Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Ричард Кавендиш - Черная Магия.

- 65 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

В своей лютой ненависти к христианству эти сатанисты доходили до предела. Они сжигали просфоры и лили на пол освященное вино. На одно такое собрание кто-то принес маленькое распятие. К нему пригвоздили просфоры; участники сборища били его ножами. В другой раз одна из женщин принесла своего новорожденного ребенка, и его распяли живьем на деревянном кресте; ручки и ножки младенца прибили к кресту гвоздями, на которые были насажены освященные просфоры.

Эти сборища продолжались до 1642 года. Затем Пикар умер, а у многих монахинь начались истерические припадки и конвульсии, которые истолковали как одержимость бесами. После долгого расследования, в 1647 году, Булле был сожжен на костре. Вместе с ним сожгли эксгумированный труп Пикара. Мадлен Бавен умерла в тюрьме в том же году, в возрасте сорока лет, перед этим совершив несколько попыток самоубийства.

А спустя тридцать лет во Франции начался настоящий разгул сатанизма. С 1673 по 1680 год по обвинению в святотатстве было казнено по меньшей мере пятьдесят священников; многие были заключены в тюрьму. Отца Даво обвинили в том, что он служил черную мессу на теле обнаженной женщины, а также использовал обычную мессу в чародейских целях, подкладывая под алтарный покров записки с именами тех, кого желал совратить или убить. Отца Турне обвинили в том, что он служил мессу на теле забеременевшей от него девушки; он надеялся, что у нее случится выкидыш, но она умерла от страха. Отца Леменьяна приговорили к пожизненному заключению за то, что в ходе черной мессы он убил двух детей и разрезал их тела на куски. Этого же священника обвинили в служении мессы с целью найти клад. Отец Коттон, окрестив некоего младенца в священном елее, задушил его и принес в жертву Дьяволу. Отец Жерар при служении сатанинской мессы использовал в качестве алтаря тело девушки и совокуплялся с нею в ходе церемонии. Многие из этих священников-сатанистов были арестованы по распоряжению специального суда, учрежденного Людовиком XIV в 1679 году для расследования нескольких случаев отравления французских аристократов. Заседания суда были закрытыми, а приговоры не подлежали обжалованию. Члены суда собирались при свечах в помещении без окон, стены которого были задрапированы черной тканью. Во главе этого "ChambreArdente" - "Пламенного суда" - стоял Никола де ла Реми, комиссар полиции Парижа. В центре его внимания очень быстро оказались не только отравители, но и колдуны. Даже весьма скептически настроенные современные авторы обнаруживают в отчетах де ла Реми значительную долю истины.

Следственная работа сосредоточилась вокруг некой вдовы Катрин Деше, известной под именем Ла Вуазен, которая была гадалкой и, как подозревали, делала подпольные аборты. Вскоре стало ясно, что Ла Вуазен поставляет дамам из высшего света яды и любовные зелья, а также устраивает по их заказу черномагические ритуалы. При обыске в ее доме обнаружили своего рода часовню. Стены этого помещения были задрапированы черной тканью, а за алтарем висела черная занавеска с вышитым на ней белым крестом. На алтаре лежал тюфяк, покрытый черной тканью; на тюфяке стояли белые свечи. В доме также нашли печь, в которой, по-видимому, сжигали тела детей, приносившихся в жертву во время черной мессы. Кроме того, обнаружилось множество магических книг и свечей из человеческого жира (поставщиком этого жира оказался палач, бывший одним из любовников Ла Вуазен). В феврале 1680 года Ла Вуазен сожгли на костре, а в октябре того же года король приостановил работу "Пламенного суда" - очевидно, из-за того, что подозрения пали на королевскую фаворитку мадам де Монтеспан. Однако по поручению короля де ла Реми втайне продолжал расследование вплоть до июня 1682 года.

Очаровательная и прекрасная маркиза Франсуаза - Атенаис де Монтеспан (р. 1641) была фрейлиной королевы. В 1667 году она привлекла внимание Людовика XIV - после того, как впервые прибегла к услугам Ла Вуазен. Маркиза желала, чтобы король охладел и к королеве, и к своей тогдашней фаворитке, герцогине де Лавальер. Она хотела стать его любовницей, а затем и супругой. Ла Вуазен пригласила священника, отца Марьетта, который отслужил мессу в помощь госпоже де Монтеспан. Маркиза во время службы стояла на коленях. Священник прочел отрывок из Евангелия, держа книгу у нее над головой, а затем произнес заклинание: "..дабы королева была бесплодна, дабы король покинул ее ложе и пришел ко мне, дабы дал он мне все, что попрошу я для себя и для моих родственников... дабы, охваченный страстью вдвое сильнейшей, нежели прежняя, король покинул Лавальер и больше ни разу не взглянул на нее; и дабы, когда королева будет отвергнута, я смогла стать женой короля". Всю эту церемонию повторили трижды; последний раз - в церкви. Священник вырвал сердца у двух голубей, положил их на алтарь и окрестил именами короля и маркизы де Монтеспан. Голубь - символ страсти, священная птица не только Христа, но и Венеры. В том же году маркиза де Монтеспан стала любовницей Людовика XIV.

Однако положение ее казалось шатким, и вскоре маркиза вновь обратилась к Ла Вуазен за помощью. Отслужили еще несколько месс, причем священник положил на алтарь под потир любовные талисманы и благословил их. Это были медальоны, наполненные порошком из сушеных бородавок, крови летучей мыши и шпанских мушек. После мессы королевская фаворитка забрала талисманы и подсыпала их содержимое в пищу королю.

В 1673 году над маркизой де Монтеспан нависла опасность: у нее появилась серьезная соперница. Чтобы справиться с критической ситуацией, Ла Вуазен пригласила зловещего и таинственного аббата Жибора, которому в то время было уже за шестьдесят. Обрюзгшее, чувственное лицо этого высокого, крепкого старика было обезображено косоглазием и густо испещрено синими прожилками вен. Жибор отслужил три мессы над обнаженным телом маркизы де Монтеспан, которое использовал вместо алтаря, поместив потир ей на живот. Дойдя до освящения даров, аббат перерезал горло ребенку, наполнил кровью потир и, добавив муку, изготовил гостию. После освящения этой чудовищной просфоры маркиза де Монтеспан произнесла заклинание (либо его прочел от ее лица сам Жибор):

"Астарот, Асмодей, князья согласия, заклинаю вас принять в жертву этого ребенка, а взамен дать мне то, о чем я прошу: чтобы король и дофин не лишили меня своей дружбы, чтобы принцы и принцессы при дворе воздавали мне почести и чтобы король не отказывал мне, о чем бы я ни попросила его ради моих родственников и моих верных слуг".

Затем де Монтеспан забрала с собой освященную просфору и немного крови ребенка и подмешала их в пищу королю.

И все же она не чувствовала себя в безопасности. А потому в 1676 году, когда в Париже вспыхнул бунт из-за того, что дети часто стали исчезать без вести, маркиза снова призвала на помощь Жибора. Вышеописанную церемонию повторили еще три раза в часовне Ла Вуазен; первую мессу Жибор отслужил на теле де Монтеспан, а вторую и третью - на теле самой хозяйки дома. Дочь Ла Вуазен, Маргарита, присутствовала на мессах такого рода и впоследствии рассказала о том, как они проходили. Женщина, заказавшая мессу, раздевалась донага и ложилась на тюфяк на алтаре. Ноги она сгибала в коленях или свешивала вниз; голову клала на подушку; руки расставляла крестом и в каждой руке держала по черной свече. Грудь ее покрывали передником с изображением креста, а на живот ставили потир. Дойдя до освящения даров, священник перерезал горло ребенку, а просфору освящал над гениталиями женщины. "Сколько раз священник целовал алтарь, - сообщила Маргарита, - столько раз он целовал и ее тело, а просфору освящал над ее гениталиями, в которые вставлял маленький кусочек гостии. В конце мессы священник входил (inibat) в женщину и, погрузив руки в потир, омывал ее половые органы" .

Однако этот ритуал не сработал, и в 1679 году, доведенная до отчаяния страстью короля к другой женщине, маркиза де Монтеспан прибегла к смертоносной магии. Жибор отслужил заупокойную мессу по королю и прочел заклинания, которые должны были погубить монарха. Когда не подействовало и это, маркиза организовала заговор с целью отравить короля. Заговор провалился: в марте 1679 года Ла Вуазен была арестована. Мадам де Монтеспан не предстала перед судом: ее не стали ни в чем обвинять, и король, по-видимому, желая избежать скандала, обращался с нею учтиво, но весьма прохладно. В 1691 году она покинула двор. С годами маркиза стала чрезвычайно набожной, вела аскетичную жизнь и занималась благотворительностью, но до конца своих дней боялась смерти и темноты. Жибор был заточен в Безансонском замке, где провел три года, прикованный к стене, после чего умер.

Был ли Жибор убежденным сатанистом, нам неизвестно, но это кажется весьма вероятным. Правда, мессы, которые он служил, были только средством для возбуждения любовной страсти, а не дьявольскими литургиями. Однако черные свечи, черные занавеси на стенах часовни, обращения к демонам Астароту и Асмодею, принесение в жертву детей, осквернение Святых Даров и смешение святости с чувственностью сближают ритуалы Жибора с настоящей черной мессой - литургией во славу Дьявола.

В XVIII-XIX веках рассказы об оргиастических кощунствах и извращениях во время сатанинской мессы доходят до полной непристойности: участники таких ритуалов подвергают сексуальному надругательству неприлично искаженные образы Христа и Девы Марии (либо большие освященные просфоры, разломанные пополам). Священник почти не отклоняется от ортодоксального текста католической мессы, однако вместо "Бог" произносит "Сатана", и вместо "добро" - "зло". Некоторые части мессы читаются задом наперед. Смысл христианских молитв выворачивается наизнанку, как в случае с сатанинской версией молитвы "Отче наш"; "Отче наш, бывший на небесах... Да будет воля твоя на небесах, как и на земле... Введи нас во искушение и не избави нас от лукавого..." Тем самым христианская литургия одновременно и оскверняется, и, будучи могущественным религиозным и магическим ритуалом, преображается в церемонию прославления Дьявола. То же самое происходит с сатанинским причастием, которое, как утверждают, готовится из экскрементов и менструальной крови или спермы. Прежде чем вложить гостию в рот участникам мессы, на нее испражняются или изливают семя. Ведь Дьявол - это владыка тела, а не души; повелитель плодовитости, а не духовности. Кроме того, превращение выделений человеческого организма в "плоть и кровь" божества может быть связано с оккультным принципом, гласящим, что каждый человек - потенциальный Бог.

Лучшим авторитетом в области сатанистских ритуалов Нового времени считается Шарль Мари Жорж Гюисманс. Неизвестно, довелось ли ему на самом деле присутствовать на черной мессе, однако в романе "Там, внизу", опубликованном в 1891 году, он подробно описывает это действо. Героя романа, Дюрталя, приводят в грязную, полутемную часовню в частном доме. Часовня освещена лампадами, висящими на бронзовых люстрах с розовыми стеклянными подвесками. Над алтарем Дюрталь видит "бесчестного, насмешливого Христа", чье звероподобное лицо "искажено гримасой злобного хохота". На алтаре стоят черные свечи. В качестве благовоний жгут руту, мирт, сушеный паслен, белену и дурман вонючий (сильнодействующее наркотическое средство). Псаломщики и певчие оказываются гомосексуалистами. Мессу служит безобразный пожилой священник - каноник Докр. На нем темно-красная риза, надетая на голое тело, и багровая шапка с двумя рогами из красной ткани.

- 65 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _