Книги по эзотерике, книги по магии, тексты по психологии и философии бесплатно.

Странник - Алмаз сознания.

- 59 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Со мной произошло несколько таких озарений и "подключений" к древнему сознанию исконно русского человека, и не просто русского, а, точнее, именно потому и русского, что оно неразрывно связано с алмазным сознанием Христа. "Христа ради" жили ранее наши предки, обычные русские люди, а не только святые...

Забрёл я как-то в дальнюю деревню и обнаружил в ней старую, полуразрушенную церквушку, а в ней - конюшня. В запустении была церковь, фрески облезли от времени, но внезапно увидел я внутренним взором великий, проникновенный, алмазный свет всех-всех тех людей, кто когда-то на службу сюда приходил - людей простых, бедных и не очень, крестьян и помещиков, проезжающих генералов, юродивых и странников... Жива была эта церковь энергетически, и стройно держались архитектурные пропорции, и не было никакого разрушения, потому что свет сознания русских - вневременный... И такое эстетическое благоговение и духовное удовольствие меня посетило! Так и стоял бы часами, с наслаждением вбирая в себя всю эту "застывшую музыку" и духовную архитектонику! Коняшки выбили меня из прозрения, задвигались бойко, стали фыркать...

Знали ведь прежде русские люди, как жить и работать на этой земле, - с Иисусом в сердце! И с ним в душе - смиряться и прощать, молиться и любить, внимать красе земли русской и видеть суть вещей! А главное умели и знали, как молиться! А как начнёт упоённо петь сердце, так существование становится райским уже при этой жизни. Молитва созидает рай на земле, а самого человека превращает в жителя райской обители, в первозданного Адама или Еву...

Как-то в самом начале своего духовного поиска открыл я наугад с лотка христианскую книгу одного монаха. Попалось мне там предложение: "Как же, братцы, тут у нас в монастыре хорошо, благодатно живётся!" Вот, думаю, какой дурак и какую чушь пишет! Как может быть в монастыре хорошо!? Без земных удовольствий, в уединении, без развлечений и кулинарных деликатесов, вдали от людей, наук, веселья, ресторанов, танцев и женщин? Книгу тут же вернул на место, не стал дальше листать. Но пришло время, и понял я, о чём писал тот неизвестный мне монах. Счастье и блаженство пребывают исключительно внутри человека. И с молитвенным деланием ты вступаешь в жизнь неописуемую, ну, а на природе ещё более неизречённую в десятки и сотни раз! Оказывается, в неземном, высшем, небесном удовольствии можно жить, а все остальные услады - это его жалкое, бледное отражение, уродоподобие.

Да... живое и милое всё в моём деревенском доме среди природы, в которую он органически врос. Неразрывно домик мой связан с землёй, а ему, поди, уже приблизительно целых около ста лет! Даже деревья... Несколько деревьев выросли откуда-то из-под стен. Надо же где получили силу несколько зёрнышек! И обогнули, разрослись несколько берёз у стен дома вокруг, будто укрепили и поддерживают сам дом. Сознание (берёз и дома) плотно срослось в единое живое целое! Деревья сами выбрали свою судьбу и слили её с судьбой моего дома. Деревья - очень разумные существа! Не стал я их обрубать и пилить, пусть, думаю, живут. Да что там деревья, даже камни имеют собственный разум! А фундаментом моей деревенской избы служат несколько крупных камней-валунов - те тоже давно погрузились-вросли глубоко в землю, притаились тихо и дремлют. О чём думают они и что им снится? Простоит, простоит мой крепкий родной домик и ещё пятьдесят лет, а то и больше - умели раньше строить!

А однажды молитва мне помогла подружиться с яблонькой и помочь ей; я об этом в заключении расскажу.

За последние тридцать лет, что прошли после смерти моего деда, в деревенский дом приезжали иногда мои родственники. В основном, чтобы как-то его "поддержать": залатать крышу, поправить сарай и пр. Землю в огороде совсем забросили, земля, как сказали мне, "отдыхала". Не было даже тына (забора). Вот только мой дядька, чтобы не было слишком пустынно, посадил на участке пару кустов белой смородины и яблоньку-дикарку. Дерево он откопал где-то в лесу и пересадил ближе к дому. Яблонька прижилась, но в лесу ей было явно лучше, привычней...

Очень скоро (и не в первый и второй свой приезд), но по мере прогресса в молитвенной практике я буквально почувствовал то, чего ранее не замечал: яблонька - это живое существо и ей очень и очень плохо. Была она низкорослая (совсем чуть-чуть повыше среднего роста человека), корявая, некрасивая, с многочисленными расщелинами, наростами, больными впадинами, и с худым, высохшим, горбатым стволом. Цвела по весне она очень немногими цветками, насекомых (для опыления) почти не привлекала и давала всего один-два маленьких, горьких и невкусных плода. Я же, увлечённый своими открытиями на огороде, свою дикарку просто не замечал. Да и ожидать мне от своей яблоньки, как мне думалось, было нечего. Так и чахла-засыхала моя дикарка, а выживала она только за счёт своей живучей дикарской природы. Погибала...

Молитва продолжала утончать и очищать моё сознание. Она помогла мне обновить, прочистить и заново обрести природные корни. И будто сквозь пелену дрёмы я стал периодически слышать тихий и жалобный стон (на интуитивном уровне восприятия). А однажды во сне я увидел уродливую, некрасивую девочку-подростка, которая молила меня о помощи. И только потом я "заметил" свою дикарку, тянувшуюся низким стволом к дому, который я продолжал всеми силами оживлять. Не просто заметил, а ощутил боль чужого сознания, почувствовал её состояние. Что же я за хозяин? Бедная моя яблонька! Обжигает тебя палящее солнце, сушит засуха, не дают тебе пить, вгрызаются в твою живую плоть злые жуки-короеды - совсем умираешь ты без внимания и заботы!...

Стал я за дикаркой ухаживать: регулярно её окапывал, поливал водой, бережно замазывал садовым варом все её трещины и сухие раны. Разговаривал с ней с любовью... И вот спустя малое время в ответ на мою любовь ожила моя яблонька-дикарка. Так сильно ей захотелось выразить свою благодарность мне, что однажды весной она сказочно расцвела и нежным своим ароматом залила всё вокруг, - ну, чистая королева всех яблонь! А потом эта цветущая и красивая девушка-дикарка подарила мне столько крупнейших, вкуснейших и сочных яблок, что восторгам и изумлению моему не было предела! Подобное можно было ожидать только от крупной садовой и ухоженной яблони, но только ни от больной низкорослой дикарки! Даже местные деревенские садоводы удивлялись! Мне же было жалко свою малышку, она ведь, возможно, страдала под тяжестью даруемых мне плодов. А мне надолго хватило её яблок, даже с собой в город увёз целый чемодан. Ел и думал, вот какая сила у любви!

И теперь всегда вспоминаю про свою милую любовницу, когда собираюсь в очередной сезон в деревню. Как там перезимовала моя дорогая яблонька?! Скоро по весне приедет твой хозяин. Хозяин земли...

Да и зима в деревне также неописуема - белоснежная чистота, духовное безмолвие. Вокруг не снег, а нежная пастила, присыпанная сахарной пудрой! Весело щекочет морозец, накладывает узоры на лубочные окна. Сугробы по пояс. Прорубь со щукой зубастой, искорки пляшут в снегу. А на домах и сараях здоровенные белые шапки древне-русские нахлобучены. Хрумкает упругий снежок под ногами - "хруп-хруп-хруп"... Да хрустит как-то вкусно-сладко, так и хочется себе положить на зубы этот освежающий сладко-ментоловый хруст! Деревенские от мороза сберегаются валенками, тулупами овчинными, неповоротливыми. Холод толкает к радостному движению. Ух, мороз-красный нос! И повсюду вообще разлита радость, - хрустящая, белая, хрустальная, звонкая!...

А после уличного мороза длинными чёрными вечерами - Печка! И как упоительно наслаждаться волшебством живого тепла и чаем от шипящего самовара с головкой сахарной в прикуску. Неторопливо подбросишь полено в печное отверстие, подгребёшь хрустальные оранжевые угольки - звенят стекляшками! - и обдаст лицо жаром. И дремотно, и уютно, и сладко. Вот так и жил бы всю жизнь в глухомани! В молитвенной, долговременной медитации...

И ещё не могу не писать я о космосе, который неожиданно обрушивается сверху с наступлением зимней или летней ночи. Пусть будет - летней. Темнотища кругом такая, что чуть отойдёшь в сторону от расплывчатого, синего света одинокого фонаря, как тут же весь растворяешься в жутком мраке. Руки, туловища своего не видишь! Сознание есть, тела - нет! (Потом глаза к темноте привыкают). И вот в такой именно космической темноте задерёшь голову к верху - всё в звёздной пыли, планетах, гирляндах-созвездиях и туманностях! И так остро ощутишь в этой необъятности среди мириад звёзд своё космическое одиночество, одиночество среди этих драгоценных роскошных бриллиантовых серёжек и ожерелий. Ни дать, ни взять - небесные сокровища! И одновременно почувствуешь полное единение с грандиозным космическим сознанием, и неодолимо захочется улететь ввысь к сверкающим звёздным и млечным путям. Переполняешься восторгом и желанием тайны! И благодарностью через молитву. Чувствуешь себя космическим Странником, затерянным на Земле, на одной из её мелких выпуклостях, среди деревенских дорог, которых на Руси не сосчитать.

Идёшь глухой летней ночью вдоль деревенских домов. И слышишь в глубокой тиши, как очень громко и гулко, в разнобой, на землю падают (на огородах) яблоки. Воспринимаешь эти звуки, не иначе, как мистические, как прерывистый пульс самой живой Земли. Идёшь, а на дороге последовательно разлеглись местные собаки, и каждая охраняет собственный участок. Деревенские собаки меня узнают и не лают. Растянулись с достоинством и в умном молчании. И на них действует открытый космос. И они пребывают во вселенском величественном покое и кажутся космическими пришельцами, вечными прекрасными изваяниями и мудрыми сфинксами. Это над этими дворовыми, деревенскими дворнягами и для них включительно кружится всё это необъятное изобилие и шикарное космическое великолепие. Это и для них из-под сферического купола, оставляя световую дорожку, падают очень крупные, величиной с копну сена, звёзды. Падают куда-то за стену леса, на русские поля. Совсем как большие светоносные Алмазы. Пойду и найду хотя бы один такой! Космос в такие мгновения - для них и для меня. Все остальные же спят. Но продолжает не спать и безостановочно пульсировать вселенная.

Вселенная ритмически вдыхает и выдыхает. Начинаешь вбирать и отдавать назад утончённую космическую вибрацию и ты. Она образует внутреннее движение в теле. Постепенно, как при радостном, экстатическом головокружении, исчезает дорога, растворяются собаки, огороды, деревья, дома. Неожиданно вздымается, искривляется вся тёмная плоскость земли. Всё вдруг начинает искрометать и кружиться многоцветными вихрями-воронками...

А потом становишься полностью невесомым, и твоё сознание закручивает, завинчивает, вытягивает и - просто улетаешь сам! Улетаешь в духе, в астральном теле... В необъятную высь!

Ну, а обратно, как водится, - через печную трубу.

Музыка духовная

Музыка...

Она - такая разная!...

Каждому с младенчества знакомы музыкальные ритмы колыбельной. Под тихое материнское покачивание они вливали в душу успокоение, нежность и защиту...

- 59 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _