Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 34 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Нас провожают, и мы мгновенно оказываемся в Бардо-канале. Сейчас здесь горит не крест, а пентаграмма. Мы встаём в центр мистического знака, и всё вокруг начинает быстро меняться - Солнце, Луна, день, ночь, свет и его отражение.

"Почему отражение?" - проносится в сознании вопрос. Он возникает мгновенно и так же мгновенно пытается истаять в глубинах памяти, но мы успеваем ухватить его тревожную суть. И видим: слева стоит большое зеркало. Оно архетип того, что разъединяет в сознании человека его левое и правое полушарие. Это искажение, умышленно созданное между Создателем и людьми. И авторов этого искажения надо искать внизу. С помощью импульса сознания мы сжимаем зеркало и берём с собой. Внизу пригодится. Как только мы убрали зеркало, опять возник в центре Бардо-канала крест.

Теперь можно спускаться. Идём на вражескую территорию, заходим в уровни адской структуры. Черти, бесы в изумлении таращатся на нас. Не знают, что делать - то ли накинуться, как в прошлый раз, то ли не связываться. Помнят последствия недавней драки. Хорошо, что уже в раздумье впадать стали. Значит, какая-то эволюция для этих беспределыциков в принципе возможна. Но всё-таки толпятся, не дают пройти.

Внезапно рядом с нами появляются два вестника Создателя и, не очень-то церемонясь с лохматым населением нижних уровней, велят убраться с пути. И что удивительно

мохеровые подчиняются, хотя и морщат в показном озверении свои поросячьи пятаки.

Снова идём вниз. И новое препятствие. На этот раз путь загораживает титан - один из древних богов земли. Он много больше нас с Игорем, но мы давно знаем, что в этом мире главное не рост, а знания, которыми обладаешь. А какие у нас знания - мы и сами не ведаем. Хотя чувствуем: большая сила то ли всё ещё спит, то ли уже просыпается.

Титан и впрямь колоссален. Такой на одну ладонь положит, другой прихлопнет - мокрое место останется. Он вполне осознаёт впечатление, которое способен произвести, и ещё больше нагоняет страху звероподобным выражением лица и шевелением рыжей бороды.

- Я вас одной мыслью в землю вгоню, - гремит его рык. И не просто ведь бахвалится. И вправду так мыслью на нас с Игорем давит, что мы по пояс в землю проваливаемся. И тут просыпается в нас то, о чём мы и не ведали, но на что намекал Отец. Мы с Игорем синхронно расширяем своё сознание почти до бесконечности и охватываем им мысли титана. Наш дух сильнее. Он давит, сминает, стискивает почти до горошины психику древнего бога. Титан хватается за голову. У него, кажется, мигрень началась. А мы в это время выбираемся из земли. Титану по-прежнему некомфортно. Глаза выпучил и не очень-то лезет в драку.

- Ты ничего не можешь нам сделать, - говорит Игорь. - Пять печатей от мысли Святого Духа ограждают нас в зеркале воды. Мы пришли взять своё и отдать вам ваше.

Великан пытается что-то сделать внутри себя, но мы загоняем его мысли внутрь его сжатого до горошины сознания.

- Ладно, идите влево, - соглашается титан. - Может, и выйдете назад. Тогда пропущу вниз.

Мы идём влево, в их адский рай. И видим яблони, возле них пять блюдечек на постаментах. Все разного цвета. И ещё одно сухое дерево.

Срываем, слушаясь голоса интуиции, одно яблоко и кладём на чёрное блюдечко. Яблоко тут же рассыпается. Это означает: зло приносит зло и не способно к созиданию.

Ещё одно яблоко с другой яблони берём и кладём на белую тарелочку. Яблоко было чёрным, а стало красным. Это яблоко жизни. Несмотря на его первоначальный обманный цвет, мы правильно его соединили с белым блюдечком. Созидающее и гармонизирующее соединили.

Подходим к древу познания. Тарелка перевёрнута. Яблоки налитые, отборные. Только в гуще ветвей какой-то огрызок висит. Срываем почему-то огрызок, кладём на тарелочку. На тарелке огрызок немедленно восстанавливается. Потому что в нём знания. И не важно, кто и как, может даже обманом или злом, их получил. Знание - само по себе благо и помнит о свете внутри себя.

Четвёртая яблоня совсем чудная: верх у плодов есть, а низа - нет.

У пятой картина с точностью до наоборот - низ есть, а верха нет. И постаменты с тарелочками половинчатые. Срываем с разных деревьев половинки, соединяем в единое яблоко. Сдвигаем постаменты и кладём на тарелочку плод. Этого яблочка пока хватит на всех. А когда знающих станет больше, они придут сюда, продолжат работу, и новое яблоко ляжет на блюдечко.

Как только мы эту работу выполнили, свет сверху проник вниз и высветил их рай.

Титан голову в уровень сунул. Видит - деревья зелены, тарелки целые, яблоки правильно разложены. Мотнул головой.

- Туда идите. Там награда.

Мы пошли. Комната, встроенная в стену, а в ней - сундуков с камнями драгоценными, с золотом видимо-невидимо. Только вдруг позади нас решётка кованая сверху вниз грохнулась. Заперла нас среди всего этого богатства.

- Берите себе, что понравилось. Потом дальше пойдёте, кричит титан.

- А нам ничего здесь не нужно. Кто собирал себе весь этот груз ответственности, тот пусть его и несёт на своём горбу до Суда страшного.

Только мы это крикнули, и решётка в прах распалась. Мы выходим. Титан сторонится. Молча пропускает. У него, похоже, вообще с красноречием неблагополучно, а после мигрени и вовсе смотреть ему на нас не хочется.

Вышли на площадку. А там их местный святой, то есть большой специалист по пакостям. Смотрит приветливо, весь напускным добродушием лучится.

- Да, - раздумчиво констатирует. - Сила ваша необычайна. Таких здесь давно уже не было. Потому не поведу я вас ни влево, ни вправо. И без того видно, что вы, не колеблясь, выбираете себе дорогу.

- А зачем нам колебаться? Мы откуда угодно себе дорогу крестом высветим.

- Оно конечно, - соглашается тёмный старец. - Когда крест есть, можно и посветить. А вы вот людям помогите, которые здесь. Вот прокажённый.

Только он сказал, как рядом появился скелет, едва обтянутый кожей, в рубище. И колокольчики на его гнилых тряпках позвякивают.

- Если вы от Бога - исцелите его.

- Да, мы от Бога, - соглашается Игорь. - Но он переодевшийся бес. И болезни не его.

Тут же рядом другой персонаж появился. Скрюченный весь - внутренние органы у него поражены.

- Тогда его исцеляйте.

Смотрим - чтобы его исцелить, нужно выгнать чёрта, что в нём на жительство устроился. Он кристаллизуется в тёмную энергию и поражает органы.

Поднадавили на него Святым Духом. Выскочил мохеровый, словно его кипятком ошпарили.

А тот мужик, из кого он выскочил, просит:

- Исцелите, исцелите меня.

А как его исцелить, если нет души у него, энергии светлой ни одного лучика, не знает он правды и истины?

- Не можем, - провозглашает Игорь. - Не обладаешь ты тем, что нужно человеку. Души в тебе нет.

- Дайте, дайте мне душу, - канючит он назойливо. До этого приходил к нам один человек. Он мог дать душу.

- Бог даёт душу, а мы несём слово Господне, - отвергает притязания Игорь.

И молчит - долго, выразительно. И я вместе с ним. К таким словам разве чего добавишь?..

- Что ж, - признает тёмный старец, - я обязан отдать вам ключ и указать дверь, которую вы искали. Вот она, в нашем Солнце, которое греет тело Земли. Здесь возникла паша цивилизация и наше стремление к обладанию всем. Многое из того, чем гордятся сегодня люди, появилось в наших подземных городах и лабораториях. Даже плоский телевизор, который так нравится сейчас американцам и японцам. Суперсовременные компьютеры, роботы и киборги, которые освобождают вас от тяжёлой работы. Ещё немного, и человеку вообще ничего бы не надо было делать. Только развлекаться и получать удовольствие. Роботы для сексуальных развлечений могли бы выполнить любую фантазию. И всё это теперь рушится из-за вас. Берите ключи. Царь тьмы ждёт.

- Нам не нужен твой ключ. Мы с помощью мысли можем открыть любую дверь, - говорит Игорь.

- И куклы твои для развлечений тоже не нужны, - добавляю я. - Сами управимся. Интересно, во что бы превратился человек, если буквально всё за него стали бы делать роботы?

Молчит сущность. У него свои мысли и свои цели. Он знает, что если человек не потрудится стать человеком, то его место можно будет занять тем, кто более расторопен. Он не хочет, чтобы человек, смотря в зеркало, видел не себя, а бесконечную Вселенную, а Вселенная видела человека. Но мы открываем мыслью проход в их фальшивое Солнце и несём в этот проход их вредное зеркало.

Внутри подземного Солнца в большом зале на троне сидит Миген, который когда-то назвал себя "единственным богом-ревнителем". Почему он ревновал, к кому, если он высший над высшими? Сколько имён было у него, сколько ликов сменил он. Смотрим на него и дивимся: человек не человек, бес не бес. Что-то непонятное, среднее.

И он тоже на нас смотрит. Изучает. Мы, видимо, не нравимся ему. Спрашивает:

- Для чего зеркало притащили?

- Возьми зеркало. Оно твоё, - говорит Игорь.

- Зачем? Зеркало принадлежит, троим, а двое из троих - вы. Так и волоките его обратно.

- Не нужно нам твоё хитрое зеркало, которое вместо истины показывает ложь.

- Ну, что же, я проиграл битву и по закону не могу вам возражать. Ставьте зеркало в угол.

Он тупо исподлобья смотрел, как мы развернули зеркало отражающей поверхностью к стене. Потом заволновался: осторожнее, мол, не разбейте.

- Это не зеркало, - возражаю ему. - Это предрассудок, ложь, морок. Себя им обманывай, развлекайся.

- Хочу остаться здесь и не буду вам вредить. Попросите вашего Отца оставить мне хотя бы моё Солнце.

- Сам проси, - без сочувствия к его плачевному положению отвечаем. - И освободи от своей мохнатой гвардии все уровни. Кончилась ваша власть. Сиди здесь со всем, что для других придумал. Всё к тебе теперь вернётся.

Уходим. Идём по уровням и видим, как они осветляются, заполняются энергией и информацией. Теперь левая рука будет ведать, что делает правая. И появилась на уровнях тень - не длинная и не короткая, а ровно та, что соответствует современным знаниям человека. В результате человек может установить согласованную связь между правым и левым полушариями своего мозга и понимать то, что ещё недавно совершенно не хотел понимать, верить в то, что достойно веры, видеть истину. Отныне то, к чему стремится сердце, и то, чего хочет ум, избавилось от кривого зеркала одностороннего восприятия действительности, снова стало способным к гармонии и интеграции. Ни наукоцентризм, ни церковный догматизм с этого времени не будут разрывать на части единое целое - человека. Никакие предвзятости мышления не будут больше абсолютно и непререкаемо главенствовать над его свободным стремлением к постижению бесконечных знаний Творца.

Эти знания уже гармонически выстроены в ряды взаимозависимостей и вследствие этого безопасны и созидательны. Их абсолютность обусловлена самим существованием мироздания. Научно-технический прогресс в современном виде - не более чем сумма опасных открытий и технологий. Мир - это не мастерская и не храм сами по себе. Он то и другое вместе, в нём созидательный процесс должен освящаться высоким нравственным началом Божественного откровения.

- 34 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _