Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Петров Аркадий - Сотворение мира. Том 2. Спаси мир в себе.

- 9 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

- Почему загорелись кабели? - интересуюсь я, зная, Что у Игоря гораздо лучше, чем у меня, обстоит дело с анализом любой ситуации через ясновидение.

- Потому что в тонком мире опять идёт выяснение отношений. На этот раз спортивное. Сначала тёмные забили гол, потом забили гол тёмным, - таинственно отвечает он. Для читателя, не знакомого с первой книгой: "тёмными" или "мохеровыми" мы называем между собой тёмные силы, противостоящие Создателю.

- Какой гол? - недоумеваю я. Хотя футбольный матч по отношению к пожару Останкинской телебашни вполне может находиться в некоей тайной связи. Ну, хотя бы как масло булгаковской Аннушки к трамвайной трагедии на Патриарших прудах.

- Опять не ведаешь, что творишь? - с некоей двусмысленностью в интонации переспрашивает друг.

Я подозреваю о каких-то тонкоматериальных событиях, которые имеют тенденцию, даже проходя с нашим участием, не всегда явно обозначать это участие в обычном, материальном мире.

- Что за матч? Кто с кем и за что соревнуется?

- Хороший вопрос, - одобряет Арепьев. И подсказывает - Про счёт ещё спроси.

- Ну, и про счет, если знаешь, поделись, - соглашаюсь я.

Игорь знает, что я вижу гораздо хуже, чем он, и дефекты внутреннего видения компенсирую интуицией. Поэтому иногда словно играет со мной в кошки-мышки. Но в этот раз он всё-таки не стал превращать свои преимущества в соревнование характеров.

- На самом верху тонкоматериальных уровней вот уже не одни сутки идёт что-то вроде футбольного матча, или, точнее, соревнования по тому, кто кого куда передавит. Счёт: один - один.

- Что за матч?

- Наверху, на самой верхней площадке, - поле сделали, трибуны. На центральной трибуне мировые судьи. Ты и я - главные арбитры. Ещё есть представители светлых и представители тёмных. Их по трое. Там Кирилл. Очень волнуется и суетится. Мы сидим в центре трибун.

- Самыми главными? Почему?

- Да, самыми главными. Потому что выиграли Армагеддон.

- Почему ты сказал: что-то вроде футбольного матча? Что за неопределённость?

- Каждая сторона видит происходящее по-своему. Тёмные считают, что играют в футбол. А мяч, в который они играют, это Земля, сознание людей, их души. И уже забили один гол. Но не совсем честно. Их представители кричат гадости, подсказывают, куда пасовать, а судья на поле делает вид, что не замечает.

- А как воспринимают всё это светлые?

- Они отказываются считать это футболом. Потому что на самом деле это футболом не является. Человек и его

душа - не живое мясо для светлых, а потенциальные Спасители.

- А как в реальности с этим полем, мячом и матчем?

- Это поле - всё пространство мироздания. Мир проявленный (то есть отражаемый зеркалом сознания) и мир иепроявленный (с которым наше сознание взаимодействует только через интуицию, ясновидение и сновидения). Граница между тёмными и светлыми - люди, обладающие ясновидением. И тёмные и светлые смотрят на ориентацию души. Вот что является показателем счёта. Каждый игрок

это очень большое количество людей и сознаний, которые он представляет. Каждый находится в команде в той позиции, которую получает на земле, в зависимости от эволюционного статуса.

- То есть в зависимости от того, какие возможности передала сознанию душа в процессе человеческой эволюции, - уже голосом интуиции заканчиваю я мысль Игоря.

- Да, - подтверждает он. - И мяча как такового нет. Это всё фантазии тёмных. На самом деле игроки пытаются передавить на чужую сторону энергию, силу, пространство. Кто кому больше перетолкнёт света или тьмы. Но всё это через людей. Тут всё зависит от реакции: кто быстрее сориентируется во времени и пространстве, кто быстрее среагирует по объёму знаний. Но все действия через людей. Зависть, обман, насилие, лицемерие, гордость, жадность - нее негативные качества используются тёмными, чтобы человек не увидел путь и не получил истинные знания.

- Они нарушают правила, забили гол, а мы не реагируем? - в моём вопросе и недоумение и возмущение.

- Они всё равно не победят. Ответный гол им уже забили, - высказывается Игорь. - Но вообще-то ты прав, их надо одёрнуть.

Теперь уже вижу и я. Трибуны, тёмные беснуются. Они уверены в своей безнаказанности, в том, что победят и оспорят благодаря этому многие позиции Армагеддона.

Кирилл среди них. Он объясняет двум другим бесам, очень представительным, если судить по их росту, что деморализовал нас с Игорем, что мы плохо ориентируемся в происходящем и не понимаем, что реально происходит на поле. Бесы довольны. Они милостиво улыбаются Кириллу. В этот момент Игорь встаёт. И матч немедленно останавливается. Я поднимаюсь рядом с другом. Жестом Игорь подзывает к себе полевого судью. Тот немедленно приближается к нам. Странно он выглядит - с одной стороны человек, с другой - это какая-то энергия, заключённая в сферу. Причём энергия, в которой смешаны свет и тьма. Судья благодаря этому должен быть объективен. При отсутствии объективности он может быть исключён из высшей судебной лиги. Поэтому очень напуган. Игорь обращается к нему вежливо, но строго:

- Вы должны судить объективно. Есть правила, которые не нами придуманы. Странно, что вы забыли о них. Но мы все здесь по ним живём. Они установлены Создателем.

"Когда это он успел здесь так обжиться?" - думаю про себя, но не прерываю соратника.

- И эти правила никому не дано нарушать. Оправдания, что вы чего-то не видели, что-то упустили или не знали, с этого момента не принимаются.

Я вижу, как мрачнеют по мере развития монолога Игоря лица бесов. И как, напротив, надежда озаряет лица светлых.

- У вас достаточно инструментов, силы, видения и власти, чтобы осуществить объективный анализ происходящего, - продолжает Игорь. - И если вы с этого момента не будете судить по правилам, вас заменят, и вы потеряете все свои привилегии. Вы должны иметь своё мнение и быть независимы. Иначе, повторяю, произойдут замены. И вы знаете, что мы имеем такие полномочия.

После этих слов Игорь повернулся в сторону тёмных и напустил ещё больше строгости на своё и без того не очень милостивое лицо.

Также согласно правилам, которые имеются у нас, мы предупреждаем представителей тёмных сил, что они могут быть удалены из игры.

Судья всё правильно понял и немедленно выписал тёмным две штрафные карточки. Бесы мрачно молчат, не возражают.

Мы выходим из режима ясновидения. Игорь по-прежнему очень серьёзен. То, что происходит в тонкоматериальном мире, его беспокоит. Он понимает, что происходящее может иметь очень серьёзные последствия. И вряд ли этот странный футбольный матч и пожар на Останкинской башне не взаимосвязаны. Через телевидение всегда шло очень много дезинформации и негативных влияний, в последнее время особенно. Вокруг ТВ всегда было много грязи. В умелых руках менеджеров, политологов, пиарщиков, хаосмейкеров (по образному выражению моего друга, писателя Юрия Полякова) и прочих умельцев голубого экрана телевидение превратилось в мощный инструмент разрушения общественного сознания. Об этом много в эти дни писала пресса.

Мы читали разоблачительные статьи и жили обычной жизнью, переполненной добром и злом, святостью и мерзостью, где всё было ненормальным, запредельным, далёким от гармонии и целесообразности. Но уже знали при этом, почему, как, зачем случается то или иное. Мы знали теперь, что хотел сделать Отец. И кто мешал Ему. И как люди, не поняв замысла Бога, сами испортили, изгадили свою жизнь, отдали её во власть порождённых собственным безволием кумиров.

Мы опять у Григория Петровича Грабового. Много народа-в приёмной, в коридоре и даже на улице. Восемь часов вечера, а людей ещё часа на три работы. Когда же он отдыхает? И если мы говорим с Григорием Петровичем, я всегда помню об этих людях за стеной, об их тяжёлых болезнях. И стараюсь быть предельно лаконичным. Сегодня мы снова работаем с технологиями воскрешения.

- В глубине души каждый знает, что и вечная жизнь, и воскрешение возможны, - уже не в первый раз акцентирует Грабовой наше с Игорем внимание на факте, воспринимаемом на уровне обыденного сознания достаточно прозаично.

Почему он повторяет это? Что значит "в глубине души"? Расхожее идиоматическое выражение или обозначение доступа к тому, чего обычные люди не видят или не хотят видеть? Человек создал такую могучую технику - электронные микроскопы, телескопы. Он хочет знать, видеть другие галактики и миры. Но вот звучит слово "душа". И никто даже на мгновение не хочет задуматься - где она, эта душа? Какая она? Как функционирует? У всех ли есть?

Ещё как-то можно представить себе, что скрывается за определениями: ум, разум, сознание, интеллект. Но душа! Дух! - по-прежнему тайна за семью печатями. Может, и нет их вовсе? Эфемерида - и только...

Но почему люди тысячелетиями вновь и вновь говорят о духе, душе? Просят: не лезьте в душу, не трогайте её, не мучайте. А Григорий Петрович ещё и добавляет:

- Если мы не сумеем расширить сознание, чтобы воспринимать мир на уровне души, воскрешение для многих людей останется всего лишь чем-то символическим.

- Но факты воскрешения уже были опубликованы, вы пишете об этом в своих работах, - обращаю его внимание на реальное паблисити темы воскрешения. Меня как писателя подобные нюансы общественной реакции на чудодейственную практику Григория Петровича волнуют не меньше, чем сама технология. - Ведь если бы по Центральному телевидению показали встречу космических пришельцев с администрацией Чукотского автономного округа, то уже на следующий день там были бы тысячи корреспондентов со всего мира, - добавляю я.

Григорий Петрович горько улыбается.

- Просто у большинства людей восприятие мира трансформировано. Им кажется, что они бодрствуют, что-то делают, совершают. Отчасти это действительно так. Но у них на глазах как бы сильно затемнённые контактные линзы. Они про них не знают и думают, что мир действительно такой, каким они его себе представляют. Тем более что время от времени, обмениваясь с другими людьми какими-то фактами восприятия, находят их адекватными собственным наблюдениям. Нас ограничивает модель трёхмерного пространства и линейного времени. Этот научный факт, по сути, является механизмом самоограничения. Человек знает, что он живёт в трёхмерном мире, что он смертен, подвержен заболеваниям и что всё это действительно не только для него, но и для всех людей. Так возникает коллективный сон сознания, и частность мироздания заменяет собой истинную картину Вселенной. Хотя сегодня многие крупнейшие учёные мира признают невозможность самозарождения, саморазвития Космоса и жизни. Но сделать следующий логический шаг боятся.

Когда Григорий Петрович говорит, его слова сопровождаются передачей в наше сознание целых блоков информации, сформированных в виде сфер. В сфере заключены и понятийные тексты, и образы. Каждая такая сфера может быть развёрнута в целую книгу о воскрешении. - Вы хотите сказать, что бессмертие - это акт согласия людей на вечную жизнь, на не-умирание. То есть коллективное сознание должно принять факт бессмертия, и оно из гипотетической области переместится в область реальности?

- 9 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _