарегистрированы и неотвратимо свидетельствуют о выздоровлении какого-либо неизлечимо больного, они более склоняются к версии о самовключении таинственных резервов организма. Недавно мы заключили договор о совместной деятельности с РОО "Медико-оздоровительной лиги" при поликлинике научно-производственного объединения "Квант", специализирующегося на тематике космических исследований. У них прекрасная диагностическая аппаратура, мощные лаборатории. Диагностику и регистрацию результатов нам удобно осуществлять именно в этом престижном учреждении. Начать решил с себя.

Я уже рассказывал в первой книге, как мы с Игорем восстанавливали мой жёлчный пузырь, удалённый тринадцать лет назад в Пушкинской городской больнице тогдашним заведующим хирургическим отделением Львом Моисеевичем Гинзбургом. У меня на руках снимки и заключения о холецистэктомии по поводу желчнокаменной болезни. Кроме того, снимки почек, где выявлено более десятка камней до одного сантиметра в диаметре. В довесок к этим болезням - язва желудка, хронический панкреатит, аутоиммунный тиреоидит, две позвоночные грыжи и жировой гепатоз печени. Вот с этим букетиком хорошо зарегистрированных заболеваний я и обратился к главному врачу поликлиники Владимиру Анатольевичу Кушниру.

Мы уже знакомы. Я ему немного рассказывал о наших технологиях. Он вежливо слушал, и лицо его при этом выражало: "Ну, всякие больные бывают".

Теперь я попросил его провести инструментальное обследование, предварительно обеспечив папкой с копиями моих диагнозов и снимков.

- С чего начнём? - деловито осведомился Владимир Анатольевич. И опять сквозь вопрос довольно явственно прозвучало: "Одно дело людям голову морочить, другое дело приборы. Их не обманешь".

Предлагаю начать с жёлчного пузыря. Врач с сомнением смотрит на огромный шов, память о размашистом хирургическом почерке Льва Моисеевича, спрашивает:

- Думаете, уже вырос?

Я не отвечаю, хотя знаю, что жёлчный пузырь на две трети восстановлен. Там есть матрица пузыря и его энергетическое наполнение. Более того, уже и клетки тоже закончили процесс регенерации. Но они сейчас, если смотреть с помощью ясновидения, прозрачные, как стёклышки. Что можно увидеть в этом случае с помощью ультразвукового обследования - мне и самому неизвестно.

Поэтому стараюсь быть осторожным в предположениях.

- Давайте посмотрим и зафиксируем.

Я ложусь на кушетку. Владимир Анатольевич включает аппарат, мажет мой живот какой-то клейкой гадостью и начинает обследование.

Он ворочает меня и так и сяк, заставляет надувать живот, дышать и не дышать. Наконец выносит свой вердикт:

- Чудес не бывает. Если отрезали - значит, отрезали. Я не спорю. Прошу только всё зафиксировать. Написать

заключение, подписать и заверить печатью учреждения.

Через два дня снова иду к Владимиру Анатольевичу. Он с сомнением во взоре интересуется:

- Неужели надеетесь, что орган вырастет?

- Надеюсь, - отвечаю лаконично, без пространных комментариев, которые сейчас неуместны.

- Хорошо, - соглашается Владимир Анатольевич, и мы вместе идём в кабинет ультразвуковых обследований.

Но на этот раз что-то всё-таки изменилось. Владимир Анатольевич в некотором смущении.

- Полежите пока, - просит он. - Я позову ещё одного специалиста.

- 59 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _