Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 43 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Наше внимание снова возвращается к камню и стоящей перед ним на коленях женщине. Страницы каменной книги перелистываются сами собой, это история любви Кали и Шивы. История прекрасная и трагическая, связанная с жестокими испытаниями, коварством, завистью, сквозь которые пронесли любовь эти индусские боги. Даже через

смерть пришлось пройти Кали. И все эти испытания завершились её перевоплощением. После того как её изрубленное завистниками тело Шива собрал и воскресил через технологию перевоплощения, Кали обрела, кроме прежней ипостаси, ещё ипостась смерти на энергетическом плане. Она стала матерью, дающей жизнь, и погубительницей, её отнимающей. Но, видимо, вторая ипостась богини со временем стала тяготить её, и она решила отказаться от своих ужасных обязанностей. Через свой божественный дар она предвидела время, когда подобное будет возможно, и загодя, наперёд создала некоторые будущие события. Этот камень, эта книга, эта история божественной любви, которая называется "Кумарасамбхава", - были ключом к новому перевоплощению богини Кали, к её новой миссии как богини материнства.

История любви двух богов известна в двух классических изложениях. Поэму "Кумарасамбхава" ("Рождение Кумары", Кумара - это бог войны) написал Калидаса. Потом, лет через шестьсот, сюжет повторил Наннечода, с тем же названием. Правда, в них говорится не о Кали, а о Парвати, но Кали - одно из воплощений жены великого аскета и бога. Впрочем, в пантеоне индуистской мифологии плутают даже специалисты. Нам же в тот миг было интересно, какой вариант читала наша пациентка. Возможно, какой-то третий? Между тем события приняли неожиданный оборот.

Вокруг, в чашах на колоннах, вспыхнул огонь и стал освещать площадку. На песке появились концентрические отсветы пламени. Круги как бы пересекали друг друга, образуя сложный энергетический узор. Но вот что казалось странным: за границу очерченного песком круга не уходила ни одна искра света. Тьма стояла вокруг стеной. И в этой тьме было что-то, чего мы с Игорем не видели.

Каменная статуя Кали вздрогнула, и в то же мгновение мы перенеслись в другое время, в далёкое прошлое великой страны. И снова увидели Иру.

Теперь это была совсем юная девушка - лет четырнадцати, не больше. На ней красивое сари, богатые украшения. Она дочь могущественного раджи.

Мы видим и самого раджу, лежащего на правом боку в большом зале. Слуги с опахалами овевают прохладой тело повелителя.

В зале много людей. Танцовщицы своим изумительным искусством рассказывают о великой тайне любви и страсти. Бубенцы, надетые на руки и ноги, сопровождают их неистовое кружение гармоничными всплесками и угасаниями звуков.

Ира (дочь раджи) смотрит на танец, но потом, что-то решив про себя, незаметно выскальзывает из зала. Она берёт на столе небольшое блюдо со сладостями и бежит вниз с террасы дворца по широкой лестнице. Пять каменных ступеней и площадка, ещё пять и площадка.

Лестница длинная, и много площадок на ней, обрамлённых зеленью сада, с фонтанами, цветами, стражей. Но вот она закончилась. Дальше ведёт тропинка. А вдоль неё ручей что-то поёт тихим журчанием.

Принцесса бежит вдоль ручья, спускается к могучей реке. На мгновение останавливается на её берегу и бросает в воду цветок. Течение реки настолько сильное, что цветок мгновенно уносится прочь.

Девушка радостным взглядом провожает свой дар реке и снова бежит по берегу к стоящему на небольшой возвышенности храму. Развевается красная лёгкая ткань её сари, позвякивают украшения, мелькают загнутые вверх носки изящных туфелек.

Храм всё ближе. И вот она поднимается по ступеням под каменный навес, удерживаемый колоннами. Снимает обувь и входит. Это храм Кали. Слева и справа горят свечи, стоят блюда с приношениями. Но храм пуст.

Принцесса встаёт на колени возле статуи богини и опускает у её ног сладости. Она благодарит её за некое важное в своей жизни событие, в котором просила раньше участия Кали. Лицо девушки светится счастьем.

В какой-то момент статуя Кали вздрогнула и на мгновение ожила. Но девушка, увлечённая молитвой, не заметила перемен. Лёгкий сон набежал на её сознание и погрузил в дрёму. А ожившая богиня произнесла пророчество: тысячелетия спустя, когда наступит конец времён, дочь раджи поможет богине вернуться к жизни.

Мгновенный сон ослабил своё воздействие, и дочь раджи встала с колен. Она что-то помнила, что-то забыла. В светлом забытьи стояла она возле статуи богини. И потом, выходя из храма, всё оборачивалась назад.

Как только дочь раджи покинула храм, пророчество уже действовало. Девушка вдруг увидела то, что должно случиться в будущем. Она будто бы снова бежала по тропинке, кружилась в ганце, радовалась, что сможет помочь богам и людям. Она была счастлива.

Между тем мы с Игорем застыли на площадке с камнем, которая и сегодня святыня для индийского народа. Ира всё ещё стоит на коленях у каменной книги и, согласно давнему договору с Кали, пытается прочитать песню любви. Но древний язык уже не так понятен ей, как прежде. А ещё нужен ключ, которым замкнуто истинное значение слов. Ира в отчаянии. Она не знает, как выполнить обещанное.

Кали смотрит на нас с Игорем. Её лицо - весьма воинственное и решительное. Но сейчас оно выражает скорее просьбу о помощи. Чтобы мы подсказали Ире, как найти ключ к тайне слов. Без этих слов любви она не может соединиться с Шивой, не может оставить свою ипостась смерти, не может стать только матерью.

Мы просматриваем текст в камне. Каменные страницы перелистываются одна за другой. Их шорох сливается с журчанием ручейка, вдоль которого дочь раджи Ира когда-то сбегала вниз, к могучей реке, на берегу которой тысячи лет назад стоял храм.

- Ты должна вспомнить голос ручья, - подсказывает Игорь.

Только Игорь произнёс эти слова, во тьме, что окружала площадку, что-то взревело и пришло в движение. Опасное и могучее вышло на границу света и тьмы, набираясь решимости пересечь извечную грань миров. И тогда Кали соскочила с камня и побежала вдоль тёмной черты беспросветности. Её меч молниеносно совершал взмахи и удары. Вскрики боли, ужаса и стоны сопровождали её боевые движения, головы демонов летели в круг света, обезглавленные тела падали во тьму. Богиня обежала круг, и десятки голов обозначили новую границу ее пребывания.

Ира по-прежнему стояла на коленях у камня, испуганная, потрясённая. Но она уже знала голос песни, её дух и её душу. Она могла и там, на информационно-энергетическом плане, и здесь, на физическом, приступить к своей работе.

- Ты дала Кали клятву помочь ей, - напомнил Игорь.

- Она всегда тебе покровительствовала. И теперь, когда ты выполнишь обещание, Кали дарует тебе талант быть лучшей среди тех, кто переводит древние тексты Индии. Ты сможешь видеть, сравнивать, понимать. Эта песня сделает тебя знаменитой. Человек, который прочитает твою песню, поймёт, что значит любить и быть любимым. И вместе с любовью к нему придёт понимание высших знаний.

Когда Игорь произносил своё наставление, у входа на площадку появилась огромная змея. А может, змей. Он полз вокруг нас по часовой стрелке, но смотрел только на меня и что-то говорил только для меня. Но я не слышал и не понимал, что он хотел сообщить. Ни Игорь, ни Кали не могли помочь. Голос змея был для них так же недоступен, как и для меня. Но, кажется, они и не должны были слышать его. Змей обращался только ко мне. Он хотел, чтобы только я впитал шорох его мысли. Но получилось, что его не понял и я. Может, это и к лучшему?

Всё-таки странно мы в последнее время живём - и тут и там. Но так интересно, как в минувший год, мне ещё жить не доводилось.

Я уже рассказывал в начале книги, что у нас не очень благоприятно пошёл процесс с лечением женщины, с наличием рака и лучевой болезни одновременно. И хотя мы приступили к работе с ней, когда её лечащие врачи открыто, признали своё бессилие и прогнозировали не более десяти дней жизни, мы сумели на несколько месяцев отложить их печальный приговор. Более того, Марина Николаевна уже вставала с постели, читала книги, мечтала весной поехать на дачу, повозиться на грядках. Если бы не злополучный разговор с кем-то из близких... Кто-то безжалостно и жестоко убил её надежду и оборвал слабую нить жизни.

И вот, некоторое время спустя, к нам пришёл муж Марины Николаевны. Он осунулся, лицо потемнело. Видно, как тяжело переносит утрату.

Мы тоже, как говорится, не в своей тарелке. Это первая смерть, связанная с человеком, которому мы хотели помочь.

Он рассказывает нам о её последних днях. Подтверждает, что всё действительно шло к выздоровлению, и если бы не злополучный разговор о даче... Он понимает, что этот разговор сломил волю жены, её ориентацию на борьбу с недугом. Благодарит нас за то, что вместо нескольких дней жизни, которые прочили ей медики, она прожила несколько месяцев.

Думаю про себя, что даже Иисус не всегда мог убедить окружающих людей. Вспоминаю евангельское: "И он не совершал так много чудес из-за их неверия".

Я её увидел и вспомнил - ту Бездну Небытия, что однажды шевельнулась и истекла тьмой. Я вспомнил, как это начиналось, когда во тьме, уставшей от иллюзий Небытия, возник голос Изначального. Сначала вызрело не движение, а только желание движения. Тьма шевельнулась, и из центра этого непокоя во все стороны разбежались резонансы энергетических волн. И тьма стала сталкиваться с тьмою.

Там, где волны тьмы особенно сильно ударялись в стену беспросветности, зажглись и погасли маленькие искорки света и приятным теплом кольнули еще холодное пространство, которому вскоре предстояло стать мирозданием.

Произошедшее понравилось. И вместо желания движения возникла потребность движения. Изначальное открылось, и из него вырвался мощный поток квантов. Их ледяное дыхание пронзило всё вокруг, и плоть Вселенной содрогнулась, как и то пространство, в котором она находилась, - ничтожно малое снаружи и бесконечно большое изнутри. Но противоположности уже пришли в столкновение - всё вокруг вспыхивало и гасло в игре встречающихся фотонных потоков, раскалённой плазмы и холодной беспросветности.

Время перетекало в новые развёртки прошлого, настоящего, будущего, в темпоральные структуры, подчинённые регулярности. Наступила фаза установления соответствия Оснований Изначального Небытия вызревшим в нём иллюзиям, векторам и вихрям-идеям через резонансы внутри всё вмещающего вакуума, появления элементарных частиц, ориентации и процессам их угловых моментов вращения в соответствии с их отражениями в Бытии нарождающегося Космоса. Замкнутость изначальной Сингулярности нарушилась, и, запустив каскад векторных процессов, вечное, непроявленное и невыразимое словами Изначальное приступило к формированию очередной "реальности".

Я вижу эту Бездну. Она в информационном пространстве - между Небом и Землёй. Похожа на цилиндр. Сверху площадка с центральным отверстием. Энергии Космоса идут потоком в это отверстие и падают на Землю. А обратно вдоль стенок цилиндра поднимаются энергетические потоки Земли. Между наружным ободом цилиндра и площадкой в центре есть небольшой зазор, в который и вырываются под давлением снизу земные энергии. Сейчас эти восходящие потоки почему-то переориентированы на центр Бездны. То есть они замкнуты на нисходящий космический поток. Они вырываются вдоль стен туннеля, описывают по инерции дугу и снова втягиваются в утробно ревущее центральное отверстие Бездны.

- 43 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _