Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 29 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Ошеломлённые увиденным, стояли мы с Игорем посреди пустыни. И вновь возник перед нами Андрогин, и улыбнулся, и заговорил:

- Вы знали правду, а теперь знаете истину. И видите, что правда и истина - не одно и то же, что они разделены, и разделяет их грань.

И мы увидели ту грань, что показал нам Андрогин. Это была черта, и она была невидимой.

- Встаньте на эту черту, - велел Андрогин.

Мы встали и повернулись, чтобы видеть вокруг. И пространство стало беспредельным, всеобъемлющим. И в пространстве этом находились точки, пребывающие в постоянном движении.

- Это и есть информация, - сказал Андрогин. - Каждая подобная точка мала сама по себе, но она безгранична для того, кто умеет и хочет творить. Войдя в эту точку, можно увидеть, как устроен мир, и понять его, и узнать, что пространство и душа едины. В пространстве с помощью души можно создать любые элементы мира, любые объекты мира.

И кто познает их - получит свободу развития и осознамия, увидит свет, который делает всё истинным.

- А истину можно получить из души и мира, - возвысил голос Андрогин. - А можно получить, как вы, - от Отца Небесного, от Истинного Человека. Истинность Его в непереводимости слова, которое Его обозначает. Значение этого слова не передаётся никаким образом. Хотя, как вы уже знаете, Создатель имеет физическое тело, которое реально. Реально там и уже реально здесь. Потому что сбылось то, что предсказано: трое были в одном, и трое были в троих, и один пришел в трёх. Потому что самое великое, что создал Отец в человеке, - душу Свою, которая свободно может развиваться и созидать.

Можно за счёт мысли создать самые эффективные технологии. Но мозг человека почти бездействует, окутанный тьмой. Освободите его от оков, дайте ему свободу, свет и путь.

Сказал Андрогин и исчез. А мы остались посреди пустыни, но, уже зная про грань, и про время, и про пространство, и про то, как можно сопрягать их с объёмом своей души. Снова обратили мы свой взор в прошлое, чтобы понять историю людей, осознать, как надкушенное человеком яблоко смогло привести к тому, что мы сейчас видим и имеем.

Мы всматриваемся в беспредельность, наш взор с помощью интуиции выбирает одну из бесконечных точек информации, и мы входим в неё. Это рай, но тот, который внизу. Отражение и противоположность рая истинного. В самой его середине стоит древо познания, и Адам застыл в раздумье перед ним. По стволу древа скользит змий и нашёптывает Еве, чтоб она соблазнила Адама съесть яблоко.

И ещё видим - огромный, как материк, остров в океане. Очень могучее государство. Атлантида. Атланты могли поднимать силой мысли огромные каменные блоки, с помощью смерчей убирать песок в пустыне и перемещать на подготовленные земли огромные количества воды. Возникали новые города и сады. Энергии Космоса покорялись атлантам, и мысль их уже воинственно обращалась в небо, где они видели своим соперником Того, благодаря Которому существует Вселенная. Они не хотели признавать Всевышнего и служили лишь своим тёмным владыкам, тем царям и богам, что примкнули к ним.

Своими мыслями и поступками атланты создали такие искажения сознания, что Святой Дух не мог в них оставаться. У них потемнела душа, и исказился разум. К тому же, слуги царя тьмы умышленно давали небесные имена всему, что создавали сами, чтобы совершенно запутать людей, чтобы всё творение Создателя было порабощено ими, порабощено от начала дней и до конца времён. Вот почему одно и то же у древних называлось разными именами.

Исправить что-либо в этих условиях было уже невозможно. И произошло то, о чём все знают, - землю очистили водой, ибо вода угрожала лишь гробнице тела, а не свету души.

Мы поворачиваемся на грани и смотрим вверх, в Космос. Мы видим, как созвездия, галактики организуются в образ гигантского человека. Весь Космос - это человек. Но, несмотря на свою огромность, - ребёнок. Ему всего двенадцать миллиардов лет. Совсем крошка в сравнении с вечностью, зачавшей его. Он не спит, Смотрит на нас.

У него светлая кожа, и мы видим чакры. Их семь. Они вращаются по часовой стрелке. Нижняя чакра - красная, а верхняя, в голове, - белая. Горло - водоворот синей энергии, а в сердце - зелёный цвет. Солнечное сплетение - жёлтая энергия, а чуть ниже - оранжевая. А во лбу медленный круговорот разноцветья. Это чакра сознания, и никто не может на неё влиять.

Вокруг этих энергетических круговоротов, расслаиваясь, идут цвета ауры - красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый (который перетекает в другие цвета), белый. Над головой информационные спирали, где записаны грядущие события. Если потянуться сознанием к этому ребёнку, он отзывается, поворачивает голову, улыбается.

- Вы правильно всё увидели, - говорит он. - Здесь Космос - Сын. Там, за сиянием - Абсолют, Отец. Грань, которая между нами, - Святой Дух. Никто не может устоять на этой грани, кроме троих.

Вскоре вам предстоит прочитать книгу Отца. На ней семь печатей, впереди - семь лампад, за этими лампадами - семь всадников, за ними - семь углов, за углами - семь религий. Это знание. И будьте осторожны. До вас два народа пытались открыть без воли Отца книгу. Их поразило огнём, затопило водой. Никто не сумел сделать то, что предназначено вам.

Желаю удачи, братья мои. За две тысячи лет вы вторые, кто попал в эту пустыню.

Он исчезает, но мы не остаёмся одни. Появляется огромный человек в тёмной одежде, с капюшоном на голове. Космос истаял вокруг. Мы стоим втроём на песке, а перед нами дверь, ведущая неизвестно куда.

- Надо войти, - говорит человек.

Мы толкаем дверь руками. Она не поддаётся.

- Нужен ключ, - подсказывает Учитель. Игорь вопросительно смотрит на меня.

- Мы сами ключ, - неожиданно для себя изрекаю. Но Игорь понимает, и дверь открывается. Мы перешагиваем через порог и проваливаемся в Космос. Учитель подхватывает нас за вытянутые вверх руки и держит над пропастью.

- Думайте что-нибудь, - велит он. - Не могу же я вечно держать вас.

Мы объединяем связями наше сознание с коллективным сознанием человечества, коллективной энергией и душой. С их помощью создаем под ногами мост. Внизу бездна, звёзды, смерчи. Но мы уже на твёрдой основе и улыбаемся.

Учитель спрашивает:

- Вас можно отпускать?

- Можно, - подтверждаем мы.

Мы встаём на свой мыслетворный мост. Учитель тоже с нами.

- Идёмте, - приглашает он. Он делает два шага, мы - три. Учитель останавливается.

- Никто не мог сделать эти три шага, кроме вас. А ведь ещё мгновение назад вы могли упасть в пропасть. У меня больше знаний и познаний, но я сделал всего два шага. Мне интересно с вами. Ну что, пойдём дальше над Вселенной? Правда, я не могу так быстро, я отстаю.

- Мы всегда протянем вам руку помощи, - с отчётливо выраженной в голосе благодарностью за то, как он удержал нас за порогом, говорю я.

Но Учитель жёстко одёргивает:

- Никогда и никому не давайте такие обещания наперёд. Никто не знает, чего я потом потребую, а вы не сможете отказать. Я отношусь к тёмным силам, но нахожусь в Царстве Божьем. И это мой класс - тринадцатый. Так что насчёт вашего обещания - будем считать, что просто поговорили. За словом стоит очень многое - энергия, сознание, душа. Не разбрасывайтесь словами.

Он говорит, а мы идём над Вселенной. Но идти всё труднее. Нарастает какое-то сопротивление.

- Вернуться - далеко. А до цели очень близко, - с намёком объясняет старец. - Но вот энергия встала, как I гена. Всего-то десять шагов. Ваш выбор.

Идём вперёд - шаг, другой, третий. Старцу очень трудно Идти. Мы подаём ему руки и тянем. Шаг, ещё... Сопротивление энергии вдруг исчезло.

- Всё верно, - говорит Учитель. - Правильное сознание приводит к тому, что сопротивление пути исчезает. А управлять событиями - значит обдумывать глобальные ситуации.

Мост тает под ногами, но мы не падаем.

- Христос тоже шёл по воде, - напоминает старец. - Он знает законы, знает, как смирить стихии, и Он всегда держит вас за руку.

Мы рады, мы смеёмся.

- Во всём ищите гармонию, - напутствует Учитель. - Не может быть одного большого плюса или одного большого минуса. Вам троим надо взяться за руки, и будет хорошая работа.

Мы переглядываемся. Мы знаем, кто третий.

Впервые за пять лет, что руковожу издательством "Художественная литература", получил премию, предусмотренную контрактом. Объективные основания - показатели работы издательства - существовали уже полтора года. Но в Министерстве на них, вопреки условиям контракта, не обращали внимания. Наконец факты стали столь красноречивыми, что игнорировать их кому-то показалось просто неприличным: 1,1 миллиона прибыли за третий квартал, то есть в два раза больше, чем планировалось на весь 2000 год. Рассчитали по нормативам размер премии - двадцать четыре тысячи рублей. Оформили документы. Но кто-то в последний момент, когда уже все визы были собраны, волевым усилием сократил размер премии ровно в три раза.

Для меня это имеет значение только в смысле символов, знаков, информации. А информация - красноречивее некуда. Ну что ж, как говорят в таких случаях, - взаимно.

Самое интригующее в этой ситуации, что мы с командой Лесина, нашего министра, в общем-то, совсем не знаем, друг друга, то есть никогда не встречались лично. Но, как говорил Господь: "По делам узнаете их".

Зашёл обсудить ситуацию в кабинет к своему заместителю Сергею Георгиевичу Колесникову. А у него сидит женщина. Я её раньше видел. Она возглавляет фирму, специализирующуюся на поставке товарных вагонов для МПС. Вид у неё измождённый, на лице гримаса боли.

Сергей обрадовался, увидев меня.

- Мы только что говорили с Надеждой Анатольевной о тебе.

Хорошо, что подсказал имя. А фамилия её, кажется, Стадник.

- По какому поводу я стал предметом вашего разговора?

- У Надежды Анатольевны катастрофическая ситуация. С родины её, Полтавщины, пришла телеграмма, - поясняет Сергей. - При смерти отец. Он лежит в больнице с раком. Как говорят в таких случаях, всё может произойти в любую минуту. Надежда Анатольевна купила билет, после обеда поезд с Курского вокзала уходит. А у самой из-за переживаний открылась язва желудка. У неё кровотечение, боли, и врачи настаивают на немедленной операции. Вот я и говорю ей: иди к Аркадию. Больше никто в этой ситуации не поможет.

Пока Сергей произносит свой монолог, женщина, едва скрывая боль, испытывающе смотрит на меня.

- Вы знаете, что мы не лечим, а помогаем? То есть, делаем это не так, как врачи? - спрашиваю у неё.

- Мне Сергей Георгиевич целый час о вас рассказывает, - отвечает она. - Я ничего не могу понять. Но у меня такая ситуация, что я готова кому угодно довериться, лишь бы уехать сегодня к отцу.

- Тогда приглашаю вас в Центр.

В Центре зову Игоря и ещё одного нашего специалиста. Садимся втроём и начинаем просматривать.

- 29 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _