Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Ричард Кавендиш - Черная Магия.

- 59 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Древние греки и римляне ассоциировали ведьм с темнотой и смертью - с ночью и Луной, со зловещей богиней Луны и со всеми богами - владыками мертвых.

Покровительницей колдовства была богиня Луны (а вовсе не "рогатый бог") - Селена, Геката или Диана. Чаще всего ведьмы и чародеи обращались за помощью к Гекате, культ которой был заимствован греками из Малой Азии. Эту богиню изображали трехглавой или трехтелой (в чем отразилась ее связь с тремя фазами Луны - молодым месяцем, полнолунием и ущербной луной) и полагали, что она проявляется в трех ипостасях: как Луна - на небе, как Диана - на земле и как Прозерпина - в подземном царстве. Геката властвовала над призраками, над ночью и тьмой, могилами, псами, кровью и ужасом. Кроме того, она была богиней перекрестков. Ночами она скиталась по земле, сопровождаемая сонмами призраков, и жертвенную пищу для этих призраков полагалось оставлять на перекрестках дорог. Иногда эти подношения съедали люди, не отягощенные предрассудками.

В эпоху раннего христианства собственно о Гекате забыли, но воспоминания об одной из ее ипостасей - Диане- сохранялись. В VI веке святой Кесарий из Арля изгнал из одержимой девушки "демона, которого крестьяне называют Дианой". В 1318 году Папа Иоанн XXII велел провести расследование и вывести на чистую воду чародеев, обнаруженных у него при дворе в Авиньоне и якобы вступавших в плотскую связь с дьяволицей по имени Dianae. По-прежнему бытовали сказки о бродячих призраках и о пиршествах, которые они устраивают по ночам на перекрестках дорог. В эпоху раннего Средневековья были весьма популярны предания о сонмах демонов и душ мертвых, летающих по ночам над землей. Хозяйкой их по-прежнему считалась Диана, и постепенно формировалось поверье о том, что и простой смертный может принять участие в ее ночных скачках.

"Не следует также забывать о том, что некоторые дурные женщины, испорченные дьяволом, поддавшись демоническим иллюзиям и фантазмам, утверждают, будто в ночные часы могут разъезжать верхом на неких тварях вместе с Дианой, богиней язычников, и с бессчетными толпами других женщин, и будто в глухой ночной тишине они покрывают в этой скачке огромные расстояния, и, почитая ее Этот фрагмент из церковного постановления IX века - так называемого "Епископского канона" - процитировал около 1020 года Бурхард, епископ Вормский. В дальнейшем на него часто ссылались другие авторы, сопровождая текст канона своими комментариями. Бурхард отмечал, что эту богиню называли также Иродиадой (которая была виновницей гибели Иоанна Крестителя) и Хольдой (так звали одну из богинь языческого пантеона тевтонцев). Далее епископ обращался к своим читателям с вопросом: верят ли они, подобно многим женщинам, в то, что, "находясь ночью в постели со своим мужем, можно покинуть дом, несмотря на то, что все двери накрепко заперты, и странствовать всю ночь с другими жертвами такого же дьявольского обмана, и насмерть поражать людей неким незримым оружием? ". Эти ночные всадники ассоциировались с вампирами-людоедами и призраками, в которых верили древние греки, римляне и евреи; возможно, именно по этой причине ведьм стали обвинять в каннибализме. Около 1155 года Иоанн Солсберийский писал, что некоторые бедные женщины и невежественные мужчины верят в Царицу Ночи, или Иродиаду, которая призывает их на ночные сборища, где они пируют и веселятся. Являвшийся на такое сборище получал либо заслуженную награду, либо наказание, если был в чем-либо виновен перед Царицей Ночи (позднее эта особенность вошла в традиционное описание ведьмовского шабаша). Участники пира пожирали младенцев, а затем изрыгали их целыми и невредимыми, и Царица Ночи возвращала их в колыбели. Подобные сказки, основанные на античных преданиях о Гекате, Диане и демонах или призраках-вампирах, были весьма распространены, и многие принимали их за чистую монету. Возможно, именно с ними связано выдвигавшееся против катаров и ведьм обвинение в том, что они летают на ночные сборища верхом на животных или на метлах. Легенда о волшебной мази, которой натирается ведьма перед полетом, также восходит к античным временам. В "Золотом осле" Апулея ведьма умащает свое тело колдовским притиранием и произносит заклинание, после чего превращается в птицу и улетает. Уже в XV веке возникла гипотеза о том, что сама эта мазь может служить причиной галлюцинаций. Иоганн Нидер в своем трактате "Formicarius" повествует о некой женщине, которая, желая испытать действенность такой волшебной мази, натерлась ею и произнесла необходимые заклинания в присутствии нескольких свидетелей. После этого она погрузилась в беспокойный сон, а проснувшись, заявила, что побывала в свите госпожи Венеры и госпожи Дианы. Но свидетели показали, что она во все время сна не покидала комнаты. В состав рецептов таких "волшебных мазей" часто входили аконит и белладонна, обладающие галлюцинаторным действием, а также корень чемерицы, болиголов, жир младенца или сажа (в качестве основы) и кровь летучей мыши (как средство, магически способствующее ночным полетам). Многие ведьмы признавались в том, что прибывали к месту шабаша по воздуху; но другие утверждали, что добирались туда пешком или верхом на лошади. Некоторые рассказы о полетах ведьм напоминают скорее описание ритуального танца, чем настоящий полет.

"Епископский канон" стал для охотников за ведьмами настоящим камнем преткновения: ведь в этом авторитетном источнике черным по белому было написано, что все рассказы о ночных путешествиях с Дианой и о полетах на шабаш - не что иное, как плод иллюзии. Но в 1458 году Никола Жаке, инквизитор, действовавший во Франции и Богемии, заявил, что к ведьмам "Епископский канон" неприменим, ибо ведьмы - это новая секта, не имеющая ничего общего с ночными наездницами былых времен. В подтверждение своих слов Жаке указал на тот факт, что античные колдуньи и ночные наездницы поклонялись богине, тогда как председатель шабаша ведьм почти всегда был мужского пола. Впрочем, некоторые следы культа богини сохранились и в средневековом ведьмовстве, и даже позже. В начале XVI века итальянские ведьмы якобы собирались на шабаши под предводительством некой "Синьоры", облаченной в золотые одеяния. Баскские ведьмы в начале XVII века поклонялись Царице Шабаша - невесте Дьявола. В шотландских протоколах судебных процессов над ведьмами иногда упоминается Царица Эльфлейм или Эльфин, совокуплявшаяся с ведьмаками. Современные же ведьмы окончательно восстановили культ богини и поклоняются Царице Небес и Всего Сущего.

Из древних преданий о богине ведьм и ее свите в средневековое ведьмовство перешли представления о полете на шабаш, о ночных пирах и людоедстве, о на градах и наказаниях, назначаемых председателем шабаша, а также о том, что перекресток -лучшее место для шабаша и для заключения договора с Дьяволом. Однако главные элементы ведьмовского шабаша не имеют ничего общего с легендами о ночных наездницах.

Само слово "шабаш" стало обозначением ведьмовских собраний, обычно проходивших раз в неделю, из-за негативных ассоциаций с иудейским праздником субботы (sabbat). Ранние авторы называли такие собрания, как и собрания катаров, просто "сборищами сатанинскими". Помимо обычных еженедельных встреч, в особые дни ведьмы ежегодно устраивали большие праздники, но по каким именно числам это происходило, не вполне ясно. В некоторых областях такие праздники приходились на 2 февраля ("Праздник светильников", Сретение), канун 1 мая (Вальпургиева ночь), 1 августа (праздник урожая) и 31 октября (канун дня Всех Святых, или Хэллоуин). Эти даты свидетельствуют о сохранении языческих обычаев, так как отражают древнекельтское деление года на четыре четверти. Два главных кельтских праздника приходились на 1 мая (Бельтан) и 1 ноября (Самайн); два дополнительных - на 1 февраля и 1 августа. Бельтан - начало лета - и Самайн - начало зимы и день темных сил - были так называемыми "праздниками огня": их отмечали танцами вокруг костров. В VIII веке христианский день Всех Святых передвинули на 1 ноября, в результате чего он совпал с языческим Самайном. А первоначально праздник Всех Святых приходился на 13 мая - день, который в Древнем Риме был посвящен лемурам, злым призракам-вампирам.

Еще одним большим ведьмовским праздником во многих областях был канун дня Середины Лета, который первоначально отмечался по всей языческой Европе, а в христианстве превратился в день Иоанна Крестителя (Ивана Купалы). Некоторые ведьмы предпочитали устраивать торжественные шабаши в дни особо важных христианских праздников. Лионские ведьмы в период около 1460 года по-своему праздновали Великий Четверг, Вознесение и праздник Тела Христова, а также устраивали шабаш в первый четверг после Рождества. Баскские ведьмы, суд над которыми состоялся в 1610 году, отмечали кануны многих христианских праздников, в том числе Рождества, Пасхи, Троицы, праздника Тела Христова, дня Ивана Купалы и дня Всех Святых. В XVII веке ланкаширские ведьмы устраивали главный шабаш в Страстную Пятницу. Первыми о ведьмовских шабашах рассказали Анн-Мари де Жоржель и Катрин Делор -две пожилые ведьмы из Тулузы, представшие перед судом в 1335 году. Они признались в том, что в течение последних двадцати лет принадлежали к воинству Сатаны, предавшись ему душой и телом на всю жизнь - земную и загробную. Каждую неделю они участвовали в шабашах и предавались там "всевозможным излишествам" с другими подвластными Сатане мужчинами и женщинами. Обе ведьмы верили в то, что Дьявол равен Богу по силам и что Бог властвует на небе, а Дьявол - на земле. Борьба между ними идет с начала времен и продлится вечно. Души, оказавшиеся во власти Дьявола, выходят из-под власти Бога и вечно живут на земле или в воздухе. Катрин Делор верила в то, что христианство скоро будет истреблено. Подобные дуалистические представления о Боге и Дьяволе и вера в то, что Дьявол правит земным миром, судя по всему, восходят к учению катаров. Анн-Мари де Жоржель поведала суду, что однажды за городом она встретила "мужчину огромного роста, который приближался к ней по воде". Он был темнокож, глаза его горели огнем, а одежда его была сшита из звериных шкур. Этот мужчина предложил Анн-Мари отдаться ему, и она согласилась. Тогда он дунул ей в рот, и в следующую же субботу "она оказалась на шабаше - просто потому, что такова была его воля". На шабаше она увидела огромного козла "и, приветствовав его, предалась ему, дабы доставить ему наслаждение". Козел научил ее различным заклинаниям и чарам и открыл ей тайны ядовитых растений. Он велел ей почтить Дьявола и оскорбить Бога, приняв святотатственное причастие. Впоследствии Анн-Мари неоднократно пользовалась чарами, которым обучил ее козел, и изо всех сил старалась навредить людям.

Катрин Делор (которая столь же усердно творила злое колдовство) ведьмой сделал ее любовник-пастух. В субботние ночи она погружалась в необычный сон, во время которого переносилась на шабаш и там пробуждалась. Она также поклонялась козлу и предавалась плотским утехам с ним и с другими участниками шабаша. Затем, по словам Катрин, все они пировали, но напитки были отвратительны на вкус, а пища - безвкусной. Кроме того, участники шабаша пожирали новорожденных младенцев .

- 59 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _