Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Анни Безант - Эзотерическое христианство.

- 7 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

но"*12. Одной этой цитаты достаточно, чтобы установить существование тайного учения в Церкви первых веков. Но можно привести и другие. В главе XII той же I книги, озаглавленной "Мистерии веры, не могущие быть разглашенными для всех", Климент заявляет, что, так как не одни мудрые люди могут прочитать его произведение, "необходимо поэтому облечь в Мистерию выраженную мудрость, которой Сын Божий поучал". Требовалось очищение речи у говорящего и очищение слуха у слушающего. "Таковы были препятствия на пути к моему писанию. И даже ныне я боюсь, как сказано, `метать бисер перед свиньями, дабы они не попрали его ногами и, обернувшись, не растерзали нас'. Ибо весьма трудно предъявлять действительно чистые и прозрачные слова, относящиеся к истинному свету, свинским и невоспитанным слушателям. Ибо едва ли что либо могло быть более смехотворным для них; а с другой стороны, нет предмета более чудесного и вдохновляющего для тех, кто обладает благородной природой. Но мудрые не произносят устами того, что они обсуждают втайне. `Но что вы услышите на ухо, - говорит Господь, - то провозглашайте на крышах', повелевая им воспринимать тайные предания истинного знания и изъяснять их на открытом воздухе и с очевидностью; а то, что мы слышали на ухо, передавать тем, для которых это на потребу; но не повелевая нам сообщать всем без различия то, что им сказано в притчах. В моей же записи можно найти лишь одни очертания, в ней сеется истина; как разбрасываемые рукой семена, чтобы избежать внимания тех, кто подбирают зерна подобно галкам; если же они найдут хорошего хлебопашца, каждое из них прорастет и даст хлеб". Климент мог бы прибавить, что "провозглашать на крышах" означало провозглашать их в собраниях Совершенных или Посвященных, но вовсе не громко говорить первому встречному на улице. В другом месте он говорит, что все, "которые еще слепы и глухи, не имея понимания и не имея осеяния яркими видениями созерцательной души... должны стоять вне божественного Хора..." Почему, сообразно с сохранением втайне, подлинное священное Слово, "воистину божественное и необходимое для нас, хранимое в святилище истины, было у Египтян обозначаемо тем, что они называли adyta, а у Евреев - завесой. Только посвященные... имели доступ к нему. И Платон также считал незаконным нечистому прикасаться к чистому. Поэтому пророчества и оракулы выражаются загадками, и Мистерии не предъявляются немедленно всем и каждому, но лишь после известных очищений и предварительных наставлений"*13. Затем он подробно разъясняет символы, комментируя пифагорейскую, еврейскую и египетскую символику*14, и затем прибавляет, что не сведущий и неученый человек не может понимать их. "Но Гностик понимает. Посему-то и не подобает, чтобы все было предъявлено без разбора всем и каждому, или чтобы благодеяния мудрости сообщались тем, у кого душа даже и во сне не была очищена (ибо не позволено открывать случайному пришельцу то, что было добыто с таким усиленным трудом) и не должны быть Мистерии Слова передаваемы мирянам"*15. Пифагорейцы и Платон, Зенон и Аристотель имели рядом с внешними и сокровенные учения. Философы установили Мистерии, ибо "не более ли благотворно для святого и благословенного созерцания реальностей быть сокрытым?"*16 Апостолы также одобряли "прикрытие Мистерий Веры" ибо есть особое обучение для "совершенных", на которое есть указание в послании к Колоссянам*17. Таким образом, с одной стороны, имеются Мистерии, которые были сокрыты до времен Апостолов, и которые были переданы ими так, как они приняли их от Господа и, сокрытые в Ветхом Завете, были проявлены для святых. А с другой стороны, есть богатства славы тайны и у язычников, которая есть вера и надежда во Христе; в другом месте он то же самое называет "основанием". Он приводит Ап. Павла в доказательство того, что "познание принадлежит не всем", и говорит, ссылаясь на послание к Евреям*18, что "несомненно и у Евреев было нечто, устно переданное и не записанное"; а затем ссылается на Св. Варнаву, который говорит о Боге, как о "вложившем в наши сердца мудрость и понимание Своих тайн", и говорит, что "только немногим доступно

понимание этих вещей", в которых "следы гностического предания". "Посему обучение, разоблачающее скрытые вещи, называют просветлением, ибо лишь один Учитель может приподнять крышку кивота Завета"*19. Далее, ссылаясь на Ап. Павла, он разъясняет его замечание, обращенное к Римлянам так, что он хочет явиться к ним "с полным благословением благовествования Христа"*20 и что он таким образом определяет "духовный дар и гностическое толкование", тогда как в своем присутствии желает наделить их "полнотою Иисуса Христа, по откровению тайны, о которой от вечных времен было умолчано, но которая ныне явлена и чрез писания пророческие по повелению вечною Бога возвещена всем народам". Но лишь немногим из них показано, что означают те вещи, которые содержатся в Мистерии. И посему правильно говорит Платон, рассуждая о Боге: "Мы должны говорить загадками, дабы, попадись таблица по несчастному случаю, приключившемуся с ее листами на море или на суше, тот, кто прочтет их, оставался бы в неведении"*21. После усердного исследования греческих писателей и наведения справок в философии, св. Климент заявляет, что Гнозис, "сообщенный и открытый Сыном Божиим, есть мудрость... И сам Гнозис есть то, что перешло через передачу к немногим, переданное изустно Апостолами"*22. После подробного изложения жизни Гностика, Посвященного, св. Климент заканчивает так: "Да будет этот пример достаточен для тех, которые имеют уши. Ибо не подобает раскрывать тайну, но лишь указать так, что бы достаточно было для соучастников в знании постигнуть ее умом"*23. Считая, что св. Писания состоят из аллегорий и символов и что они скрывают истинный смысл для того, чтобы возбуждать пытливость и охранять невежественных читателей от опасности*24, св. Климент давал свое высшее обучение только хорошо подготовленным ученикам. "Наши Гностики глубоко ученые люди"*25 - говорит он. И в другом месте: "Гностики должны обладать эрудицией"*26. Приобретая способности предыдущей умственной подготовкой, возможно овладеть и более глубоким знанием, ибо, "хотя человек может верить, не обладая знанием, мы все же утверждаем, что невозможно для человека без учености понимать то, что объявляется в вере."*27 "Некоторые, считающие себя одаренными от природы, не желают прикасаться ни к философии, ни к логике; более того, они не хотят изучать и естественные науки. Они хотят одной только веры... Таким образом, я того называю истинно ученым, который приносит все для свидетельствования об истине, чтобы из геометрии, музыки, грамматики и самой философии, выбирая все полезное, мог бы он охранять веру от нападения... Как необходимо для того, кто желает разделять могущество Бога, трактовать интеллектуальные предметы путем философии"*28. "Гностик пользуется различными в ветвями учености, как вспомогательными упражнениями"*29. Из этих цитат ясно, до чего св. Климент был далек от мысли, что христианское учение мирится с невежеством необразованного последователя. "Кто сведущ во всех видах мудрости, тот будет по преимуществу Гностиком"*30. Таким образом, приветствуя и невежественного, и грешника, и находя в Евангелиях все необходимое для их духовной нужды, он думал, что только знающие и чистые могут быть годными кандидатами для Мистерий. "Апостол, для отличия от гностического совершенства, называет простую веру основанием, а иногда молоком"*31; но на этом "основании" должно быть возведено здание гнозиса, и пища взрослых должна заменить пищу младенцев. В этом различии, которое проводит св. Климент, нет ни жесткости, ни презрения, а лишь спокойное и мудрое признание истинного порядка вещей. Даже и хорошо подготовленные и ученые искатели гнозиса могли надеяться проникнуть лишь постепенно, шаг за шагом, в глубокие истины, раскрывающиеся в Мистериях. Это выступает ясно в комментариях св. Климента к видению Гермеса, где он дает указания и на способ, как читать оккультные произведения. "Та Сила, которая явилась Гермесу в Видении в виде Церкви, не дала ли и она для переписывания книгу, которую желала передать избранным? И ее, - говорит св. Климент, - он переписывал буква за буквой, не зная, как завершатся слоги". А это

означает, что Писание ясно для всех, если его читать в его низком значении, и что это и есть вера, которая занимает место основоположений. Вследствие чего и употребляется образное выражение "читать сообразно букве", тогда как гностическое раскрытие Писаний, когда вера уже достигла продвинутого состояния, сравнивается с чтением сообразно слогам... а раз Спаситель дал учение Апостолам, устное изложение записанного (Писаний) было передано также и нам, вписанное силою Бога в сердца новые, соответственно обновлению книги. Так, наиболее прославленные среди Греков посвящают плод помгранаты Гермесу, что, говорят они, равняется речи, в виду его истолкования. Ибо речь скрывает многое... что посему не только для тех, которые читают просто, приобретение истины столь трудно, но даже и те, которые имеют преимущество познавания истины, не удостаиваются сразу ее лицезрения, так учит история Моисея; пока не привыкнем взирать, как взирали Евреи на славу Моисея и как пророки Израиля - на сонмы ангелов, до тех пор и мы не станем способны взирать на великолепие истины лицом к лицу"*32. Можно было бы привести еще не мало ссылок, но и этих достаточно, чтобы установить тот факт, что св. Климент был посвящен в Мистерии ранней Церкви и писал для пользы тех, которые также были посвящены. Следующим свидетелем является его ученик Ориген, это светило науки, отличавшийся мужеством. правдивостью, кротостью и рвением, равные которым трудно найти. Что касается его трудов, то они остаются и до наших дней драгоценным рудником, в котором ищущие истины могут найти много сокровищ мудрости. В его знаменитой полемике с Цельсием, в которой он выступает в защиту христианства, встречаются частые ссылки на тайное учение*33. Цельсий, нападая на христиан, ссылается на то, что христианство есть тайная система, против чего протестует Ориген: он утверждает, что рядом с некоторыми учениями, которые сохраняются в тайне, многие даются всенародно и что так же система внешних (экзотерических) учений была в общем употреблении среди философов. В ниже приводимой цитате читатель увидит, какую разницу проводит Ориген между воскресением Иисуса в освещении историческом и "мистерией воскресения". "Сверх того, так как он (Цельсий) часто называет христианскую доктрину тайной системой (веры), мы должны опровергнуть его и в этом, так как почти весь мир более знаком с тем, что проповедуют христиане, чем с излюбленными мнениями философов. Ибо кому неизвестны утверждения, что Иисус рожден от непорочной Девы, и что Он был распят, и что Его воскресение есть предмет веры многих, и что ожидается общий суд, на котором грешники будут наказаны по своим заслугам, а праведные получат свою награду? И все же, Мистерия воскресения, не будучи понята, сделалась предметом насмешки среди неверующих. При подобных обстоятельствах говорить о христианской доктрине как о тайной системе представляется нелепостью. Но что имеются некоторые учения, не открываемые толпе, которые (раскрываются) после того, как экзотерические усвоены, - это не составляет особенности одного христианства, но и всех философских систем, в которых известные истины - внешние, а другие - внутренние. Некоторые из слушателей Пифагора были удовлетворены его ipse dixit, тогда как другие были обучаемы втайне тем истинам, которые не сообщались несведущим и недостаточно подготовленным людям. Сверх того, все Мистерии, которые совершались по всей Греции и по всем варварским странам, хотя и держались в тайне, не навлекли на себя посрамления, и, таким образом, он (Цельсий) вотще стремится клеветать на тайные доктрины христианства, доказывая тем, что он не понимает правильно их природу"*34.

- 7 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _