Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Ричард Кавендиш - Черная Магия.

- 56 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

В сатанизме, как и во всех формах черной магии, любые действия, традиционно осуждаемые как порочные, высоко ценятся за их особые психологические и мистические эффекты. По мнению дьяволопоклонников, достичь совершенства и божественного блаженства возможно, например, посредством экстаза, в который приводят себя участники сексуальной оргии (нередко включающей извращенные формы секса, гомосексуализм, мазохизм, а подчас и каннибализм). Поскольку христианская церковь (в особенности - римско-католическая) воспринимается как отвратительная секта приверженцев злого божества, то следует пародировать и профанировать ее обряды. Тем самым сатанисты не просто выражают свою преданность Дьяволу, но и передают в распоряжение Сатаны ту силу, которая заключена в христианских обрядах. Почитатели Дьявола ставят во главу угла земную жизнь со всеми ее благами по той причине, что Дьявол-"князь мира сего". Он вознаграждает своих верных слуг незамедлительно, даруя им власть и чувственные наслаждения. После смерти сатанисты надеются вновь родиться на земле или, в некоторых случаях, - очутиться в аду, который представляется им отнюдь не инфернальной камерой пыток, а местом, где все наслаждения переживаются гораздо ярче и острее, чем на земле, и сама способность наслаждаться многократно возрастает. Они верят в то, что рано или поздно Дьявол победит христианского Бога и триумфально взойдет на небо, откуда христианский Бог несправедливо изгнал его. И в тот день верные слуги Сатаны сполна получат свою награду, обретя вечную власть и вечное блаженство. Вера хотя бы в одно из перечисленных положений, составляющих основу теории сатанизма, во все времена встречалась довольно часто, и ее было вполне достаточно для обвинения в дьяволопоклонстве. Такое обвинение возводили на многие секты и оккультные общества, но настоящие сатанисты, как в прошлом, так и в наши дни, по-видимому, встречаются редко. Те секты, которые считались сатанистскими, старательно окутывали свою деятельность покровом тайны, чтобы избежать преследований, а потому зачастую невозможно понять, действительно ли они поклонялись христианскому Дьяволу или же были просто оклеветаны. До сих пор не сложилось единого мнения даже о сущности ведьмовских культов, несмотря на обилие документального материала на эту тему. Однако все организации, так или иначе обвинявшиеся в дьяволопоклонстве, имеют между собой одну общую черту, а именно - извращение христианских ценностей.

На раннем этапе своего развития теория сатанизма испытала влияние широко распространенного в то время дуалистического мировоззрения. Дуализм - вера в независимое существование доброго и злого бога, противостоящих друг другу, - сам по себе еще не является основанием для поклонения Дьяволу, однако создает для него благоприятную почву. Встать на сторону Дьявола гораздо более соблазнительно при условии, что он более или менее равен Богу, а не подчинен Ему и не действует исключительно с Божьего попущения, как считают ортодоксальные христиане. Именно дуализм лежал в основе вероучения гностических сект, обвинявшихся христианами в сатанизме. Было верно подмечено, что "для каждого гностика мир - это и есть ад ". Убежденные в том, что мир по своей сути полон зла, гностики не могли поверить в то, что он сотворен благим божеством. Они полагали, что верховный Бог, т. е. принцип добра, чужд земных событий и находится на дальних небесах. Мир же сотворен и управляется младшими божествами - так называемыми Архонтами ("правителями"), которые либо открыто враждебны Богу, либо просто не подозревают о Его существовании. Некоторые гностики считали, что Архонты - это боги планет, стражи, преграждающие путь человеческой душе, которая пытается подняться к Богу после смерти.

Верховного Архонта часто отождествляли с ветхозаветным Богом, который, по мнению гностиков, был злобен, жесток, мстителен и коварен. Симон Волхв и еще один гностик, Менандр, по словам их противников-христиан, верили в то, что мир сотворили архангелы, восставшие против верховного Бога. Сатурнин, проповедовавший в Антиохии в начале II века н. э., утверждал, что мир создан семью мятежными ангелами во главе с иудейским Богом, по наущению которого Моисей и ветхозаветные пророки сбили человечество с пути истинного.

Чтобы потрясти христианина до глубины души, довольно было и подобного заявления о порочности Бога-Отца вкупе с верой в то, что миром правят мятежные ангелы; но гностики на этом не останавливались. Они утверждали, что человек тоже сотворен Архонтами, а потому по своей природе греховен, хотя в нем и содержится божественная искра. По одной из гностических легенд, Архонты слепили человека из глины, но он не мог подняться на ноги и лишь ползал по земле, извиваясь, как большой беспомощный червяк. Тогда верховный Бог сжалился над человеком и даровал ему божественную искру, которая вдохнула в него истинную жизнь и помогла встать и выпрямить спину. Теории такого рода подрывали самые основы христианского вероучения: ведь если человек греховен изначально, а не в результате грехопадения, то Христос не мог искупить этот грех смертью на кресте. Увлеченно развивая эти постулаты, некоторые гностики стали отождествлять Иегову с Дьяволом, а другие пришли к выводу, что Дьявол был благим ангелом, противником Иеговы и Архонтов. Они опрокинули всю ветхозаветную систему ценностей, осуждая патриархов и пророков и восхваляя врагов Иеговы. Согласно учению гностиков, Эдемский змей был на самом деле спасителем, которого верховный Бог послал на помощь Адаму и Еве, дабы те познали добро и зло и смогли постичь порочную сущность мира, сотворенного Иеговой. Некоторые гностики превозносили Каина и указывали на то, Иегова отверг его подношение, состоявшее из плодов земли, но принял кровавую жертву Авеля, так как сам был кровожаден и жесток. Другие гностики восхваляли Корея, Дафана и Авирона, фараона и египтян, жителей Содома и прочих персонажей, проклинавшихся в Библии за поклонение иным богам и непокорность Иегове.

Некоторые даже осуждали Иисуса как сына злого бога Иеговы и прославляли Иуду Искариота, избавившего мир от этого "инкуба". Правда, в большинстве своем гностики признавали Иисуса божественным спасителем, явившимся освободить людей от власти ветхозаветного Бога, однако и подобные воззрения были в высшей степени неортодоксальны. Отец церкви Ириней в своей книге "Против ересей", написанной в конце II века н. э., отмечает, что Сатурнин не верил в смерть Христа на кресте. Вместо Иисуса, утверждал этот гностик, был распят некий Симон из Кирены, а Иисус стоял рядом и смеялся, глядя на его мучения. Из этого следовало, что все уверовавшие в Распятого просто-напросто были одурачены Архонтами и по-прежнему остаются их рабами; свободен же от их власти только тот, кто отрицает мученическую смерть Христа .

К подобным чудовищным искажениям христианских верований некоторые гностики присовокупляли не менее грандиозные искажения нравственных норм иудаизма и христианства. Единственным средством достичь божественного состояния гностики считали знание (гнозис), полученное посредством божественного вдохновения. Из этого естественным образом вытекало презрение к традиционной морали: ведь достичь небес человек мог только благодаря гнозису, и праведная жизнь здесь была ни при чем. Одни гностики подвергали себя суровой аскезе, дабы освободиться от оков порочного земного мира. Особое отвращение они питали к деторождению, полагая, что оно лишь умножает стадо рабов, подчиненных Архонтам. Другие же избирали прямо противоположный путь. По словам Иринея, ученики гностика Валентина верили, что человек, обретший гнозис, становится "духовной субстанцией", т. е., по сути дела, богом. Что бы он отныне ни делал, он останется чист и непорочен. Уверенные в своей божественной правоте, такие гностики совращали своих учениц и предавались всем плотским соблазнам "с превеликой жадностью". Последователи Симона Волхва также вели распутную жизнь и занимались чародейством .

Гностики могли на это ответить, что в порочном образе жизни заключена истинная добродетель. Ведь для них мир был греховен по своей сути, а общепринятые моральные нормы были изобретены Архонтами, чтобы держать людей в повиновении. Злой бог Иегова передал людям через Моисея лживый закон и порочные заповеди; он же вдохновлял пророков на проповедь лжеучения. Единственный способ избавиться от рабства, нарушить планы Архонтов и достичь спасения - это нарушить все традиционные условности. Некоторые гностики, исповедовавшие этот принцип, доходили даже до разрыва с дуалистической теорией, но зато приближались к основам теории магической. Они заявляли, что добро и зло - это ничего не значащие ярлыки и что путь к совершенству лежит через опыт: человек должен испытать в своей жизни все. "Ибо они полагали, - говорит Ириней о гностиках, веривших, что мир сотворен Дьяволом, - что добро и зло существуют лишь в человеческих представлениях. А потому они считали, что души, посредством переселения из одного тела в другое, должны обрести опыт всевозможного рода жизни и всевозможного рода действий", дабы "их души, испытав всевозможного рода жизнь, ничего уже не желали, покидая землю". Переселение из одного тела в другое было необходимо лишь в том случае, если адепт за одну жизнь не успевал проделать "все те вещи, о коих мы не смеем ни говорить, ни слушать и о коих не должны даже помышлять в сердце своем ".

Все эти гностические представления отлично вписываются в общую концепцию сатанизма; более того, именно на них во многом основана эта концепция. Мы не располагаем сведениями о том, встречались ли среди гностиков сознательные дьяволопоклонники, однако неудивительно, что ортодоксальные христиане считали их таковыми. Когда христианство утвердилось в качестве государственной религии Римской империи, гностическое учение сохранялось среди малоизвестных еретических сект на Востоке, откуда в конце концов снова попало в Западную Европу. Среди сект, сыгравших главную роль в этом процессе, следует упомянуть армянских мессалиан, которые, начиная с IV века, медленно продвигались на запад и к XI столетию достигли Балкан; павликиан, пользовавшихся популярностью в Армении и Малой Азии с V века, но в 872 году изгнанных на Балканы; и бо-гомилов, появившихся в Болгарии около 950 года, почерпнувших многие положения своей доктрины из учения павликиан и мессалиан и, в свою очередь, двинувшихся далее на Запад . В XII веке главные центры деятельности богомилов находились в Боснии, Северной Италии и Южной Франции. По-видимому, эта секта оказала большое влияние на катаров (от греческого catharoi - "чистые"), первые общины которых возникли на севере Италии в начале XI века. Спустя столетие катаризм охватил всю Южную Францию и получил поддержку местной знати. Около 1150 года первый епископ-катар появился и на севере Франции, откуда учение катаров проникло во Фландрию и Западную Германию. В 1167 году некий епископ-богомил совершил путешествие по Северной Италии и Южной Франции, навещая общины катаров и учреждая новые епархии. Катары утверждали, что ветхозаветный Бог - это в действительности Сатана, повелитель мира сего, сотворенного им. Ему подвластны человеческое тело, смерть и все материальные и бренные вещи. Некоторые считали, что он был падшим ангелом, но другие придерживались дуалистических воззрений и полагали, что это - независимый соперник истинного Бога, существовавший с начала времен и вечный.

- 56 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _