Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Ричард Кавендиш - Черная Магия.

- 8 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Спустя месяц один из последователей Буллана, Освальд Уэрт, также вышел из группы и в отвращении покинул Лион. Де Гуайта и Уэрт объединились и в мае 1887 года отправили Буллану послание, где сообщили, что судили его и вынесли ему приговор. Позднее они поясняли, что всего лишь хотели выставить его на публике как негодяя, но Буллан был убежден (возможно, вполне справедливо), что они намереваются убить его с помощью черной магии. Он принял необходимые оборонительные меры, и началась великая "битва колдунов".

Историю этого магического турнира сейчас невозможно читать без смеха, однако участникам "битвы" в то время она вовсе не казалась забавной. Точно неизвестно, применяли ли вообще де Гуайта и его сторонники какие-то заклинания против Буллана, но сам Буллан был в этом убежден и в страхе за свою жизнь обрушил на головы врагов самые чудовищные заклятия, какие только могло породить его воображение. Ему помогала его экономка - ясновидящая Жюли Тибо. Еще один сторонник Буллана, Жюль Буа, описывая лионские события, сообщил, что однажды Буллан попросил Жюли Тибо "посмотреть", что делают его противники. Та ответила, что они помещают портрет Буллана в гроб (чтобы убить его посредством имитативной магии). В другой раз она заявила, что враги служат против Буллана черную мессу. В ответ Буллан провел церемонию под названием "жертвоприношение Славы Мелхиседека" , в которой "женственный обряд, сочетаясь с мужественным обрядом, красное вино смешиваясь с белым, сотворили... победоносное волнение, повергшее алтари и насмерть сокрушившее иерофантов сатанизма". К несчастью для Буллана, выяснилось, что "иерофанты сатанизма" испытали только временные неудобства, ибо спустя какое-то время в его доме услышали таинственные стуки, похожие на удары кулаков по телу. На лице Буллана появились следы побоев; с громким криком он разорвал на груди одежду и показал окружающим рану, из которой текла кровь . С 1890 года сторонником Буллана являлся также известный романист Ш. М. Ж. Гюисманс, в чьем романе "Там, внизу" (1891) содержится одно из самых знаменитых описаний черной мессы. Гюисманс был вместе с Булланом в Лионе в 1891 году. К этому времени Буллан завербовал себе еще одну ясновидящую: услуг Жюлм Тибо ему уже не хватало. В группе Буллана были убеждены, что де Гуайта пытался отравить эту девушку. Они верили, что тот способен превращать яды в пар и пересылать их по воздуху в тело жертвы. (Считали также, будто у де Гуайты есть дух-союзник, которого тот держит взаперти в чулане и выпускает при необходимости.) В письме к другу Гюисманс утверждал, что де Гуайта "сейчас, должно быть, лежит в постели, а рука, куда он делает уколы морфия, раздулась, как воздушный шар...". Буллан же "носится по дому, как безумный. Мне сказали, что де Гуайта отравил маленькую ясновидицу, которая тут же нанесла ответный удар по закону возврата. Потому было бы интересно узнать, действительно ли де Гуайта слег. Об наши женщины говорят, что видят его в постели". Под "законом возврата" Гюисманс понимает магический принцип, по которому сила, не сработавшего заклинания возвращается к чародею и обрушивается на него самого.

В другом письме Гюисманс сообщает: "Буллан мечется, как тигр, в клетке, сжимая в руке одну из своих облаток, и призывает на помощь святого Михаила и вечных юстициариев вечного правосудия; потом он встает перед алтарем и кричит: "Порази Пеладана, s.d.P., s.d.P.!" А маман Тибо, сложив руки на животе, объявляет: "Свершилось!"'. (Пеладан был одним из членов группы де Гуайты .)

Гюисманс проникся уверенностью, что и сам стал одной из мишеней чародейства де Гуайты. Он ощущал рядом с собой присутствие незримой силы и чувствовал, как что-то холодное касается его лица. Ночью, в постели, на него обрушивались удары "флюидических кулаков". Его кот, по-видимому, страдал от тех же симптомов. Гюисманс обратился за помощью к Буллану. Буллан передал ему одну из отмеченных кровью облаток из коллекции Винтра, а также чудодейственный состав из мирры, ладана, камфары и гвоздики, который следовало сжигать в камине, чтобы отогнать злые силы. (Специи, как и соль, наделялись антидемоническими свойствами, ибо они тоже были консервантами.) Однажды Буллан посоветовал Гюисмансу, чтобы тот на следующий день оставался дома и не ходил в свою контору. Гюисманс послушался, а затем узнал, что в тот день, в его отсутствие, на его рабочий стол упало тяжелое зеркало. Если бы он в тот момент сидел за столом, то почти наверняка погиб бы.

"Битва колдунов" достигла высшего накала в начале 1893 года. 3 января Буллан в письме к Гюисмансу сообщил, что начавшийся год будет крайне неблагоприятен. "Сочетание цифр 8-9-3 предвещает зло" (вероятно, из-за того, что сумма этих трех цифр составляет 20, а сумма цифр, образующих число 20, равняется 2; двойка же - число зла и Дьявола). Накануне ночью Жюли Тибо увидела во сне де Гуайту, а рано утром услышала крик "зловещей черной птицы смерти. Это был вестник атаки". Буллан проснулся в три часа утра, почувствовав удушье. На полчаса он потерял сознание, но уже около четырех утра решил, что опасность миновала, - и ошибся. Он умер на следующий день, 4 января .

И Гюисманс, и Жюль Буа были убеждены, что Буллана убили магическим способом. Буа выступил против де Гуайты с яростными нападками в прессе, обвинив его в занятиях черной магии. Де Гуайта вызвал его на дуэль на пистолетах. В ожидании назначенного дня обе стороны лихорадочно сотрясали воздух все новыми и новыми заклинаниями и заговорами. По дороге к месту дуэли лошади, запряженные в карету Буа, внезапно остановились как вкопанные, затем затряслись крупной дрожью, словно увидели самого дьявола. Так продолжалось минут двадцать. Наконец оба противника прибыли на место дуэли и выстрелили друг в друга, но оба промахнулись. После выяснилось, что в стволе одного из пистолетов застряла пуля. Сторонники Буа не сомневались, что выстрелил именно его пистолет и что они чарами заставили пулю де Гуайты остановиться.

Три дня спустя Буа снова дрался, на дуэли - на сей раз на шпагах, с другом де Гуайты, оккультистом, который взял себе псевдоним "Папюс" ' и написал стандартный учебник по гаданию на картах Таро. По дороге с Буа снова случились неприятности, которые он опять-таки приписал магическому вмешательству. На сей раз, он взял новую лошадь, но она споткнулась, упала и перевернула карету. Буа прибыл на место дуэли покрытый синяками и ссадинами. Дуэль состоялась, но оба противника снова остались целы и невредимы.

Пока во Франции разворачивались все эти жуткие события, в Англии возникло другое оккультное общество - Орден Золотой Зари. В период наивысшего расцвета этот орден насчитывал сотню членов; у него были ложи в Лондоне, Париже, Эдинбурге, Бредфорде и в Уэстон-сьюпер-Мэр. В Ордене Золотой Зари состояли, среди прочих, знаменитый поэт Уильям Батлер Йейтс, двое авторов оккультных триллеров - Элджернон Блэквуд и Артур Мэйчен , - а также королевский астроном Шотландии и пожилой священник, тридцать лет назад создавший эликсир жизни, но так и не решившийся его принять. Теперь же, когда эликсир действительно понадобился, оказалось, что он испарился. Кроме того, членом ордена был эксцентричный оккультист Алан Беннет (1872-1923), который впоследствии, в 1900 году, стал буддийским монахом. Его воспитали в католической вере, однако в 16 лет он отрекся от христианства, узнав о том, как рождаются дети. Как писал Алистер Кроули, реакция Беннета была примерно следующей: "Неужели всемогущий Бог, которому его учили поклоняться, мог изобрести столь отвратительный и унизительный способ продолжения рода?! Такой Бог, находящий удовольствие в мерзости, может быть только Дьяволом". Беннет повсюду носил с собой стеклянный канделябр, которым однажды ударил некоего теософа, осмелившегося усомниться в его оккультном могуществе. "Чтобы привести этого недоверчивого господина в чувство, понадобилось четырнадцать часов" Самым драгоценным достоянием Ордена Золотой Зари был таинственный шифрованный манускрипт. В 1884 г. его нашел в лондонском книжном киоске некий священник по имени доктор Вудман. Не сумев расшифровать манускрипт, Вудман показал его доктору Уильяму Уинну Уэсткотту, который считался авторитетным специалистом в каббалистике и совмещал должности коронера Лондона и верховного мага Английского общества розенкрейцеров. Уэсткотт тоже не смог разобраться в шифре. Тогда решили обратиться за советом к Сэмюэлу Лидделлу Мазерсу. Мазерсу в то время было сорок с небольшим лет. О ранних годах его жизни почти ничего не известно, не считая того факта, что он учился в Бедфордской классической школе. С помощью своей жены, которая была наделена даром ясновидения. Мазере расшифровал таинственный манускрипт; оказалось, что в нем разбираются некоторые проблемы каббалы и Таро. Вступив в Орден Золотой Зари, Мазере, словно кукушонок в чужом гнезде, тут же принялся выбрасывать за борт основателей общества и наконец взял власть в свои руки. Он объявил, что поддерживает магическую связь с тремя Тайными Руководителями в Париже, которые якобы утвердили его в должности Явного Главы Ордена. Последним из отцов-основателей ряды ордена покинул Уэсткотт в 1897 году (и в том же году в возрасте тридцати шести лет умер от передозировки наркотиков маркиз Станислас де Гуайта). В своем предисловии к изданию "Разоблаченной Каббалы" под редакцией Мазерса в 1938 году миссис Мазере писала, что члены Ордена Золотой Зари исследовали "разумные силы, управляющие Природой, а также устройство человека и его отношения с Богом"; они ставили перед собой достойную магическую цель, стремясь к тому, чтобы человек "в конце концов соединился с Божественным Человеком, скрытым в нем самом...". Но несмотря на столь возвышенные устремления, между членами ордена постоянно вспыхивали личные ссоры, особенно после того, как Алистер Кроули вступил в орден и попытался отобрать власть у Мазерса. Многие члены ордена обвиняли Мазерса в абсурдно высоких претензиях (он утверждал, будто получает духовное руководство из Храма Святого Духа), и все эти конфликты и раздоры привели к распаду ордена. Позднее его возродил и возглавил авторитетный оккультист А. Э. Уэйт. Мазере и его жена Мойна, сестра философа Анри Бергсона, жили в Париже. (Мазере пытался увлечь Бергсона магией, )но безуспешно.) Интерьер их дома напоминал египетский храм; они проводили "египетские богослужения", взывая к богине Исиде. Мазере в таких случаях облачался в длинное белое одеяние с металлическим поясом, на котором были выгравированы знаки Зодиака; его запястья и лодыжки украшали браслеты, а плечи покрывала шкура леопарда. Он был убежден, что происходит из шотландского клана Макгрегоров, и величал себя Макгрегором Мазерсом, кавалером Макгрегором и графом де Гленстреем. У. Б. Иейтс, чье магическое имя в Ордене Золотой Зари звучало как "Daemon est Deus Inversus" ("Дьявол суть оборотная сторона Бога"), часто навещал супругов Мазере в Париже. По вечерам они играли в причудливые шахматы для четырех игроков. Йейтс и миссис Мазере играли против Мазерса и духа. Прежде чем передвинуть фигуру за своего бестелесного партнера, Мазере прищуривался и старательно вглядывался в пустое кресло по другую сторону доски, где якобы восседал дух .

- 8 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _