Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Ричард Кавендиш - Черная Магия.

- 57 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Моральные принципы катаров также представлялись ортодоксальным христианам чрезвычайно сомнительными. Как и многие гностики, катары считали деторождение грехом, ведущим к пополнению дьявольской паствы; при этом они указывали на то, что повеление плодиться и размножаться дал Адаму и Еве не кто иной, как Сатана - Иегова. Высшие адепты катаров - "совершенные" ("parfait"), которые почитались как воплощения Христа (еще одно опасное отступление от христианских канонов!), - жили в строгой аскезе, воздерживаясь от полового общения, от всякого насилия, от пищи животного происхождения, а также от лжи, клятв и владения каким бы то ни было имуществом. Однако катары низших ступеней посвящения, гораздо более многочисленные, не обязаны были соблюдать все эти правила. Ведь они все еще оставались рабами Дьявола, а следовательно, что бы они ни делали, по существу уже не могло им повредить. Случайные половые связи были для них предпочтительнее брачных отношений, поскольку брак подразумевал отвратительное для катаров деторождение.

Катаров обвиняли не только в блуде, но и в проповеди извращенного секса, ибо для них предпочтительнее были те формы половых отношений, которые не могли повлечь за собой зачатие. А тот факт, что "совершенные" мужского пола жили парами, равно как и "совершенные" женского пола, усугублял подозрения в гомосексуализме.

Катары считали свою секту истинной Церковью Христовой. Они отвергали римскую церковь как творение Дьявола, - и не только потому, что ортодоксальные христиане поклонялись богу, которого катары считали Сатаной, но и потому, что, с их точки зрения, она была насквозь пропитана мирской суетой и потакала плотским страстям, над которыми властвовал Дьявол. Католики отвечали на этот "комплимент" аналогичными обвинениями. Для них было очевидно, что секта, поощрявшая порок и извращавшая традиционные христианские ценности, находилась в союзе с Князем Тьмы. Дополнительные свидетельства в пользу сатанизма катаров находили в том, что катар становился "совершенным" лишь после того, как публично отвергал римскую церковь и католическое крещение.

Нам неизвестно, были ли среди катаров такие, кто и в самом деле поклонялся Дьяволу. Вполне возможно, что некоторые из них приходили к логическому выводу: если католический Бог - в действительности Дьявол, то католический Дьявол не может быть никем иным, кроме истинного Бога. Во всяком случае, для Рима не оставалось сомнений в том, что катары рассуждали именно так. А потому в XIII веке Папа Иннокентий III организовал крестовый поход против катаров, обосновавшихся на юге Франции. Утверждали, что на собраниях, которые католики называли "сборищами сатанинскими" (Откр. 2:9), катары поклоняются Дьяволу в облике козла или кота. Некоторые из них признавались под пыткой не только в этом, но и в том, что они пели гимны Дьяволу, похищали и убивали детей и пили зелья, изготовленные из плоти и крови младенцев. Они якобы летали на свои сборища по воздуху, на метлах или на палках, смазанных маслом, оставляя дома вместо себя демонов, принимавших их облик.

Аналогичные обвинения позднее стали возводить на ведьм. Дуалистические и гностические воззрения сохранялись и в некоторых других еретических сектах, испытавших, по-видимому, прямое или косвенное влияние богомилов и катаров. Около 1125 года некий французский крестьянин, Клементий из Бюси, выступал с проповедью о том, что алтарь католической церкви - это врата ада и что жениться и рожать детей грешно. Чтобы воздержаться от деторождения, его последователи якобы предавались гомосексуальной любви, однако при этом иногда устраивали традиционные для сатанизма многолюдные оргии. Детей, рождавшихся после этого, они сжигали, а из их останков делали просфоры для дьявольского причастия. В 1184 году Папа Римский провозгласил анафему вальденсам (вудуа), которые до сих пор в Европе в качестве протестантской секты. Вальденсов обвинили в поклонении Дьяволу и в проведении ночных сборищ, на которых члены секты предавались блуду; при этом якобы присутствовал сам Дьявол в облике пса. Кроме того, на них возвели обвинение в каннибализме. Вальденсы прославились во Франции настолько, что колдовство вообще там стали называть "vauderie", a ведьм - "vaudoises" (откуда впоследствии произошло слово ("вуду"). Вначале следующего, XIII столетия, по всей Европе стали распространяться слухи о чудовищных сатанинских обрядах, которым предаются члены немецкой секты люцифериан. В 1227 году Папа Римский послал в Германию Конрада Марбургского, дабы тот искоренил ересь и восстановил истинную церковь. Конрад, садист-фанатик, был духовным наставником святой Елизаветы Тюрингской и получал немалое удовольствие, истязая и унижая ее. Он набросился на люцифериан с таким рвением, будто ему предстояло сразиться с самим Сатаной. Признания от членов секты он получал, по-видимому, без пыток, но под страхом смерти. И если эти признания соответствуют истине, то люцифериан следует считать полноценными сатанистами. Они поклонялись Дьяволу как творцу и владыке мира, утверждая, что он был изгнан с небес несправедливо и коварно. Они верили, что рано или поздно Сатана свергнет христианского Бога и вернется на небо, а его верные слуги разделят с ним вечное блаженство. Люцифериане преклонялись перед всем, что должно было вызывать отвращение у христианского Бога, и ненавидели все, что доставляло ему радость. Во время пасхальной мессы они не глотали просфору, а держали ее во рту до конца службы, после чего выплевывали в выгребную яму, дабы выразить тем самым свое презрение к Христу.

Того, кто желал вступить в секту люцифериан, приводили на одно из собраний и заставляли поцеловать жабу в зад или в рот. По некоторым сообщениям, существо, которое приходилось целовать посвящаемому, выглядело как огромная утка или гусь размером с печь. Затем к новичку подходил черноглазый мужчина, очень худой, с бледной кожей, от которой веяло могильным холодом. По-видимому, он символизировал Дьявола как владыку смерти. Посвящаемый целовал его- и тут же утрачивал остатки католической веры. Затем все садились пировать, и из статуи, которая всегда присутствовала на подобных сборищах, появлялась большая черная кошка. Посвящаемый, предводитель секты и другие ее члены, достойные такой чести, целовали кошку в зад. Затем предводитель спрашивал: "Чему это учит нас?" Один из членов секты отвечал: "Высшему миру", а другой добавлял: "И повиновению". Затем гасили свечи, и начиналась оргия, во время которой мужчины и женщины совокуплялись между собой без разбора. После этого свечи снова зажигались, и из темного угла выступал некий человек. Верхняя часть его тела сияла, словно солнце, но от бедер и ниже он был черен, как та кошка, которая появлялась на пиру. Глава секты отрезал лоскут одежды посвящаемого и вручал ее сияющему существу со словами: "Господин, я даю тебе то, что было дано мне". Сияющий человек отвечал: "Ты хорошо служил мне и послужишь еще лучше. Оставляю на твое попечение то, что было дано мне". И с этими словами он исчезал .

Этот рассказ о посвящении новичка в секту звучит довольно убедительно, и разыграть подобное действо, по-видимому, не составляло особого труда.

Вплоть до наших дней сохранились следы отождествления

Люцифера-"светоносца" с Солнцем - отождествления вполне естественного, ибо Дьявол считался повелителем жизни на земле. Сияющий человек, видимо, символизировал Дьявола в двух ипостасях: как дневное солнце (верхняя половина тела) и как солнце ночи (нижняя половина тела), т. е. "черное солнце", пребывающее от заката до восхода под землей в царстве тьмы. Черное солнце, скрывшееся за горизонтом на западе, могло также олицетворять предводителя падших звезд.

Непристойный поцелуй в зад, которого удостаивалось некое животное или человек, символизировавший Сатану, стал одним из стандартных обвинений, возводившихся на дьяволопоклонников, однако происхождение этого обряда неизвестно. По-видимому, такой поцелуй был символом предельной покорности, а также, возможно, извращения традиционных ценностей. В 1233 году Конрад Марбургский был убит, но охота на сатанистов продолжалась. Около 1286 года с благословения Папы Гонория IV начались гонения на группу немецких еретиков, проповедовавших мужчинам и женщинам отказ от всякой одежды и от физического труда. Члены секты - адамиты - полагали, что таким образом люди смогут вернуться в состояние невинности и совершенства, уподобившись Адаму и Еве в Эдеме. Подобные воззрения были сочтены опасными из-за того, что многие адамиты осуждали брак, а следовательно, поощряли блуд. Подобные верования вновь и вновь всплывали на свет как в Европе, так и в США; возможно, именно на их основе сложилось представление о физической и психологической пользе нудизма. В 1925 году секту адамитов обнаружили близ Оровилла в Калифорнии. Анна Родос, жрица культа, утверждала, что она и ее супруг - вновь воплотившиеся Ева и Адам, а их дом - это воссозданный сад Эдема. На ферме Родесов члены секты собирались в обнаженном виде, устраивали оргии, плясали вокруг костра и приносили в жертву животных, По меньшей мере на одном из таких сборищ был заживо сожжен ягненок; возможно, это был акт сознательного богохульства, так как ягненок - традиционный символ Христа (Агнца Божиего ). В 1307 году французские и английские тамплиеры - члены ордена Рыцарей Храма - предстали перед судом. Их обвиняли в поклонении Дьяволу в образе кота; в поклонении некоему идолу и в ношении поясов, которые прикасались к голове этого идола; в отречении от Христа, Девы Марии и христианских святых; в том, что они топтали крест, плевали и мочились на него; в грехе содомии, а также в том, что посвящаемый в орден храмовников должен был исполнить гомосексуальный ритуал (кандидат и глава ордена обменивались поцелуями в пупок, задний проход, копчик и фаллос). Утверждали также, что тамплиеры отрицают таинство причастия и что священники этого ордена, совершая богослужения, опускают фразу "Hoc est corpus meum" ("Сие есть тело мое").

Многие храмовники сознались в некоторых из этих преступлений, в особенности - в том, что отрицали Христа, наносили оскорбления святому кресту, совершали непристойные поцелуи и предавались греху содомии. Но Великий Магистр ордена и Наставник Нормандии отреклись от своих признаний перед тем, как в 1314 году в Париже были заживо сожжены. Идол, которому якобы поклонялись тамплиеры, согласно описаниям, представлял собой человеческую голову с кудрявыми черными волосами. Имя этого идола - Бафомет, - возможно, представляло собой искаженное имя Мухаммеда (Магомета). Некоторые же утверждали, что это была голова первого Великого Магистра ордена, "который создал нас и не покинул нас". Украшенный золотом и драгоценными камнями, этот бледнолицый идол был тем не менее страшен на вид. Пояса, которыми тамплиеры будто бы касались его, внушали добрым христианам особое отвращение, ибо в этом обряде заключался намек на связь рыцарей-храмовников с катарами. Дело в том, что "совершенные" катары первоначально носили черные одеяния, подпоясанные веревками. Когда против них начались гонения, они стали одеваться как обычные люди, веревку же скрывали под одеждой. Потому-то у многих волосы вставали дыбом при одном упоминании о такой безобидной на первый взгляд "веревочке тамплиеров".

- 57 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _