Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 57 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Потом были проводы в издательстве. Чай, торт, все говорили только хорошее и боялись будущего. Видимо, не зря. Уже на следующий день высокомерное отношение министерских чиновников к тому, что могут написать в газетах по поводу "Худлита", прошло тест на истинность. В газете "Совершенно секретно" была опубликована большая статья журналистки Таисии Белоусовой "Игра без правил. Передел собственности в книгоиздательском деле".

Открывал этот убойный по собранным в нём фактам материал снимок здания нашего издательства, над которым с ухмылкой смышлёного кота, поживившегося где-то плохо лежавшей рыбёшкой, завис министр печати Михаил Юрьевич Лесин. Приведу несколько отрывков из этой статьи.

"На деле список тех, кто получал деньги Минпечати, почему-то держат за семью замками, что заставляет подозревать чиновников в нечистой игре. Ходят слухи, будто федеральные деньги получали "частники" (к примеру, издательство "Радуга"), что далеко не вся сумма, выделенная на поддержку технических издательств, ушла по назначению...

Директор "Панорамы" В. С. Буянов, человек хваткий и толковый, сделал из своего издательства "конфетку". Денег от государства они практически не получали, но жили безбедно. Когда коллектив захотел акционировать издательство, Григоръев отказал: "Министерство считает приватизацию нецелесообразной". Не потому ли, что были свои виды на "Панораму"?

Издательство располагается в прекрасном многоэтажном здании в Большом Тишинском переулке, доставшемся ему от ЦК КПСС- Руководство Минпечати задумало подселить туда свою Распорядительную дирекцию. А Буянов мешал.

По словам президента Ассоциации книгоиздателей России М.В. Шишшина, директора госиздательств жаловались ему, что замминистра Григорьев тех, кто сопротивляется, пугает проверками и уголовными делами. Чиновники из Минпечати, не стесняясь, обещают в грязи вывалять и в тюрьму посадить за то, что вздумал бороться с командой, которая "назначает и снимает президентов", рассказывал один из пострадавших.

Говорят, "постращал" Григорьев и директора "Панорамы", да так, что Буянов попал в больницу. Несмотря на это, провели восемь проверок. Ходили разговоры даже об уголовном деле... Буянов не выдержал, ушёл сам.

Главного редактора газеты "Книжное обозрение" Минпечати уволило одним из первых. Надо сказать, что Григорьев и Яценко - старые знакомые. Будучи директором частного издательства "Вагриус", Григорьев постоянно размещал рекламу в "Книжном обозрении", напористо требуя больших скидок, на что главный редактор не соглашался. Когда началась эпопея с увольнением директора "Панорамы", опальному Буянову дали возможность высказаться в "Книжном обозрении". Прозвучала критика в адрес заместителя министра Григорьева. А тут ещё в министерстве стало известно, что Яценко, которому не нравилась реорганизация издательств "исподтишка", собирается задать на страницах газеты каверзные вопросы: как проекты реформирования увязаны с интересами развития экономики, науки, культуры страны; просчитаны ли финансово-экономические последствия создания новых структур; в чём их преимущество перед нынешними образованиями; дают ли они гарантии от дальнейших сокращений научно-технических, производственных изданий; не нанесут ли вреда развитию отраслевой науки, потребность в которой будет непременно возрастать, и т. д.

Говорят, увольняли главного редактора в страшной спешке. Пока Яценко находился на больничном, в редакцию прислали два приказа за подписью министра М. Ю. Лесина - об увольнении Яценко (формулировка: "по соглашению сторон") и назначении нового главного, который тут же приступил к своим обязанностям.

Яценко судится с Министерством печати и сегодня. Несмотря на угрозы (анонимные "доброжелатели" звонили его сыну, предупреждали, что при обыске у него могут найти наркотики, пришлось писать заявление в ФСБ), он намерен добиваться справедливости. Из "Книжного обозрения" тем временем ушли более двадцати сотрудников. "Детскую литературу" объединили с "Малышом". Правда, это объединение - чистая видимость. "Малыш" "скончался" ещё в 1999 году, в издательстве сидели только директор и бухгалтер, распродававшие "частникам" подготовленные ранее рукописи. Руководить холдингом поставили сотрудника из коммерческого издательства "Эгмонт Россия Ltd", привыкшего работать с западными инвестициями. Сейчас он, как утверждают злые языки, открыто бастует: мол, он не издатель и не полиграфист, а менеджер, умеет распоряжаться деньгами, деньги же ему пообещали, но не дали.

Завершается объединение "Современника" и "Молодой гвардии", которые будут жить у "современников" на Хорошевском шоссе. "Художественная литература" в этот холдинг не вошла. О ней - особый рассказ.

К 1995 году "Художественная литература" стала беднее церковной мыши. Коллектив был вынужден обратиться в Госкомиздат и Союз писателей, после чего объявили конкурс на замещение должности директора. Рассказывают, что среди претендентов был и нынешний замминистра Григорьев. Но он чем-то не приглянулся комиссии, возглавляемой известным писателем Борисом Можаевым, и "Худлит" доверили директору издательства "Культура" А. Н. Петрову.

"Художественная литература" располагается в пятиэтажном здании (3600 кв. м) в Бауманском районе столицы. Первые два этажа - архитектурный памятник XIX века, остальные достроены в 50-е годы на средства издательства. Здание требует ремонта. Но Министерству печати оно нравится. Вначале чиновники собирались затеять (выселив предварительно хозяев) реставрацию, года этак на три. Потом пошёл слух, что здание будут срочно продавать, так как... стране нужна валюта для возврата долга Парижскому клубу. Когда с продажей не заладилось, чиновники предложили сдать помещения на первом этаже в аренду дружественной им фирме. Но так как издательский склад и магазин переводить было некуда, арендаторы не прошли.

В январе 2001 года Министерство печати задумало прибрать (руками своей Распорядительной дирекции) дачу "Худлита" в Лесном городке, где ещё с 30-х годов отдыхали сотрудники. Сама дача ничего собой не представляет, но участок стоит 1,5-2 миллиона долларов (Одинцовский район, 30 км от Москвы, все коммуникации в наличии, место красивое - лес, поле, река, вокруг дачи "новых русских"). "Изымание" объяснили благовидным предлогом: продадим дачу и на эти деньги расширим полиграфическую базу.

Распорядительная дирекция долго уламывала А. Н. Петрова передать дачу на её баланс. С юридической точки зрения директор не имеет права это делать. Распорядительная дирекция - такое же государственное унитарное предприятие, как и "Худлит". Ни дирекция, ни издательство, ни даже Министерство печати не могут распоряжаться дачей, поскольку она принадлежит Министерству госимущества, и только оно, как собственник, может передавать её с одного баланса на другой.

По слухам, уговоры перешли в угрозы: мол, не подпишешь документы о передаче, начнём проверку, после придут "наши" следователи. Уговорить директора, вероятно, не удалось, потому что 5 марта 2001 года министр печати М. Ю. Лесин подписал приказ о проведении проверки финансово-хозяйственной деятельности ГУП "Художественная литература"..."

Вот что случается, когда к власти приходят люди, живущие не по закону, а "по понятиям". Стоило только этой статье появиться в свет, как в "Худлит", вслед уже ушедшему директору, высадили мощный десант ревизоров.

А говорили, что публикации в прессе их не волнуют? Шутили, наверное... Судя по той нервозности, с которой полтора десятка проверяющих два месяца выворачивали наизнанку "Худлит", всё-таки критика их задевает. Хорошо ещё, что буквально за месяц до их ведомственной проверки была другая, менее подверженная влиянию лесинской команды, ревизия. Случилась несостыковка результатов. Бывает...

Но что теперь станет с "Худлитом"? Бог весть... Их старый сценарий получил слишком широкую огласку, а новый ещё не успели сочинить. И успеют ли?

У нас в Пушкинском филиале два новых интересных ученика. Аспирант МГУ Алексей и ученица 10-го класса из Ивантеевки - Наташа. Они уже на первых уроках поразили своих инструкторов - у них, как говорится, с полуоборота открылось ясновидение. И не просто открылось, а заработало на таком высоком уровне, что инструкторы потребовали моей с Игорем незамедлительной консультации по этому феномену. Мы договорились о дне встречи, и она состоялась.

Сначала мы решили поработать с девочкой.

Наташа - очень красивая, женственная. У неё волшебный, гипнотизирующий взгляд. Для диагностики взяли одну из учениц в группе, которая занималась в соседней комнате, и попросили Наташу просканировать её и дать заключение о проблемах здоровья. За две-три минуты Наташа перечислила целую кучу заболеваний. И главное - совершенно безошибочно определила причины их появления. Способности были действительно феноменальные.

- Ну, а как насчёт лечения? - напоминаю я.

- Вообще-то несложно, - отвечает Наташа, - но надо ли это делать? Все болезни даются людям за проступки. Она должна сначала осознать, пусть так походит.

- А ты объяснила, что надо исправить, на что обратить внимание?

- Пусть сама думает.

- Почему так строго? Ведь там никаких серьёзных преступлений нет - обычные житейские ошибки, - пытаюсь заступиться за диагностируемую.

- Всё равно - болезни не просто так даются человеку.

- Вот она - гордость богов, - внезапно изрекает Игорь. - А ведь это ещё лучшая из них.

Я в недоумении, - о каких богах он говорит? И вдруг вижу берег океана - грозный, скалистый. Из воды поднимается девушка с длинными, светлыми распущенными волосами. На ней голубое платье. Волны возле её тела ведут себя очень необычно - они как бы ласкаются к ней. Девушка выходит на берег, поднимается по камням на скалу, выдающуюся в море, и ложится на тёмный мокрый камень. Её лицо очень похоже на лицо девушки, которая сидит сейчас рядом с нами, в совершенно другом месте, на краю другого тысячелетия.

Игорь, который отслеживает на моём экране показанный мне сюжет, лаконично подтверждает:

- Да-да, тот самый персонаж.

- Наташа, вы что, очень любите море? - спрашиваю нашу ученицу. Лицо девушки озаряет счастливая улыбка.

- Я его обожаю.

- А вам что-нибудь говорит слово "океанида"?

- Это связано с водой, - неуверенно отвечает она.

- А бог Посейдон? Он вам кем приходится? - продолжаю свой допрос.

- Не знаю, - растерялась Наташа. - Но это имя как-то странно отзывается во мне. Я чувствую, что оно мне приятно, какое-то родное.

- Есть тело земное, есть тело небесное, - подсказываю я. - И по каждому из этих тел своя родословная - свой папа, своя мама, сестры, братья.

- Я что-то смутно помню. У меня сны непонятные, - вдруг говорит Наташа. - Мне во сне почему-то кажется, что у меня много сестёр и мы очень дружны. Я видела во сне, как с сестрами бегали по песку на острове и вдруг услышали волшебный голос, певший песню. Мы побежали на голос песни и увидели прекрасного юношу в какой-то странной одежде.

- 57 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _