Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 48 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

С вершины хорошо просматривается всё, что внизу. У подножия горы - долина. Очень красивая - рощи, сады, озёра, дворцы. На большой лужайке стоят троны, стулья, скамьи, разбросаны подушки. Тысячи богов собрались здесь в ожидании своего вестника, который в последнее время решил совместить свою прежнюю должность с властью верховного божества. Они ещё не знают о последних событиях. У них нормальная обстановка - отдыхают, общаются.

Слуги разносят всё, что они пожелают. Действительно, зачем забивать себе голову проблемами людей? И так всё хорошо - лучше некуда. Погода вечно ясная, пища всегда замечательная, Гермес избавил от земных хлопот и обязанностей. Партсанаторий какой-то. О чём ещё мечтать богам и богиням? Можно, конечно, для развлечения греков на троянцев натравить или ещё какую заварушку устроить. Это что-то вроде домашнего спектакля. Куда такие боги могли привести людей? Только ко всеобщему атеизму. Мы возвращаемся с вершины к воротам Олимпа. Теперь хорошо видно: ни дороги сюда, ни тропинки. И к Иисусу Христу толпы людей идут.

Боги создали смерть и использовали её как инструмент власти. "Что вы будете делать, когда придёт Тот, который придёт?" - спрашивала нас с Игорем смерть. Значит, считала его сильнее себя? Но оказалось, что и боги, если не защищены бессмертием, тоже боятся своего порождения - смерти. Люди, умирая, знали, что идут к Отцу. А если умрут боги - куда они попадут? К Создателю. Ведь от Него, и только от Него зависит перевоплощение. О чём просил Тот - сначала о себе, потом стал говорить и о других богах. А что сказать смог, что объяснить?

Меня неожиданно вызвали в Министерство. Первый раз за полтора года. У нас как никогда хорошие показатели. Каждый квартал, вопреки общей неблагополучной ситуации в отрасли, мы плюсуем прибыль, и весьма заметно. Книжки стали выходить очень нарядные, хорошо оформленные. Наконец-то хватает денег на их оформление. Если издательству хотя бы немного помогут за счёт Федеральной программы книгоиздания, прогресс может быть стремительным.

Напрасно тешил себя иллюзиями. У чиновников свои виды на "Худлит". Начальник главка Нина Сергеевна Литвинец - по совместительству хозяйка вовремя приватизированного за бесценок издательства "Радуга" - без обиняков выложила суть возникшей проблемы. Даже не стала расспрашивать: как, мол, там у вас дела, что собираетесь выпускать? Сказала просто, доходчиво:

- У нас тут обозначилась возможность направить серьёзные федеральные средства на издательство, под серьёзную программу.

- Замечательно, - обрадовался я.

- Но в качестве директора "Худлита" под эту программу должен быть другой человек, - остудила она мой не вовремя обозначившийся энтузиазм.

- Понимаю. У подойника, где млеко течёт, всегда должен быть свой человек.

- Ну, ты же не будешь бороться с государством? - спокойно спросила она, попыхивая тонкой дамской сигаретой.

Её лицо - суровое, властное - было в этот момент лицом государства, как ей, должно быть, казалось.

- Значит, мавр своё дело сделал? Издательство из долгов вытащили. Теперь можно коленом в зад?

- Ну, почему? - смилостивилась Литвинец. - Вы можете назначить свои условия. Мы их обсудим.

- Для начала дайте подумать, - попросил я.

- Недельку, не больше, - согласилось "государство". Как там у моего приятеля Володи Носкова (кстати, редактора этой книги)?

Казалось, пытан и испытан.

Но всё равно придёт черёд,

Когда державное копыто

Тебя, неловкого, лягнёт,

И закричишь под взглядом ржавым

Казённой равнодушной тьмы:

"Держава, милая держава, Ведь государство - это мы!" Но без вниманья, без участья Таинственное существо Промчится мимо. Видно, к счастью. Не знаешь только, для кого. Поищешь для сердечных ссадин Лекарства в тишине аптек... Куда ты скачешь, Медный Всадник? Неужто в двадцать первый век?

В принципе, события последнего времени для меня складывались таким образом, что надо было все силы сосредоточить на главном в жизни. А главным в жизни стало то, что было связано с новым даром - управляемым ясновидением. Я в глубине души давно определился в том, что через несколько месяцев предстоит оставить работу в издательстве. "Худлит" стал вполне благополучен, совсем не таким, как пять лет назад. Но задевало то, что события развивались по сценарию, который когда-то так прозорливо обозначил Борис Орлов. Он предупреждал: если издательство встанет на ноги, вот тогда и жди неприятностей. Дождались. Надо было советоваться с друзьями, как быть. А кто в таком деле, касающемся судьбы, лучшие советчики, чем Игорь и Григорий Петрович? Собрались вечером, просмотрели ситуацию в целом.

- Да у них там тёмное царство, ни одного лучика светлого, все воруют и говорят неправду, - удивился Григорий Петрович, обобщая увиденное по министерству. - Уходить, конечно, надо, но на своих условиях: Ты когда хотел заявление подать?

- В середине апреля.

- Хорошо, - согласился Григорий Петрович.

- Весна, скоро снег растает, ручьи побегут, и их всех, когда потеплее станет, водой подмывать начнёт. А мы постараемся новую академию учредить. Нет возражений? Во всяком случае, их команда всё равно развалится.

- Нет, но все-таки, почему такое мощное давление обозначилось? И как бы ни с того ни с сего, - пытливо докапываюсь до первопричины произошедшего.

- Идёт информационная и энергетическая перестройка пространства, - объясняет Григорий Петрович. - Физический план - их последний оплот. Это большая сила. Всё-таки они тут не одну сотню лет своей селекцией занимались. Конечно, без опоры на тонкий план им теперь труднее работать. Но, во-первых, их люди далеко не все о произошедших глобальных событиях осведомлены. А если б знали, то дезертиры бы вас со всех сторон обложили. А как работать в их окружении? Они же созидать ничего не умеют. Только интриговать и наушничать. Во-вторых, а что им ещё делать, как не то, что они всегда делать привыкли? Привычка - вторая натура. А у них и с первой - не всё благополучно. Надо потерпеть. Это у тёмных последний год, когда они ещё могут серьёзно покочевряжиться. Думаете, на меня не давили?

Но плохое давление не только на меня идёт. Пришла Ира Карышева. С переводом "песни каменной книги" у неё всё более-менее в порядке. Перевела главу о рождении богини. Сейчас переводит Самадху - правила поведения. Очень интересные параллели возникают в этих различных божественных историях.

Мать Кали была рождена мыслью семи отцов.

Протоархонт тоже создал прототип человека с помощью семи архонтов-царей для матери - Земли. Но потом, по незнанию, вдохнул в него дух, то есть силу жизни.

В параллель индийскому эпосу в апокрифах древних христиан звучит тема борьбы богов с человеком: "И они принесли его (Адама) к тени смерти, дабы слепить его снова из земли, воды, огня и духа, который из вещества, - то есть незнания тьмы, и желания, и их обманчивого духа, - это могила вновь ослеплённого тела, которым разбойники одели человека, оковы забвения; и стал он человеком смертным. Это первый, который спустился, и первое разобщение" (Апокриф Иоанна, 18-19).

В том или ином виде история порабощения человека богами существует во всех основных религиях мира. И, видимо, не случайно. Наши всё возрастающие способности лечить людей, видеть события, происходящие на информационном плане, и даже влиять на них свидетельствуют как раз об этом.

Если возможности человека действительно будут раскрыты до конца, то технический прогресс в том опасном виде, как он развивается в настоящее время, никому не будет нужен. Конечно, свои привилегии без боя никто не сдаст. Только вряд ли такая борьба приведёт к чему-то позитивному для тех, кто на неё настроился. Ведь даже Кали, которая на энергетическом плане олицетворяет смерть, решила отказаться от своей жуткой ипостаси, вспомнила о материнских функциях и сейчас танцует свой танец отречения, который плавно переходит в танец любви. На площадке, где она танцует, произошли изменения. Там появились люди, которые хотят помочь богине. Женщины, ждущие ребёнка, музыканты, выбивающие на барабанах новый ритм божественного танца, ритм жизни. Шива, ожидающий изменений со своей любимой, приблизился к площадке с камнем, но всё ещё не может войти в круг света.

Ира слушает рокот барабанов, замечает выплески света, озаряющие круг, запоминает звон браслетов на руках и ногах Кали. Все эти ритмы помогают ей в переводе. И она готова заниматься любимым делом в любую свободную минуту. Но вот беда - на работе, несмотря на то, что Ира классный специалист и совсем неконфликтный человек, на неё стала, как теперь говорят, наезжать начальница. У неё нет причин сердиться, но она сердится и выплёскивает на Иру сердитость просто без причин. Мощная, полная женщина кричит, орёт и хамит по каждому ничтожному поводу, а иногда и просто без него. А раньше такого не было. Может, она чьё-то задание выполняет?

У ворот Царства Отца снова кто-то стоит. Мы немедленно переносимся с Игорем туда. Может быть, понадобится наша помощь. Знакомая фигура Тота. Но маска уже другая, шакала. Что это он решил поменять маски? Думает, что в этой больше понравится Создателю? Он вышел из тёмного плана, но за ним волочится тёмный шлейф. Это Смерть. Она всё-таки сумела войти в Ад - набралась сил, осознала ситуацию и прошла прямо сквозь стену. После этого она опустилась на уровень Земли, туда, где у Олимпа собрались боги. И снова притащилась в виде шлейфа Тота к воротам Царства Небесного.

Там, у Олимпа, они ничего не сказали богам. Да и что они могли сказать? "Всё будет хорошо". Или что-то в этом роде?

Мы стоим, друг против друга, но Тот глядит мимо нас, на ворота. И ожидание его оправдалось. Ворота раскрылись. Вышел Создатель. Встал напротив.

- Видишь, как всё обернулось. Люди описали истинную картину, которая есть. Они приблизились ко Мне, и Я одарю их Своей любовью. Они теперь между Мной и вами. Чего ты ждёшь от меня? Теперь ты должен обратиться к людям. Ведь по праву они заняли ваше место. Зачем утруждать себя и идти ко Мне, если Я так долго для вас был далёк? Ведь вы такие значительные, такие великие. Трижды великие? Одно величие - в добре. Другое - в зле. А где третье - в истине? Не был ты трижды величайшим.

Тот застыл в мучительном напряжении. Он в совершенно безвыходном положении. Всё по закону - и битвы, и перемены. Но как принять перемену, если ты тысячелетия был богом и вдруг стал никем?

- Уходи, Мне нечего добавить, - говорит Создатель, и что-то грозное накапливается в Его зрачках.

Тот хочет ответить, но тёмный шлейф, в котором спряталась Смерть, затягивает его назад. Он пытается сопротивляться. Его мощные мускулы вздуваются от напряжения. Бесполезно. Смерть уволакивает его.

Создатель поворачивается к нам:

- Очень точно записывайте, что Я говорю и что происходит.

Он показывает рукой в сторону Тота, которого волочит вниз Смерть.

- 48 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _