Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Странник - Алмаз сознания.

- 61 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

В музыке, и особенно монашеской и церковной, существует ещё один эзотерический аспект - передача безмолвного знания в виде тайных сердечных энергий. Речь идёт о передаче духовно-родовой, исторической и преемственной...

Я как-то подсмотрел во время праздничной церковной-православной службы... Как озарилось внезапно чистым духовным светом лицо уже немолодой прихожанки, как наполнились её глаза жизнью и счастьем, и как она мгновенно помолодела и стала величественно-прекрасной! Нередко такое духовное просветление в церкви случалось и со мной.

Православная музыка - это традиция живого голоса. Она замечательна, великолепна! Она непревзойдённо духовна! Она идеально прозрачна и высока! Человеческий голос, особенно вступающий или выступающий (солирующий) голос из хора, может быть необыкновенно духовным и музыкальным. Сам церковный хор представляет собой монолитное духовное единство, некое милое, энергетическое родство. Хоровое православное пение - это сила русского Духа! А сменяющий хор одноголосый молитвенный, монотонный, несколько заунывный церковный речитатив приводит к остановке ума, и тогда!...

И тогда замирает, останавливается ум и открывается духовное сердце! В это время слушаешь духовную музыку только сердцем...

В эти драгоценные минуты многоголосия, особенно праздничные, с их изящным, неповторимым музыкальным рисунком наделяют тебя необыкновенным прозрением и духовной мощью. Заставляют трепетать, переживать неописуемую красоту и испытывать непередаваемое эстетическое удовольствие. Это и есть не что иное, как прорыв к великому Алмазу!...

Прорыв к Алмазу... Ты ощущаешь это как что-то очень и очень милое, родное, сокровенное, как память о давно утраченном и забытом. Как грандиозно доброе и великое. Как льющееся питающее материнское тепло и безупречную отцовскую защиту. Как дыхание Самого Бога! Который даёт столько возможностей и путей приближаться к нему!

Ах, как умеет само человеческое сердце слушать, играть и петь!

Деревенская зарисовка

Мистика, эзотерика, волшебство, тайны... Начинаю трансцендировать свой духовный азарт. Угомонился, наконец. Жизнь человека в большей степени состоит из ничего-непримечательного. И в то же время... Начинаю ценить каждое мгновение жизни в его абсолютной простоте! Проживаю крупицы своей жизни, которые для меня стали драгоценными и неповторимыми...

Читал в деревенском уединении И. Тургенева. Захватило! С каким изяществом и любовью он описывает русскую природу, и как это близко по духу! Радость со страниц его книги взметнулась и набросилась на меня! Радость во мне такая тихая и одновременно - лихая, неуемная! Значит сердечная дверца открылась.

Вышел из дома, прошёлся по огороду, окинул нежным, благодарным взглядом свою землю, посадки, яблоньку... Проникся глубокой любовью и бережностью ко всему живому. Не зная, что делать с радостью, отправился к лесу на горке за речкой. Застыл и едва колышется тёплый ласковый летний вечер. Прозрачное высокое небо помечено сочно-жёлтыми и ярко-голубыми красками. Воздух такой нежный, будто в нём растворился твой любимый человек и, радуясь встречи с тобой, ласково, с любовью тебя обнимает и дышит. Залаяла громко собака. И она в унисон мне залаяла как-то радостно, жизнеутверждающе, восторженно, неутомимо. Многократно отражённый эхом собачий лай собирался где-то за лесом в густой, сиплый, пружинистый звук. Всё новая и новая звуковая волна накрывала лес и невпопад множила эту собачью радость. Словно и в самом лесу объявилась настоящая большая дикая собака. И мне показалось, что эта лесная собака была намного реальнее и убедительнее собаки деревенской - настолько живым была игра этого лесного лающего эха. Будто сам лес призывал меня к себе и прыгал через собаку от радости! Внезапно лай оборвался - и вновь умиротворённая тишина!

Радость и душевный покой не оставляли меня! Из глубины души медовой эссенцией поднималась к горлу необыкновенная сласть. В этот самый момент я не удержался и убил... Убил двух маленьких детей - лет пяти-шести - белобрысого мальчонку Сашку, в кепке арбузом с кнопкой на макушке, и кареглазую девочку с косичкой и в красных шароварах, Полинку. Мальчик - свой, деревенский, а девочка - приезжая, из дачников...

Спускаюсь степенно к речке, а они у берега от меня метров в ста с пистолетами стоят. Девочка говорит мальчику:

- Стреляй! Сейчас он по мосту пройдёт...

Думают, я не слышу. В это время я стал заходить за густой речной камыш. Мысли серьёзные в голове бродили. Выхожу на мост и вижу, как они стреляют по мне из своих пистолетов изо всех сил:

- Бах! Пух! Бух!

Не вытерпел я! Быстро нырнул в кусты, сломал ветку, резко выныриваю, этот ствол на них и громко:

- Туф-туф-туф!!! Тра-та-та-та!!!

Обомлели ребятки от неожиданности - такой взрослый, серьёзный дядя, да ещё с бородой, и так важно, задумчиво шёл... А я им весело кричу через речку:

- Вы все убиты! У меня - пулемёт!...

Золотая рябь на речной поверхности собирает радостный солнечный отблеск. Дрыгает хвостиком в прозрачной воде серебряная рыбка. И ей весело! Солнечный круг с царским величием медленно падает в лес. Сам лес величественно склоняет передо мной свою зелёную, пушистую всю заросшую курчавой бородой голову. С достоинством властелина я размеренно поднимаюсь в гору и погружаюсь, ухожу в зелёную стену. Вдыхаю сосновую свежесть такой лёгкий, счастливый, свободный! А за спиной очнулись и начали по мне стрелять-поливать прицельными пистолетными пулями. Даже не оборачиваюсь, я же, правда, - бессмертный!!!

Назад в будущее (как я стал сенсуалистом)

Я еду в поезде...

Массивные колёса ритмично отбивают железное, глухое, тяжёлое постукивание, катящееся низом: тах-тах-тах, тах-тах-тах; тух-тух!...

За окном проплывают леса, поля, посёлки; мелькают столбы с натянутой тёмной проволокой. Параллельно блестящим рельсам и вместе со мной скользит над горизонтом солнышко. Поезд стремительно пронзает воздушную плоть и шуршит ветром...

С удовольствием лежу на верхней полке и покачиваюсь в такт движению. Мечтательно смотрю за окно. Кажется, что я продвигаюсь не только сквозь пространство, но и сквозь время. Тело расслабленно. Думать, мечтать, вспоминать так же приятно, как и не думать вовсе...

Зачем думать, когда сознанием можно погрузиться в этот монотонный стук и лениво раскачиваться, и скользить, скользить, скользить вперёд, как стрела, - чарующе упоение движением!

Тах-тах-тах! Тах-тах-тах! Тух-тух-тух!...

Кажется, я еду не в простом поезде, это ещё и поезд времени, поезд моей жизни. Он мчит меня в заданном направлении. Я еду в город своего далёкого детства...

Размышляю о сновидениях. Какой же силой они обладают! И как глубоко они способны приблизить человека к пониманию сути своей жизни. Жизнь - как поток различных цветных обрывочных картинок, образов, впечатлений. Жизнь - как поток и смутных, неосознанных и ярких, отчётливых сновидений. Жизнь - как одно большое сплошное полотно разворачивающегося Сновидения!... Жизнь - как быстротечный полусон с кратковременными пробуждениями...

В моём сознании стали звучать голоса. Вспоминаю одно сновидение...

- Смотри! Смотри! - подавленно вскрикнула молодая женщина лет тридцати, обращаясь к другой, пожилой.

- Как быстро он меняет сны! - Женщина старалась кричать негромко, чтобы не обратить на себя внимание, и при этом подавала знаки своей партнёрше.

"Он быстро меняет..." "Он" - это про меня. Только что я с трудом вырвался из очень плохого мрачного сновидения. Там на меня нападали, хотели замучить, задушить. То, что я в темноте не мог различить нападающих, осложняло мою ситуацию. Я был испуган, раздражён и очень возбуждён. Чьи-то острые, цепкие пальцы уже яростно схватили меня за шиворот, другие стали безжалостно сжимать горло, но в последний момент я успел вырваться и на энергии страха резко взмыл в воздух. Я - летел! Мои враги негодовали внизу, во мраке, а я стал недосягаем. Во сне, как известно, мы умеем летать...

Я отлетел достаточно далеко и через некоторое время на скорости проник сквозь стены какого-то высотного дома в большую и светлую жилую комнату...

С определённого момента ко мне пришло дневное сознание, но я был ещё очень возбуждён и по инерции всё ещё отбивался от воображаемых врагов. Я визуализировал в своей руке то острый сверкающий нож, то чёрный пистолет, то пытался снять с плеча и передёрнуть затвор винтовки. При этом я окружал себя всё новым и новым воображаемым пространством, заворачивая своё тело в различные одежды древнего воина, солдата, абстрактного Героя... Оригинальным явилось то, что одновременно у меня работало и объёмное зрение (внимание!), которое и позволяло оценить и обстановку квартиры и различить её обитателей, двух женщин, и даже заметить проход в другой просторный зал. В комнате было опрятно, уютно и тихо, - я один нарушал тишину, - а её обитатели вскоре выжидательно смолкли и внимательно меня разглядывали, уверенные в том, что они мною не замечены. Одна женщина в знак молчания даже приложила палец к губам...

А я в запале продолжал менять свои сны! Я размахивал холодным оружием, стрелял, боксировал, рассекая воздух... Всё это моё действо энергетически не простиралось слишком далеко и занимало незначительный объём и площадь. Странным же было и то, что энергии моего возбуждения хватало лишь только для того, чтобы едва "материализовав" новые формы моего очередного сна, тут же их растворять, чтобы явить новые. Причём небольшое пространство каждого моего нового сновидения накладывалось на пространство квартиры, в которую я так бесцеремонно влетел. Но последняя при этом оставалась ничем не затронутой. А это говорило о том, что я попал не в новое дополнительное сновидение, а в некий реальный энергетический мир и нарушил покой проживающих здесь существ (людей?)!

Как известно, все человеческие сновидения обладают одним общим и очень характерным признаком; они очень летучи, а формы сновидческого пространства крайне нестабильны, неустойчивы и стремятся по ассоциативному принципу к дальнейшему развитию и превращению. Квартира же с двумя женщинами, в которой я менял свои сны, всё время, пока я в ней находился, оставалась неизменной...

Наконец, энергия моего возбуждения иссякла, я успокоился, вышел из своеобразного самогипноза и познакомился с женщинами. Они оказались не только разумными, но и мудрыми. Женщины владели эзотерическими тайнами и дали мне очень много полезных советов в отношении практики сновидений, включая отдельные предупреждения. Они сообщили мне, что были когда-то людьми, но уже давно не живут в моём мире... Мы попрощались. Я постарался запомнить их дом и это пространство, чтобы прилететь к ним снова. Когда я спускался из данной плоскости сновидения, откуда-то из нижних этажей здания на меня снова напали. И на этот раз в роли нападающей оказалась женщина. Но в отличие от моих новых интеллигентных, доброжелательных знакомых, она выглядела неряшливо и была похожа на опустившуюся алкоголичку. Её лицо было перекошено от злобы, зависти и неприятия. Её тело стремительно приближалось ко мне, последовательно вытягиваясь и сжимаясь в длину, как ведёт себя при полёте только астральное тело, или, сгибаясь и разгибаясь, подобно прыжку чёрной пантеры, набирающей в движении силу для нападения. И я, защищая себя от удара, - реального энергетического удара! - мгновенно нырнул в своё спящее тело. Но на входе в него нападающая успела меня "зацепить". После короткой схватки я всё же выскользнул из её цепких объятий и мгновенно обрёл физическую плоть. В следующий миг я уже проснулся и ещё некоторое время с недоумением ощущал силовое сопротивление собственных астральных рук и упругое болезненное энергетическое движение некой невидимой массы надо мной и прокалывание в области живота. Астральная агрессивная сущность ещё продолжала бушевать, но её очень быстро усмирила моя тихая, спокойная страхующая молитва. Я - воин Света, а мой меч и щит - молитва...

- 61 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _