Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Странник - Алмаз сознания.

- 65 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вот и заканчиваю краткое повествование о своих духовных поисках. Я сопровождал мысленно, вёл сам себя по воспоминаниям своих переживаний и в целом по линии своей прежней жизни. И всё это время меня не покидала странная раздвоенность. Будто где-то в отдалении, за туманом времени присутствовал и действовал мой двойник, моё другое "я". Это "Я" моего прошлого, такое живое и близкое, и одновременно - фантом, мираж. Но наблюдало и оценивало за своим прошлым "Я" моё "Я" настоящее, критическое. Кто же является более реальным? А, может быть, и моё наблюдающее "Я", - очередная иллюзия? Так где же запрятано тогда моё подлиное, истинное "Я"?!

Всё-таки нашёл, нащупал где... Знаю теперь, в каком направлении продолжать искать. Знаю о ГЛАВНОМ. Но вот, что странно: когда уже почти обнаружил, опознал Алмаз и протянул страстно к его сказочному Свету руки, вдруг... всё отнялось, исчезло, но верю и знаю...

В этой книге я собрал осколки своей жизни. Наблюдаю сейчас, как приближается, стягивается моё прошлое и силится соединиться с настоящим. С прошлым я в расчёте. Вот мой двойник устремляется ко мне, пишущему эти строки, и входит в моё тело, соединяется со мной. Всё, больше вспоминать нечего. Буду писать из настоящего...

Мне, по-прежнему, очень плохо. Каждый день даётся с трудом...

Ранее я совсем не понимал, что такое духовный путь, почему он узкий, тесный, трудный. Теперь понял: я остался наедине со своими страданиями, болезнями, муками и никто мне не сможет помочь.

Нас только двое: я и косматый, ужасный демон разрушения, Оборотень сознания. Он заставляет в самой полной мере ощутить реальность и подлинность дьявола...

И чем глубже в опыте познаёшь реальность Бога, - тем явственнее различаешь и силуэт, и деяния Князя мира сего. Люди почти ничего не знают об этих двух действующих во вселенной могучих Силах...

Мне многое было дано прожить, прочувствовать и узнать. Удалось вкусить настоящей, наполненной до самых краёв жизни. А теперь я откинут назад, к своему прежнему уровню, словно и не было никаких десяти лет напряжённого духовного поиска. Это очень мучительное и длительное состояние! Один томительный час такой жизни внутренне переживается, как целый год, а я живу в своих физических и душевных страданиях так уже несколько лет...

В то же время я стал другим. Уже не сбросить накопленную энергию осознания. Она даёт возможность чувствовать всё своё тело, уловить малейшие нюансы любого энергетического движения и протекания жизни в нём. Чувствительность и осознанность - колоссальны! Но тело очень больное. Я задыхаюсь в нём, как в тесном не по размеру, скафандре. Тебя будто ежедневно душат, грубо давят, ломают, мнут - фашистское гестапо, а не жизнь! К тому же наркотическая зависимость от осознанных сновидений - настоящая ломка! Это ужасно...

Оставил меня и Бог, и Странник. Ах, как остро, болезненно, страдальчески переживается такая оставленность! Ты словно в аду...

Ко всему этому добавилась нервная истощённость, хроническая бессонница, постоянная утомляемость, внутренние ожоги, психическая изнемогание; тягостное томление и беспокойство... Кажется, что и нет никакого Бога, что всё обман. Периодически приходят мысли о самоубийстве. Сначала они подкрадываются как игра воображения, "просто так", как возможный исход освобождения от страданий. Потом...

Но Бог - есть!

Измотан я морально и физически. Уже несколько лет Странник не приходит ко мне. Но одновременно знаю, что без серьёзного и длительного испытания не будет великой награды.

В результате магической, разрушительной практики сновидений многие мои физиологические органы оказались серьёзно поражёнными. Внезапно открылся целый блок урологических заболеваний: жестоко воспалились сразу три органа - почки, мочевой пузырь и предстательная железа. У меня отказывают почки. В городе в любой момент я был готов вызвать "Скорую помощь", сюда же в деревню никто из врачей не приедет или приедет уже слишком поздно...

Я не сплю по ночам. Мне приходится за ночь вставать в туалет по десять-пятнадцать раз! Удивительное дело! Я умудрился обратить свою тяжкую болезнь в преимущество! И без того пристрастно внимая своим сновидениям, к их тайнам, я фанатично погружаюсь в их материал ещё глубже! Фактически я помню, контролирую, а в некоторых случаях всё же участвую с частичным, дневным сознанием в большинстве - во всех! своих сновидениях. И так каждую ночь, и это продолжается годами. Я наблюдаю и исследую, как зарождается самый первый сновидный образ; как оживает, "просыпается" внутри физического тела тело сновидений; в какие взаимоотношения входят между собой различные энергии, как они создают сценарий сна и как сворачивают сюжет к его концу. Я отслеживаю, как проявляется, "ведёт" и реализуется Голос Сновидения, многим неизвестный. Я пробираюсь через материал сновидений к ещё более закрытым тайнам, высветляя внутренние камушки-самоцветы, и поражаюсь тому, что самое сокровенное о себе в своих сновидениях человек "просыпает", вытесняет и не помнит.

Погибаю сейчас в самом прямом смысле...

Странные, ужасные, кошмарные вещие сны случаются со мной. Они сбываются.

Снилось, что меня заколачивают живого в гроб, - мне было душно, и в жуткой, отчаянной безысходности я закричал, что ещё живой! И проснулся от собственного крика.

Часто слышу, как по ночам ходит по комнате, когда я нахожусь в просоночном состоянии, какой-то зловещий призрак. Шаги его гулкие, решительные, грозные, беспощадные. Вот приближаются ко мне эти страшные звуки его шагов... Склоняется надо мной страшный силуэт и обнимает меня своим противным жаром. Это - Демон разрушения. Задыхаюсь от его объятий, весь сжимаюсь в ужасе...

Ещё сон: явственно слышу колокольный звон и тихий размеренный голос священника. Меня, умершего, отпевают: наконец-то отмучился и отстрадал... И в этом монотонном молитвенном причитании чувствую отдохновение, и покой...

Умираю я. Всё во мне должно умереть - таков путь. Не умрёшь - не воскреснешь к новой, духовной жизни. Но как больно, жутко, тягостно, мучительно умирать своим сознанием!... Словно рубят на части твоё живое тело: сначала отрубают руку, потом вырывают зуб, потом ногу...

Отмирают мои страсти, духовные желания и планы...

Примитивно устроен человек: он отвращается и в страхе бежит от любого страдания, и тянется к всевозможным удовольствиям.

Я уже ничего из эзотерики не читаю и никуда уже не стремлюсь. Но Странник оставил во мне надежду, которая, как маленькая свечечка, то теплится в моём сознании, то затухает, тлеет, то вновь возгорается...

И слышится, всё слышится мне тихий, знакомый голос в тиши: без распятия нет воскресения...

И в самом деле каждый новый день для меня, как повторное распятие на старом кресте - ежечасное преодоление боли, душевное усилие, сопротивление. Душа не приемлет это.

И ещё - приходиться быть - стал я философом. Абстрактный Философ - мой новый мудрый Учитель. Он спокоен и отстранён от жизни. От его головы исходит невидимый рассеянный умиротворённый серебряный туман. Новый учитель не от мира сего, он погружён в пространство возвышенных одухотворённых мыслей и идей. Они витают высоко в воздухе... И я с надеждой устремляюсь туда, - вдруг с духовного Неба засветит...

Ухожу в леса. Брожу босым по дорогам под солнцем, под звёздным небом. И падают, падают откровениями сверху огненными стрелами и мягкими звёздными вспышками мне в голову неожиданные мысли. Они по ночам откликаются откровениями в моих снах. Сколько философских, оригинальных идей и озарений о жизни и космическом бытии меня посещает! От такой глубины голова кружится, дух захватывает! Какова же сила индивидуального света сознания, и в какие космические дали оно способно распространять себя - всё и вся мыслью своею простреливаешь! Думаешь уже не о своём мелком ограниченном "Я", а о судьбах всего человечества, проникаешь на уровень планетного сознания, постигаешь возможный исход всей планетарной системы, перепрыгиваешь на масштабы вселенной... Ух!!! Ещё шире растекается моё сознание: проникаю в такое непостижимое и запретное, что боюсь сойти с ума... Ай, да мой новый учитель-Философ! Черпаю удовольствие в интеллектуальном труде. Лишь отрешившись от мирской суеты и возможно постигать жизнь! В этом и окружающей природе нашёл я отдохновение от своих духовных страданий. Именно природа поддерживает во мне едва теплящуюся жизнь...

И, конечно же, спасает моя рукопись.

Иногда захаживаю к своему соседу-еврею, шестидесятилетнему, лысоватому Грише. Когда он трезв, то вполне разумен. Но повязал, скрутил его пожизненно Зелёный Змей, и нет мне никакой возможности ему помочь, потому что погибаю сам... Страдает Григорий, горит в огне алкогольном. Высыхает его тело, и хочется ему пить, пить всё больше и больше. Но не насыщает деревенская самогонка. И заливает в себя мой сосед всё новые и новые порции. Он подкупает меня своей искренностью, откровенными рассказами из своей жизни и пьяной добротой. Часто он угощал меня плодами со своего огорода, потому что на моём участке всё созревало гораздо позже. Жаль Гришу... Оба мучаемся: он от одного, я от другого.

Жила с Григорием и его возлюбленная, - женщина его возраста по имени Любушка. Оба они вместе крепко, запойно пили. Любушка характер имела добрый, незлобливый. А когда умерла Любушка на руках Гриши от цирроза печени, то стал он пить ещё более остервенело, яростней и отчаянней, словно сам себя хотел побыстрее истребить, разделаться со своей жизнью.

Снился мне сон. Попали мы с Гришей в ад, к самому дьяволу (мне тоже было за что). Сидим у него в просторном зале. Стол для нас накрывают. Прислуживает нам человек с обугленным, голым черепом. Сам Дьявол сидит перед нами, - грозный, бесстрастный воин с доспехами и внешностью монгола. Пронзительные щелки глаз. Думаю, взять и проткнуть его кинжалом. Но тут же испугался, он же, думаю, сволочь, понимает и читает наперёд мои мысли. Подали блюда. Стол бедный. Грише самогонки наливают, на закуску селёдка. Я не пью, обстановку изучаю. Кругом слуги дьявола.

- Ну, вот, - говорю своему соседу, - влипли мы с тобой. Говорил же я тебе, нужно духовно очищаться. И в свойственной мне оптимистической манере: - Поживём-увидим, ерунда, - прорвёмся!

Всегда пьяный Гриша любит рассказывать мне про свою жизнь в деталях и откровениях. Она интересна. Мы спорим о Боге, о том, если жизнь после смерти. И я пытаюсь аргументировано излагать ему свои мысли о том, что всё есть: и Бог, и загробная жизнь...

Иногда Гриша соглашается с моими доводам и принимает существование Бога, но уже через час в нём берёт верх его стойкое, неукротимое материалистическое начало. Понимает, что губит себя, истязает, погибнет скоро, но мировоззрение не позволяет закричать о помощи и спасении.

- Я - сомневающийся в том, что есть какой-то Бог, - говорит о себе Гриша. - Если он есть, и меня ожидает ад и вечные муки, почему же мне Бог не являет себя и не даёт возможности моего спасения? Не ужель, так жестоко устроен мир?

- 65 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _