Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Анни Безант - Эзотерическое христианство.

- 8 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Невозможно отрицать, что в этом важном месте своей книги Ориген причисляет Христианские Мистерии к той же категории, к какой принадлежат и Мистерии языческого мира, и заявляет, что то, что не навлекает порицания на другие религии, не может служить поводом для нападения на Христианство.

В том же трактате против Цельсия он заявляет, что тайные учения Иисуса были сохранены в Церкви, и при этом ссылается на пояснения, которые Учитель давал Своим ученикам относительно Своих всенародных притч. Эту ссылку он делает в ответ на сравнение Цельсия "внутренних Мистерий Церкви Божией" с египетским поклонением животным. "Я еще не говорил о соблюдении сего, что написано в Евангелиях, из которых каждое содержит много трудного для понимания и трудного не только для толпы, но даже и для наиболее просвещенных, в том числе и чрезвычайно глубокое пояснение притч, которые Иисус давал "внешним", оставляя толкование их полного значения для тех, которые перешли за ступень внешнего учения и приходили к Нему частным образом в дом. Когда же он поймет это, он оценит причину, почему про некоторых говорят, что они `внешние', а про других -что они `в доме'"*35. Ориген ссылается, хотя и с осторожностью, на явление "горы", на которую возносился Иисус и с которой он спускался снова, чтобы помочь "тем, которые были неспособны следовать за Ним туда, куда последовали за Ним ученики"*36. Здесь делается намек на "Гору Посвящения", хорошо известное выражение, которое и Моисей употреблял, говоря о Скинии, сделанной по образцу, "показанному тебе на горе"*37. И в другом месте Ориген упоминает о том же, говоря, что Иисус являлся в совершенно ином виде, в каком его не видели те, которые не могли "следовать за Ним на высоту". Также и в комментариях на гл. XV Евангелия Матфея, в котором дело идет о Сиро-Финикийской женщине, Ориген замечает: "Возможно также, со слов Иисуса, что есть такие хлебы, которые следует давать лишь наиболее разумным, как бы детям своим; и другие, как бы крошки со стола благорожденных, которые подбираются некоторыми душами, подобно тому, как делают это псы". А когда Цельсий жалуется, что грешники вводятся в Церковь, Ориген отвечает, что Церковь имеет целебные средства для больных, но также и познание божественных вещей для здоровых. Грешников учат не грешить, и лишь когда обнаружится, что люди подвинулись вперед и что они "очистились благодатью Слова", только тогда, не раньше, "приглашаем мы их участвовать в наших Мистериях. Ибо мы делимся мудростью с теми, которые совершенны"*38, грешники же получают исцеление, "ибо в божественности Слова пребывает помощь для исцеления тех, которые захвачены недугом... И другое, что для чистых душою и телом дает раскрытие Мистерии, которая содержалась втайне с сотворения мира, но которая ныне стала явной благодаря Писаниям пророков и благодаря появлению нашего Господа Иисуса Христа, которое появление очевидно для каждого из совершенных и которое просвещает разум в истинном познании вещей"*39. Такие появления божественных Существ происходили, как мы видели, и в языческих Мистериях, и в церковных Мистериях были такие же светлые появления. "Бог Слово", говорит он, -"было послано как целитель и к грешникам, но как Учитель Божественных Мистерий к тем, кто уже очистился и более не грешит"*40. "Мудрость не проникнет в душу низкого человека и не будет пребыватъ в теле, которое погрязло в грехе"; вот почему эти высшие обучения даются только тем, кого можно считать "атлетами в благочестии и во всякой добродетели". Христиане не допускали нечистого к этому познанию, но говорили:

"Кто имеет чистые руки и может поэтому простирать праведные руки к Богу... пусть придет он к нам... кто очищен не только от всякой скверны, но и от того, что считается меньшими грехами, да причислится он смело к посвященным в Мистерии Иисуса, которые настоящим образом познаются только праведными и чистыми". Отсюда было в обычае, чтобы тот, кто действовал как Посвящающий согласно с заповедями Иисуса, Иерофант, начинал церемонию Посвящения с торжественного обращения "к тем, чье сердце очищено: Он, душа которого в течение долгого времени не хранила в себе зла, особенно со времени целительного воздействия на него Слова, да услышит таковые учения, которые были потаенно высказаны Иисусом Своим истинным ученикам". Так начиналось "посвящение тех, кто был уже очищен, в священные Мистерии". Только такие могли познать реальности невидимых миров и вступить в священные пределы, где, как в былые времена, учителями были ангелы и где знания давались наглядно, а не с помощью одних только слов. Нельзя не поразиться разницей, которую обнаруживают эти Христиане по сравнению с их современными преемниками. У первых - совершенная чистота жизни, соблюдение праведности, осуществление божественного Закона во всех подробностях внешнего поведения были - так же, как и у язычников - только началом пути, а не его концом. В наши времена цель религии вполне закончена, если ей удалось создать Святого; тогда же высшие воздействия религии были обращены на достигших святости, и только чистые сердцем приводились к Блаженному Видению. То же указание на тайное обучение появляется снова, когда Ориген опровергает аргументы Цельсия относительно разумности сохранения обычаев предков, когда оно основано на уверенности, что "отдельные части земли были с самою начала распределены между различными направляющими Духами, и предоставлены определенным правящим Силам, и таким образом происходит управление миром"*41. Опровергнув выводы Цельсия, Ориген продолжает: "Но так как мы считаем возможным, чтобы некоторые из тех людей, которые привыкли к более глубоким исследованиям, могут напасть на этот трактат, попытаемся изложить несколько соображений более глубокого рода, заключающих мистическую и сокровенную точку зрения, касающуюся первичного распределения различных частей земли между различными правящими Духами"*42. Он утверждает, что Цельсий неверно понял более глубокие основания, на которых построены земные дела, и вслед за этим цитирует из Второзакония, XXXII, 8-6: "Когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу Ангелов Божиих; ибо часть Господа - народ Его; Иаков -наследственный удел его". Мы берем греческий перевод, в котором упоминаются Ангелы Божии, и обращаем внимание читателя на последнюю часть, в которой "часть Господа" относится к правящему Ангелу Еврейскою народа, а не к "Всевышнему", т. е. Богу. Понимание этой разницы исчезло благодаря общему невежеству, и отсюда нередко неподходящее употребление слова "Господь" в смысле "Высочайшего". Затем Ориген рассказывает историю Вавилонской Башни и продолжает:

"Но по этому поводу многое, и притом мистического значения, может быть сказано; придерживаясь такового, выходит: "чтобы учение о вхождении душ в тела (но не переселение из одного тела в другое) не было выставлено перед простым непосвященным пониманием, и то, что свято, не было отдаваемо псам и жемчуг не был бросаем перед свиньями. Ибо такой образ действия был бы грешен, соответствовал предательству сокровенных признаний Божественной Мудрости... Будет достаточно, если представить в стиле исторического повествования то, что долженствует дать сокровенное значение в облачении истории, дабы имеющие способность на то, могли добиться сами всего, что относится к данному предмету"*43. Он излагает затем более подробно историю Вавилонской Башни и говорит:

"Теперь же имеющий на то способность да поймет, что в том, что принимает внешний вид истории и содержит в себе нечто буквально верное, содержится кроме того и более глубокое значение..."*44 Доказывая, что "Господь" более могуществен, чем остальные Духи, правящие различными частями земли, и что Он в наказание послал свой народ, чтобы он жил под владычеством иных Сил, а впоследствии взял его обратно вместе с другими вошедшими в его состав народностями, Ориген делает такое заключение: "Как мы уже сказали, эти замечания делаются нами с скрытым намерением, чтобы указать на ошибки тех, которые утверждают..."*45 то же, что Цельсий. Отметив, что цель Христианства в том, чтобы мы стали мудрыми*46, Ориген продолжает: "Если вы подойдете к книгам, написанным после Иисуса, вы найдете, что все то множество верующих, которые внимают притчам, находятся как бы "вне", и достойны лишь внешних учений, тогда как ученики узнают отдельно от других объяснение притч. Ибо отдельно Своим собственным ученикам Иисус открывал все, считая выше толпы тех, кто желал знать Его мудрость. И Он обещал тем, кто верит в Него, послать таковым мудрых людей и книжников... И Павел также в списке Charismata, пожалованным Богом, поместил сперва "Слово мудрости", а затем уже, как второстепенное, "слово знания", и уже в третьих, еще ниже, "веру". И потому, что он считает "Слово" выше, чем чудодейственные силы, он помещает "сотворение чудес" и "дары исцеления" ниже, чем дары Слова"*47. Евангелие, несомненно, помогает и невежественному, "но оно не помеха к познанию Бога, В помощь, ведет к образованности, изучению наилучших понятий и достижению мудрости"*48. Что касается неразвитых людей, "я стараюсь улучшить и таковых в меру моей способности, хотя я и не желал бы строить христианскую общину из таких материалов. Ибо я предпочитаю искать более сведущих и проницательных, так как они способны понимать значение суровых изречений"*49. Здесь перед нами ясно выражена древняя христианская мысль, вполне совпадающая с соображениями, высказанными в первой главе этой книги. В христианстве есть место и для невежественных, но оно назначено не только для них и обладает глубинными учениями для "сведущих и проницательных". Для этих последних Ориген и старается доказать, что еврейские и христианские Писания имеют тайный смысл, скрытый под историческим изложением, видимое значение которого отталкивает их как нелепое, вроде истории змея и древа жизни, и "другие утверждения, которые следуют и которые сами по себе могут привести чистосердечного читателя к пониманию, что все эти вещи имеют соответственный аллегорический смысл"*50. Многие главы посвящены этим аллегорическим и мистическим значениям, скрытым под словами Старого и Нового Заветов, и он доказывает, что Моисей, подобно Египтянам, давал истории с сокровенным смыслом*51. "Тот, кто относится чистосердечно к историям" - в этом для Оригена основа верных толкований -"и желает, чтобы они не вводили его в обман, тот должен упражнять свое разумение в том, какие утверждения можно принять и какие следует понимать иносказательно, стараясь проникнуть в значение, придаваемое авторами таких выдумок; и каким утверждениям не следует доверять, как написанным для удовлетворения некоторых читателей. И мы говорим об этом в виде предупреждения относительно всей истории Иисуса, передаваемой в Евангелиях"*52. Большая часть четвертой книги Оригена посвящена пояснениям мистического значения священных историй, и желающих познакомиться с этим предметом мы отсылаем к этой книге. В книге "О началах" Ориген излагает как принятое учение Церкви, "что св. Писания были написаны Духом Божиим и что они имеют не только то значение, которое очевидно с первого взгляда, но еще и другое, ускользающее от внимания большинства. Ибо те (слова), которые написаны, суть формы неких Мистерий и образы божественных вещей. Относительно этого существует во всей Церкви только одно мнение, что весь закон по существу своему духовен, но что духовный смысл, который заключается в нем, познан не всеми, но только теми, которые причастны благодати Духа Святого в слове мудрости и знания"*53. Чи

- 8 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _