Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Ошо Бхагаван Шри Раджниш - Не-ум - Цветы вечности.

- 17 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

В наших руках вся вечность - безначальная, бесконечная. Где-то, в каком-то месте обязательно станешь буддой. Это просто вопрос вашего расслабления внутри себя.

Монах нарисовал круг. бросил рисунок за спину, а потом вытянул руки.

Дайзуи попросил слугу дать монаху чашку чая.

"Чашка чая" имеет совершенно иной смысл, когда это произносится учителем. В дзэне это опять от Бодхидхармы. Он обитал на горе, которую называли Тя, и он хотел оставаться бодрствующим двадцать четыре часа, поэтому он вырвал себе веки и бросил их перед храмом - может это и вымысел, но он заслуживает упоминания. Прошли дожди, и веки проросли. То были первые листья чая.

Их называют чайными листьями, потому что они впервые выросли на горе Тя. А поскольку они происходят от век одного из самых пробужденных людей, Бодхидхармы, - чай до сих пор держит вас бодрствующими. Если не хотите заснуть, чашка чая...

Когда дзэнский мастер говорит: "Дайте этому человеку чашку чаю", - он подразумевает чашку озарения. Таков смысл чая в традиции дзэн. У истины нет истории

Хокку:

Я не могу поделать ничего;

моя противоречивая жизнь,

гонимая ветром.

Я не могу поделать ничего...

Фактически любой, кто приходит к познанию своего сокровенного безмолвия, согласится с поэтом, который говорит: "Я не могу поделать ничего: все, что происходит, происходит. Самое большее, я просто наблюдатель".

...моя противоречивая жизнь,

гонимая ветром.

"Я не могу ничего поделать. Иногда меня гонит к северу, иногда к югу. Все это противоречиво; я просто свидетель".

Быть просто свидетелем, а не деятелем - вот истинная сущность медитации.

Маниша задала вопрос.

Любимый Будда.

В период твоего нездоровья многие из нас решили медитировать на вечернем видео. Казалось, время открыть, что у нас была медитация, которая не зависела от твоего физического присутствия. Так что попутно, пока ты проходил через свое испытание огнем, мы тоже подверглись испытанию. Те несколько вечеров были изумительны: могущественное безмолвие начало расти - так опьяняюще это было, как будто ты действительно оказался с нами.

Согласование этих двух событий - было это просто совпадением или одно пускало в ход другое? Была ли это синхронизация?

Маниша, ты спросила, и ты ответила. Это была просто синхронизация.

Время Сардара Гурудайяла Сингха.

В низовьях Миссисипи маленький черный Вашингтон, маленький черный Джефферсон и маленький черный Линкольн сидят кружком, сравнивая свои имена.

Маленький Вашингтон говорит:

- Меня зовут Неон.

- Неон? - спрашивают двое других.

- Ага, - отвечает малыш Вашингтон, - ведь мой папа придумал неоновое освещение.

Тогда малыш Линкольн говорит:

- Меня зовут Поли. Потому что мой папа придумал полиэстеровые брюки.

Тут малыш Джефферсон выкрикивает:

- Меня зовут Гонорея.

- Ты же не скажешь, что твой папа придумал это? -говорит Вашингтон.

- Нет, - отвечает Джефферсон, - но он южный распространитель этого!

Чарли Милдев забегает к старому приятелю впервые за много лет.

- Мортон? Мортон Кэш, ты ли это? - спрашивает Чарли. - Я слышал, ты стал сказочно богат.

- Не могу пожаловаться, - отвечает Мортон. - У меня дом в городе, сельское поместье, два "феррари", жена, трое детишек, различные компании и несколько хороших капиталовложений.

- Звучит здорово, - говорит Чарли, - но все-таки, что ты можешь делать такого, чего я не могу? Мы оба едим, спим и пьем - что еще есть в жизни?

- Ты зовешь это жизнью? - усмехается Мортон. - У меня, когда я встаю, обильный завтрак, потом я лежу на своей веранде. После этого я играю раунд в гольф и возвращаюсь к сытному ланчу. После ланча я снова лежу на своей веранде. Позже, если пожелаю, я зову шофера отвезти меня на коктейль. Вечером я плотно обедаю, лежу на своей веранде снова, а потом выхожу в театр - после возвращаюсь и лежу на своей веранде.

- Это замечательно, - ошеломлен Чарли. - И безо всякой работы!

Тем же вечером, дома, Чарли рассказывает своей жене все о Мортоне. Когда он упоминает жену Мортона и троих детишек, миссис Милдев прерывает:

- Как звать его жену?

- Не знаю, - отвечает Чарли. - Думаю, Веранда!

0тец Фамбл обходит свой церковный приход в орегонской деревне и решает зайти к семье Фоссил.

Малыш Фредди Фоссил спрашивает из-за двери, и Фамбл говорит:

- Благослови тебя Боже, сынок. Могу я поговорить с твоей мамой?

- Не можете, - отвечает Фредди. - Ее задавило трактором.

- Ах! Господи! - выпаливает Фамбл. - Тогда позволь мне поговорить с твоим отцом!

- Невозможно, - отвечает Фредди.

- В самом деле? Почему?

- Потому что его задавило трактором, - отвечает Фредди.

- Милостивый Иисус! - восклицает священник. - Тогда позволь мне повидать твоего дядю Боба!

- Невозможно.

- О, Боже! Ты хочешь сказать, что он тоже попал под трактор?

- Ага.

- Ах! Ты несчастный мальчик, - говорит отец Фамбл. -Так что же ты здесь елаешь?

- Я? - спрашивает Фредди. - Я управляю трактором!

Ниведано...

Ниведано...

Будьте безмолвны.

Закройте глаза.

Почувствуйте свое тело совершенно застывшим.

Это надлежащий момент заглянуть внутрь

со всей полнотой вашего сознания и настоятельностью,

как будто это последний миг вашей жизни.

Вы обязаны достичь самого центра своего существа.

Когда один за одним

вы достигаете центра своего существа,

аудитория Будды становится собранием будд.

У самого центра своего существа

вы будда прямо сейчас!

Станьте свидетелем,

ибо это единственное качество,

которое остается в конечном счете.

Когда тело пропало, ум пропал,

единственное, что остается, это свидетельствование.

Свидетельствование - ваше вечное существо.

Я называю это вечное существо буддой.

Сделай это абсолютно ясным, Ниведано...

Расслабьтесь, но сохраняйте свидетельствование: тело не вы, ум не вы.

Вы только наблюдатель.

И постепенно все разделения между вами исчезают.

Эта аудитория становится озером сознания

безо всякой ряби.

В этот миг вы самые благословенные люди на земле.

Вечер был прекрасным сам по себе,

но вы добавили тысячи лун и звезд к нему.

Ваше великолепие -

это, к тому же, и великолепие вечера.

В это самое мгновение вы входите

в запредельное, вечное, чудесное.

Великолепие вашего существа приходит к своей весне.

Тысячи цветов будут осыпать вас.

Собирайте так много, как сможете,

ароматов, звезд, падающих в ваше внутреннее небо,

и убедите будду прийти из вашего скрытого центра

к вашей периферии,

к вашей обычной жизни и деятельности,

в ваши слова и ваше молчание.

Это и есть цель:

мы должны сделать центр и периферию одним. Только тогда будет ваше просветление.

Ниведано...

Возвращайтесь не торопясь, спокойно, проявляя величие своего существа и грацию, посидите несколько мгновений, просто припоминая золотой путь, которым вы путешествовали, будду вашего сокровенного мира, с которым вы повстречались. Что-то от него начнет выражаться через вашу деятельность. Вспоминайте круглые сутки, всякий раз, когда сможете, - не навязывайте,

пусть это приходит время от времени -

и тогда поступайте как будда,

и вас удивит,

как прекрасны становятся ваши действия,

как грациозны.

Ваши глаза начинают сиять, как зеркала.

- О'кей, Маниша?

- Да, Будда.

БЫТЬ ГОТОВЫМ БЫТЬ ОБЕЗГЛАВЛЕННЫМ

Любимый Будда,

Майоку пришел к Секею, неся с собой свой посох с колокольцами. Он обошел вокруг сиденья Секея три раза, встряхнул своим посохом, зазвеневшим колокольцами, воткнул посох в землю, а потом остановился, выпрямившись.

Секей сказал: "Хорошо".

Потом Майоку пошел к Нансену. Он прошелся вокруг сидения Нансена, встряхнул своим посохом, звенящим колокольцами, воткнул посох в землю и остановился, выпрямившись,

Нансен сказал: "Неверно".

Майоку сказал: "Секей говорил "хорошо", - почему же ты говоришь "неверно"?"

Нансен сказал: "С Секеем все "хорошо", но ты заблуждаешься. Тебя гонит по ветру. Это приведет к разрушению".

Друзья мои,

Я дожидался ответить нескольким идиотам. Я не стану Упоминать их имен просто потому, что у идиотов нет имен -просто быть идиотом достаточно.

Первый идиот был весьма сердит - он лидер шудр, которые были обращены в буддизм. Он рассердился из-за того, что считает меня "самозванным буддой".

Я называю этот сорт людей идиотами, поскольку они не понимают простой вещи: кто титуловал Гаутаму Будду, если он не был самозванным? Кто титуловал Махавиру, Кришну и Раму? Все они были самозванными. Только идиоты рождаются; гениям приходится отстаивать свою индивидуальность, они, по существу, самозванцы. В этом нет ничего неправильного.

Но в этом вся прелесть идиотов: они не могут мыслить. Оии никогда не думали, хотя и стали буддистами. В индуизме нет такой вещи как будда. В джайнизме Дэкайнских тиртханкар в первую очередь называли джиннами, победителями, а потом буддами.

Гаутама Будда пытался стать джинной, ибо это было престижно. То было давнее наследие, более древнее, чем Индуизм, ведь первый тиртханкара джайнов упомянут с

почтением в древнейшем индусском писании, Ригвсде. Первого тиртханкару называют "Адинатха Джинна".

То было значительное наследие, и претендовать на него было очень сложно. Восемь человек добивались принятия в джайны в качестве двадцать четвертого и последнего джинны.

Будда был тоже одним из претендентов. Он был побежден Махавирой просто потому, что Махавира был большим мазохистом; вся его философия состояла в самоистязании. Будда не мог делать такого. Потерпев поражение, он тут же захватил второе слово, использованное джайнами, которое и было "будда". Он не смог стать Джинной, поэтому он объявил себя Буддой.

Теперь эти идиоты из Махараштры и эта небольшая фракция неприкасаемых, обратившихся в буддизм, осуждают меня как "самозванного будду". Сперва поразмыслите о своем собственном Гаутаме Будде!

Второй идиот, также лидер обращенных буддистов - они сосредоточены только в Махараштре, совсем незначительное меньшинство, - сказал, что, если я хочу стать Буддой, мне придется отвергнуть роскошь.

Я называю этих людей идиотами, потому что они не знают точно, о чем говорят. Я расскажу вам историю о Гаутаме Будде; возможно, это поможет тем идиотам понять.

Будда отверг богатство в невежестве, не как будда. Он отверг свой дворец, царство и роскошь не как будда - он был так же невежественен, как вы. Он был в поисках света, он был во тьме и сомнении. Он был таким же слепым, каким может быть любой. В этой слепоте, в этой темноте он подумал, что, возможно, отречение от царства, отречение от всего комфорта и роскоши могли помочь ему найти истину.

- 17 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _