Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Анни Безант - Эзотерическое христианство.

- 3 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

о последние как аллегории, придавая неразумным с виду утверждениям и рассказам приемлемое для разума значение. За этим теоретическим мистицизмом существовали и практические указания, сокровенное духовное обучение, сообщавшееся лишь под известными условиями, которым должен был подчиниться каждый, желавший приобщиться к такому знанию. Св. Климент Александрийский упоминает о таком разделении Мистерий:

"После очищения, - говорит он, - следуют Малые Мистерии, в которых даются некоторые основы правил и предварительного подготовления к тому, что должно последовать, а затем Великие Мистерии, после которых нет ничего непознанного во всей вселенной и остается лишь созерцать и понимать природу вещей." *3 Это положение не может быть опровергнуто, насколько оно касается древних религий. Мистерии Египта были гордостью этой древней страны и наиболее благородные сыны Греции, как Платон, отправлялись в Саис и Фивы, чтобы получить посвящение у египетских Учителей Мудрости. Митраические Мистерии Персов, Орфические и Вакхические Мистерии и позднейшие Элевсинские полумистерии греков, Мистерии Самофракии, Скифии и Халдеи звучат для нас как нечто знакомое, по крайней мере по имени. Даже и при чрезвычайно пониженном уровне Элевсинских Мистерий значение их ставилось очень высоко самыми выдающимися людьми Греции, каковы Пиндар, Софокл, Изократ, Плутарх и Платон. В особенности они считались полезными по отношению к посмертному существованию, так как Посвященный узнавал из них то, что обеспечивало за ним потустороннее блаженство. Сопатр утверждал также, что Посвящение устанавливало сродство души с Божественной Природой и в обнародованном гимне к Деметре делаются замаскированные намеки на святое дитя Якха, на его смерть и воскресение, как они представлялись в Мистериях*4. Ямблих, великий теург третьего и четвертого века по Р. Х., дает много сведений относительно Мистерий. Теургия была магической, "последняя часть жреческой науки"*5, и применялась она в Великих Мистериях с целью вызвать появление Высших Существ. Теория, на которой основывались эти Мистерии, может быть изложена в коротких словах: существует Единое, предшествующее всякому существованию. Недвижное, Пребывающее в одиночестве Своего собственного единства. Из Него возникает верховное Божество, Самозачатое, Благо, Источник всех вещей, Корень всего, Бог Богов, Первая Причина, раскрывающая Себя как Свет.*6 . От него происходит Постижимый Мир, или идеальная вселенная. Мировой Разум, Nous, и бестелесные Боги относятся сюда же. От Мирового Разума происходит Мировая Душа, к которой принадлежат "божественные разумные формы, каковые присущи видимым телам Богов"*7. Затем следуют различные Иерархии сверхчеловеческих существ: Архангелов, Архонов (Правителей) или Космократов, Ангелов, Демонов и т. д. Человек есть существо низшего порядка, но он связан с упомянутыми Иерархиями своей природой и способен познать их; это знание приобреталось им в Мистериях, и оно вело к соединению с Богом*8. В Мистериях излагались эти учения, "происхождение и возвращение всех вещей от Единого и к Единому и полное господство Единого"*9 и кроме того вызывались различные Духовные Существа, которые появлялись иногда для того, чтобы учить, иногда для того, чтобы одним своим присутствием возвышать и очищать. "Боги, - говорит Ямблих, - будучи благожелательны и милостивы, сообщают свой свет теургам в безмерном изобилии, призывая их души к себе, создавая для них связь с собою и приучая их, пока они еще в теле, отделяться от своих тел и соединяться со своим вечным духовным началом."*10 Ибо "душа имеет двойную жизнь, одну, соединенную с телом, а другую - отделенную от всего телесного"*11, ввиду чего необходимо научиться отделять ее от тела, чтобы она могла соединяться с Богами посредством своей разумной и божественной части и познавать подлинные основы знания и истины духовного мира*12. "Присутствие богов придает здоровье нашему телу, праведность нашей душе, чистоту нашему уму, и, одним словом, поднимает в нас все до своей истинной природы. Оно представляет то, что нетелесно, как телесное для очей души, через посредство телесного зрения"*13. Когда появляются боги, душа получает "освобождение от страстей, трансцендентное совершенство и всепревышающую энергию, и она участвует в божественной любви и в безмерной радости"*14. "Таким путем мы достигаем божественной жизни и становимся действительно божественными".*15 Высочайшая точка Мистерий достигалась тогда, когда Посвящаемый становился богоподобным или вследствие соединения с бож

ественным Существом, или вследствие осуществления божественного Я внутри себя. Это и называлось экстазом и было состоянием, которому индусские йоги дали бы название высочайшего Самадхи; физическое тело находилось при этом в трансе, а освобожденная душа совершала свое собственное единение с Великим Единым. Подобный "экстаз" не есть в строгом смысле способность. Это есть состояние души, которое преобразует последнюю в такой степени, что она начинает видеть то, что ранее было сокрыто от нее. Состояние это не может быть постоянным, пока наше соединение с Богом не станет неизменным. Здесь, в земной жизни, экстаз может быть лишь временной вспышкой... Человек может перестать быть человеком и стать Богом; но человек не может быть Богом и человеком в одно и то же время*16. Плотин утверждает, что он достигал такого состояния "лишь три раза". И Прокл учил так же, что единственное спасение для души есть возврат к своей духовной форме, что позволит ей избежать "круга рождений и обильных странствований" и достигнуть истинного Бытия, "единообразной и простой энергии периода тождества, вместо обильного страннического движения того периода, который характеризуется различием". Это и есть та жизнь; которую искали посвящаемые Орфеем в мистерии Вакха и Прозерпины, и она есть результат упражнения в очищающих, или "катарси-ческих" добродетелях*17. Эти добродетели были необходимы для Великих Мистерий, так как они влияли на очищение тонкого тела, в котором душа действовала, когда она была вне физического тела. "Политические" или практические добродетели принадлежали к обыкновенной жизни человека и достижение их до известной степени требовалось для вступления даже в такую школу, какая описана ниже. Затем следовали "катарсические" добродетели, посредством которых тонкое тело, проводник эмоций и низшего разума, было очищаемо; затем -"интеллектуальные" добродетели, относящиеся до Augoeides или светлого тела, служащего проводником для интеллекта; и наконец - созерцательные или "парадигматические" добродетели, благодаря которым осуществлялось единение души с Богом. Порфирий пишет: "тот, кто действует сообразно с практическими добродетелями, есть достойный человек, но тот, который действует сообразно с очищающими добродетелями, есть ангелоподобный человек или добрый гений (daimon). Тот, кто действует сообразно с интеллектуальными добродетелями, есть Бог; тот же, кто действует сообразно с парадигматическими добродетелями, есть Отец Богов."*18 Многие поучения давались в Мистериях высшими Иерархиями, и Пифагор, великий Наставник, получивший свое посвящение в Индии и дававший своим ученикам "истинное познание вещей", обладал, как утверждают, таким знанием музыки, что он мог посредством нее господствовать над самыми дикими страстями людей и просветлять их разум. Примеры такого господства даются Ямблихом в его "Жизни Пифагора". Нужно думать, что титул Феодидактоса, данный Аммонию Саккосу, учителю Плотина, относится не столько к возвышенности его учения, сколько к этим божественным знаниям, полученным им в Мистериях. Некоторые из употреблявшихся в Мистериях символов объясняются Ямблихом, который велит Порфирию изъять из своей мысли образ символа и достигнуть его внутреннего значения. Так "тина" означало все телесное и материальное; "Бог, сидящий над лотосом", означало, что Бог превышает и тину и разум, символом которого служил лотос и что, будучи неподвижным, он установлен в Самом Себе. Если же Он "плыл в корабле", этим изображалось Его господство над миром и т. д.*19 Относительно такого употребления символов Прокл замечает, что "орфический метод имел целью раскрытие божественных вещей при помощи символов; этот метод принадлежит всем писавшим о божественном познании. Пифагорейская школа в древней Греции была закрыта в конце шестого столетия до Р. Х., преследуемая гражданской властью, но другие общины продолжали существовать, сохраняя священную традицию. Мид утверждает, что Платон облек последнюю в интеллектуальную форму, чтобы охранить ее от все увеличивавшейся профанации, тогда как Элевсинские обряды сохранили некоторые из ее форм, потеряв всю их внутреннюю

суть. Неоплатоники продолжали дело Пифагора и Платона, и их произведения следует изучать всем, желающим иметь понятие о величии и красоте, которые сохранялись для мира в Древних Мистериях.

Пифагорейская школа может служить типом дисциплины, которая требовалась перед посвящением в Мистерии. По поводу этого Мид дает много интересных подробностей*22 и замечает: "Авторы античного мира согласны между собой, что этой дисциплиной удалось вызвать к жизни высочайший человеческий тип, отличавшийся не только чистейшим целомудрием, но также и простотой манер, большой деликатностью и вкусом к серьезным занятиям, равных которым нельзя было найти нигде. Это признается и Христианскими писателями."

Пифагорейская школа имела внешних учеников, которые не оставляли семейных и общественных обязанностей, и выше приведенные слова относятся к ним. Что касается внутренней школы, то в ней было три ступени - первая ступень Слушателей, которые учились в течение двух лет в полном безмолвии, стремясь овладеть оккультными знаниями; вторая ступень цвета и звуки; на третьей ступени Физиков нужно было овладеть космогонией и метафизикой. Эти три ступени вели к истинным Мистериям. Вступающие в школу должны были отличаться "незапятнанной репутацией и уравновешенным характером". Тесное сходство между методами и целями, преследовавшимися в этих различных Мистериях, и методами и целями индусской Йоги, бросается в глаза даже самому поверхностному наблюдателю. Но нет никакой необходимости предполагать, что античные народности извлекали свои познания из Индии: все они исходят из единого источника, из Великой Ложи центральной Азии, которая высылала своих Посвященных во все страны. Все они учили одним и тем же доктринам и применяли одни и те же методы, ведущие к одинаковым целям; существовали постоянные взаимные отношения между Посвященными всех народов и у них был общий язык и общий символизм. Так, Пифагор путешествовал по Индии и получил там высокое Посвящение, а позднее Аполлоний Тианский следовал по его стопам. Такой же индусский характер носят произнесенные перед смертью слова Плотина: "Ныне стремлюсь я отвести обратно мое Я к Всеобщему Я."*23 Среди индусов разрешение преподавать божественные знания одним только достойным было всегда строго соблюдаемо. "Глубочайшая Мистерия конечного знания... не может быть выдана никому, кроме сына или ученика, и никому с беспокойной душой"*24. В другом месте, после описания Йоги, мы читаем: "Восстань! Пробудись! Найдя Великих Учителей, слушай! Путь столь же труден для следования, как острие бритвы. Так говорят мудрецы".*25 Учитель необходим, ибо одних писанных поучений недостаточно. "Цель познания" познать Бога, а не только верить в Него; стать единым с Богом, а не только поклоняться издали. Человек должен познать реальность божественного Существования и затем узнать, а не только смутно верить и надеяться -что его собственная глубочайшая суть едина с Богом и что цель жизни - осуществить это единство. И если религия не может привести человека к такому осуществлению, она не более как "медь звенящая или кимвал бряцающий".*26 Также было распространено и сознание, что необходимо научиться покидать свое плотное тело: "Да отделит человек с твердостью ее (душу) из своего тела, как стебель отделяется из своего влагалища"*27. И было написано: "В золотых высочайших ножнах пребывает беспорочный неизменный Брама. Он есть сияющий белый Свет светов, знакомый знатокам внутренней Сути"*28. "Когда ясновидец видит золотоцветного Создателя, Господа, Духа, лоно которого есть Брахман, тогда, отбрасывая одинаково и достоинство и недостаток, беспорочный Мудрец достигает высочайшего соединения".*29 И евреи также не были лишены сокровенного знания, и у них были свои школы Посвящения. Собрание пророков в Навафе, под председательством Самуила*30, являлось такой школой, и в ней производилась устная передача преемственных знаний. Подобные же школы существовали в Вефине и в Иерихоне*31; и в книге Крюдена "Concordance"*32 встречается следующее интересное замечание: "Школы или коллегии пророков - первые школы, о которых имеется отчет в Священном Писании, где "дети" пророков, что означает их учеников, жили в условиях уединенной и суровой жизни, в постоянном обучении и медитации и в чтении Закона Божия... Этим школам или Обществам Пророков пришли на смену Синагоги". Каббала, в которой заключено наполовину раскрытое учение, является "в том виде, в каком она сейчас" современной компиляцией, так как часть ее составлена Раввином Моисеем де Леон, который умер в 1305 г. по Р. Х. Каббала состоит из пяти книг: Бахир, Зохар, Сефер, Сефирот, Сефер Иецира и Аш Мецарет; утверждают, что ее происхождение - устная передача, идущая из глубокой древности, если "древность" рассматривать с точки зрения исторического летоисчисления. Доктор Уинн Уэсткотт г

- 3 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _